К ЗВЁЗДАМ - Туапсинские вести










К Звёздам

Космическая невесомость гениального туапсинца
ТЕКСТ: ОКСАНА СМЕЛАЯ
Снятое в его фильмах состояние невесомости даже космонавты не могли отличить от реального. Ну, а сами фильмы «Москва — Кассиопея», «Отроки во Вселенной» и «Через тернии к звездам» стали классикой отечественной кинофантастики. А родился гениальный режиссер Ричард Николаевич Викторов в Туапсе.
«Как это русским в начале 1970-х, когда еще не было компьютерной графики, удалось так мастерски снять невесомость?» — этот вопрос признанного мастера, американского режиссера Стэнли Кубрика выражал все: и восхищение, и некоторую зависть, и неподдельный интерес. Но за словом «русские», был гений удивительного, увлеченного и навсегда влюбленного в космос человека — Ричарда Николаевича Викторова. Типичный по внешности «физик-лирик», в больших очках в роговой оправе, он напоминал гайдаевского Шурика.
Упорством Викторова, его неожиданными решениями восхищался Кир Булычев, наш отечественный фантаст и соратник режиссера по творческому цеху, подаривший не одному поколению Алису Селезневу и замечательных сорванцов Сыроежкина и Электроника.
Вообще во времена Викторова и Булычева, как-то детям действительно отдавалось все самое лучшее, а еще и ответственное, и трудное. Например, найти ответ на вопрос: «Как стать человеком?» Кстати, в фильме «Москва — Кассиопея» мы знакомимся с подростковым экипажем космического корабля, где все, начиная от конструирования звездолета и заканчивая управлением — работа детей. Во втором фильме звездной одиссеи школьников им предстоит столкнуться с внеземным разумом, отличить человека от робота и, по большому счету, доказать, что человек — это по-настоящему звучит гордо. Вот, к примеру, роботы «сгорали», когда им предлагалось отгадать загадку про, А и Б, что сидели на трубе. Ну, не выдерживал электронный мозг испытание наличия «третьего» в виде буквы И!

Но самое главное, что сцены, снятые в павильоне, смоделированном как настоящий отсек космического корабля, просто завораживали своей реальностью. Наши космонавты (а фильмы вышли на большой экран в 1973 и 1974 годах) просто поражались тому, как правдоподобно передана не только невесомость, но и сам вид космоса. «Кажется, что все снималось там!» — были единодушны во мнении настоящие покорители Вселенной.
«Как это русским в начале 1970-х, когда еще не было компьютерной графики, удалось так мастерски снять невесомость?» - этот вопрос режиссера Стэнли Кубрика выражал все: и восхищение, и некоторую зависть...
Предложениями продолжить эпопею с детьми-космонавтами Викторов не заинтересовался, но звездную тему не оставил. И вот в прокат в 1984 году выходит фильм «Через тернии к звездам». Фильм — революция. Главная роль — искусственного человека Нийи — была отдана не профессиональной актрисе, а манекенщице Елене Метелкиной. По замыслу режиссера ей нужно было предстать перед зрителем совершенно лысой и… без пупка. После многочисленных худсоветов, проработок, рекомендаций и запретов, Ричарду Николаевичу пришлось уступить: Нийя была в парике со стрижкой под новобранца!
Сведений о Ричарде Николаевиче Викторове не много, в основном это отзывы коллег по цеху. Но и признанием режиссер был не обделен, имея звания Заслуженного деятеля искусств РСФСР, лауреата госпремии РСФСР имени братьев Васильевых, а затем и госпремии СССР. Но для нас, туапсинцев, наверное, важнее, что родился Ричард Викторов в нашем городе, в 1929 году в семье инженера (кстати, бабушка гения невесомости, Мария Николаевна Викторова, была дочерью адмирала Николая Ивановича Казнакова). Это еще один кадр в удивительной туапсинской кинохронике. К слову, на памятнике Ричарду Викторову высечено: «В искусстве своем ты останешься вечным, как вечно познание космоса». А еще астреоид 8717 назван в его честь — Richvictorov