Туванхо-3

В сентябре Виктору Федоровичу Туванхо, редактору нашей газеты в 60-е, 70-е и 80-е годы, исполнилось бы 90 лет.Виктор Федорович вырос в бедной семье. Переехала его семья из Мурманска в Туапсе, когда он был ребенком. Отец всю жизнь был водовозом, и старожилы довоенных лет помнили старого китайца, который на лошадке с бочкой воды ездил по городу.

Туванхо – русское производное от китайского Ту-Ван-Хо. Сам Виктор Федорович никогда не рассказывал о корнях своего отца, и в паспорте у него было записано «русский». Но есть легенда, что в свое время его отец, вдохновленный революцией в России, нелегально перебрался через китайскую границу строить молодое советское государство. Так или иначе, он легализовался и женился на русской, а его сын был простым мальчишкой – Витькой, который вместе с остальными любил гонять мяч во дворе. Правда, во дворе его звали «китаец», но он не обижался.

В самое счастливое советское время – с 1963 по 1983 годы – работал внашей газете (а начинал в «Рассвете», продолжил в «Ленинском пути») Виктор Федорович Туванхо. Из них 18 лет он проработал редактором. Эпоха Туванхо в газете ознаменовалась приходом молодых, ярких, талантливых журналистов Светланы и Вячеслава Ереминых, Николая Нуждина, Анатолия Краснокутского, Михаила Серопоршнева. Позже все они стали ветеранами газеты, проработавшими аж до середины 90-х годов. А тогда это был молодой, озорной, практически – мужской коллектив.
Однажды потрясенная его рассказами о войне внучка Вика спросила: «Дедушка, а почему ты никогда не напишешь этого в своей газете? Ведь вы часто пишете и о ветеранах, печатаете их воспоминания…» Виктор Федорович улыбнулся: «Такая судьба у журналистов. У нас не принято рассказывать о себе. Мы должны писать о других». Зато потом, после смерти Виктора Федоровича, ученица той самой школы, которую еще до войны заканчивал дедушка – пятой, Виктория Митина, принесла в «его» газету статью о нем. Она так и называлась: «Расскажу о своем дедушке…»

«Мой дедушка, – написала Вика, – Туванхо Виктор Федорович, 1923 года рождения, был призван на фронт в первые месяцы войны. Боевые будни дедушки в общей сложности продолжались почти четыре года и закончились в Чехословакии под Прагой. После войны он еще прослужил полтора года. Демобилизовался в 1947 году.
Во время войны дедушке досталось сполна. Он ведь был сапером. А сапер, как известно, не должен ошибаться…»
Он и не ошибался. Поэтому остался жив. А награды – за разминированные мосты, поля, до сих пор хранятся в семье. Правда, два ранения получил. При разминировании. Потом они аукнутся…
Сам Туванхо не раз сравнивал работу в редакции с прохождением по минному полю. Директивы партии и правительства надо было выполнять. Задачу газеты – как агитатора и пропагандиста – никто не отменял. И буквально было так: шаг влево, шаг вправо – «взрыв»! Об этом красноречиво свидетельствует строгий выговор по партийной линии «за безответственное отношение к выпуску газеты, что привело к серьезным ошибкам и искажениям фактов», который ему «влепил» тогдашний первый секретарь горкома партии Анатолий Гробовец.

– Я помню, что разбирали мы на бюро Туванхо, – рассказывает Анатолий Гробовец, – и действительно, строго его наказали по партийной линии. Это сейчас любая «желтая» газета может напечатать откровенные выдумки, непроверенные факты, а тогда газета была, как документ! Что в ней напечатано, обязательно должно было соответствовать действительности. Поэтому сразу и наказывался редактор – даже если была случайная опечатка или журналист не перепроверил информацию. Редактор за все в ответе…
«Строгач»- это еще не самое страшное. Один из первых редакторов нашей газеты был репрессирован в 1937 году за допущенные ошибки в освещении линии партии.

Если не репрессируют и не расстреляют, то публично распнут на собрании. Если не на собрании, то на ковре у начальства доведут до инфаркта или инсульта. Обвинят в политической безграмотности в лучшем случае, а то и «пришьют» вредительство. Сколько наших коллег полегло на этом информационном поле.

Туванхо был «неформатным» редактором. Да, на заседания бюро горкома и райкома он ходил исправно. Но мог легко прямо в рабочий день (особенно, когда не было выхода газеты) забуриться на мол, порыбачить, если подошла барабулька. До сих пор некоторые рыбаки вспоминают, как рыбачили с редактором, а потом тропинку домой не могли найти… Виктор Туванхо – выходец из комсомола, рано вступивший на путь партийной работы фронтовик, коллективом руководил мягко, сквозь пальцы смотрел на некоторые мужские слабости. Поэтому уже к пенсии пошли разговоры о том, что слишком мягкого редактора надо заменить, мол, коллектив слишком свободный. А потом ляпнули ошибку. Туванхо повезло. На дворе был 1983 год, а не, наоборот, 1938-й. Через год после выговора он ушел на пенсию (ему как раз исполнилось 60 лет)…

P.S. Если вдуматься, он руководил газетой в счастливую эпоху – 60-е – начало 80-х годов. О чем же в те годы писала газета? Конечно, о первом полете Гагарина, о космонавтах, которые благодаря базе отдыха «Восток» и позже детскому центру «Орленок» очень часто посещали туапсинскую землю. О новых стройках в городе, о рождении новых здравниц в районе, о 30-летии Победы,  которые тогда широко отмечали, о ветеранах, героях труда, тружениках села, о реконструкции Туапсинского нефтеперерабатывающего завода… Как интересно получается – темы-то эти вечные. Наверное, именно поэтому и сейчас, спустя 40 и 50 лет, мы пишем о том же самом. Значит, прав был когда-то Туванхо, который считал, что газета – это зеркало эпохи… Главное, чтобы оно не было кривым…