«Мама, получишь письмо, то передай всем знакомым, что Коля пока жив…»
«Мама, получишь письмо, то передай всем знакомым, что Коля пока жив…»
Эти фронтовые письма, пожелтевшие треугольнички и истрепанные листы из 1942 года, туапсинцы нашли на мусорке. Кто-то разбирал старый дом и выбросил всю рухлядь, включая книги, фотографии, переписку…
Сейчас найденные письма хранятся в Туапсинском музее обороны. Как священную реликвию их достают 9 Мая для экспозиции. Прочтите и вы письма туапсинца Шуры Дегтяренко, защитника Севастополя. Он писал своей матери, Анастасии Мироновой. Была у него и сестра Люся.
Удмуртская АССР,г.Мозжга, ул.Родниковская д.6 Алыповой Марии. От Николая.12.08.1942 г.

Добрый день! Здравствуйте, все мои родные и много­уважаемые знакомые! Шлю свой низкий красноар­мейский поклон Маме, Даше, Мане, Егоровне, Поле, Кресне, Фросе, Шуре, Тамаре, Лиле, Гале и другим.

Пишу письмо из госпиталя, так как я слегка ранен и нахожусь в городе Сочи в госпитале. Вот встал и ре­шился написать письмо, может быть, и дойдет.

Мама, получишь письмо, то передай всем знакомым, что Коля пока жив и здоров, этого и вам желает, но что будет дальше - неизвестно. Передайте привет от меня Лизе и ее мужу, папаше и мамаше. Жизнь пока идет как на курорте. Если Толя дома, то я его прошу меньше пить. Будут брать на призыв, то маму кума без куска хлеба не оставьте... Пока все. Пробуду здесь недолго.
Здравствуйте, дорогая мама! Дорогой Павлуша! Ниночка!
Шура-маме. 8 марта1942г.
Поздравляю вас с Международным женским Днем! Я жив и здоров! Желаю вам этого же от всей души!

Посылку получил. Спасибо. На днях к вам поедет один военный мастер - поговори с ним... Привет всем! Дорогим Павлуше и Ниночке, квартирантам и всем! Всем! Всем! Ваш сын и брат Шура.
Без подписи. (Неизвестный)29.4.44 г.


Здравствуйте, мои родные и дорогие! Поздравляю вас на расстоянии с праздником 1 мая. Одновременно посылаю два письма на имя военкома и секретаря гор­кома партии. Пишу довольно едко. Если вы думаете ре­монтировать дом, то ремонтируйте только первые две комнаты…

Получил письма от ….Эти письма просто рвут на части истерзанное сердце. Они выражают сочувствие в горе нашем. Но оно так одиноко, так велико, что иногда кажется, что смерть – единственный исход. Но когда вспомню про вас, сердце заходится от боли. И вправду говорят: надо жить и страдать до конца. Видно, удел мой такой, что жизнь предоставляет все новые удары, один другого сильнее. Иногда кажется, что не выдержу, сердце вот-вот разорвется на части… Ох, как тяжело и больно, сил нет!

Пишите, получили ли вы мою посылку. Буду стараться выслать продукты. Беда в том, что продукты посылать нельзя, а приходится несколько мудрить, чтобы послать какую-нибудь мелочь…
Здравствуй, дорогая мама! Дорогой Павлуша и Ниночка!
Шура-маме.18 марта 1942
Я жив и здоров, желаю вам всем и того же. На днях мой начальник - т.Будяков принес мне посылку, которую вы оставили у его жены и просили передать мне. Очень и очень благодарен вам. Все очень вкусное и хорошее. Мама! Не знаю, для чего нужна справка? Не знаю, какого содержания она должна быть? Если вас она удовлетворит, то хорошо, если нет - пишите. Очевидно, она нужна для того, чтобы подтвердить, жив я или нет. Одновременно посылаю вам деньги - 500 руб.Это у меня лишнее, а вам, я думаю, пригодится...Может вам нужно еще что-нибудь? Пишите! Саша

Еще раз благодарю за посылку. Угостил товарищей - были очень довольны. Прошу вас (только не обижайтесь) не при­сылайте мне пироги. Вам и так трудно. Я же обеспечен всем. Если попрошу что-то, тогда пришлете.

Пишите! Целую всех! Сын и брат Шура.
Люся – маме. О гибели брата.
…Город Севастополь… Они геройски его защищали до по­следней капли крови, пусть знают фрицы, что за эту утрату удесятиряется ненависть к ним. Как-то мне Шура написал: «Бьем немчуру здорово, аж пыль летит, но сволочи суют свою паршивую вонючую морду на нашу душистую землю. Если надо, то я не пожалею свою жизнь за Родину. Мы с честью выполняем задание на­шего правительства и нашей партии.» Мама, я всегда гордилась братом и горжусь своим мужем, я знаю, что это честные люди, а поэтому правительство их отметит по заслугам...Мама! Вспомни гибель нашего соседа Виктора. Мать тоже потеряла сына. Но тот погиб позорно, по глупости. А Шура - нет, он отдал честь перед Роди­ной и стойко боролся за нее.

Коля (муж –ред.) и все его товарищи отомстят за нашего Шу­ру. Хочется только, чтобы на этом наше горе окончи­лось. Чтобы скорее был конец войне. Чтобы все остав­шиеся вернулись к своим семьям. Мы живем хорошо, едим молодую картофель и кое-какие овощи. Коля мне пишет хорошие письма, спасибо ему. И деньги пересы­лает по аттестату.

Мамочка, я хочу тебя предупредить: свяжись со шта­бом, где был Шура. Тебе должны выслать документы, и ты получишь пенсию. Все это тяжело, но это нужно. Пиши мне все подробно...

Сейчас плакать не время, ты видишь, что, что гости торопятся к вам туда... Ну, мамуня! Будь ум­ницей, веди себя хорошо, брось все тяжелые работы - береги здоровье. Нам хватает, я буду тебе помогать. Пиши чаще и больше!

Целую тебя крепко, Люся
Шура-маме.18 мая 1942г.
Здравствуйте, дорогая мама! Дорогой Павлуша и Ниночка! На днях получил от вас письмо и телеграмму. Мой товарищ благополучно прибыл, все я получил, не знаю, как вас и благодарить. Все очень вкусно, очень рад за вас, что у вас все благополучно.. На днях получил и от Люси (сестра –ред.) письмо. Сегодня посылаю ей открытку. И вам напишу. Желаю вам здоровья и бодрости. Трудитесь, а мы здесь, на фронте, оправдаем ваше доверие. Ну, пока. Целую всех. Всем привет. Еще раз за все спасибо. Ваш сын и брат Шура.
Заключение
О чем болело сердце солдата? Под пулями, под артобстрелами, в госпиталях они думали о родных, оставшихся в тылу, о том, как им помочь. Давали советы, как отремонтировать дом, они верили, что вернутся и будут жить долго и счастливо. Просили друга не пить много, потому что понимали здесь, на войне, где ценится каждое мгновение, как страшно бездумно растрачивать данную тебе жизнь…Хлопотали о справках и пенсиях. Напоминали о милосердии к ближним. И каждым словом, каждой запятой берегли, щадили близких. У них все хорошо. Они сыты. И даже ранены «слегка». Такие непривычные, далекие от лозунгов, приземленные бытовые письма. Правда жизни, которая случайно дошла до нас из далеких сороковых.