Погружение - Туапсинские вести
Туапсинские вести
РЕПОРТАЖ
Погружение
Испытания нового водолазного костюма спасатели Туапсинского отряда «Кубань-СПАС» провели в самый холодный день в году.
ТЕКСТ: СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА. ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
Нам, дрожавшим на причале, спасатели выдали пледы и шапки-ушанки. Даже смотреть на Михаила Максимова и Ярослава Мерзлякова было холодно.
– Не переживайте, – успокоил заместитель начальника отряда Сергей Сидоренко. – Им сейчас теплее, чем нам. Это же специальные костюмы для зимнего погружения. Хоть под лед, хоть на Северном полюсе, они не замерзнут. Здесь температура воды на 9 градусов – теплее, чем воздух!
Мы попали не на бал, а на пристань. По понедельникам у водолазов – тренировочные сборы. Чуть выше, как они говорят, «на базе», дежурила оперативная смена. Полностью укомплектованные различными инструментами и оборудованием машины стояли наготове. В этом суть их работы – по первому зову придти на помощь. По нормативам, на сборы дается две минуты. Помощь оказывают в горах, на море, в речке, в доме, в лесу и в пещере — где угодно, они способны оказать, потому что по профессии они и альпинисты, и стропальщики, и пловцы, и водолазы. Зачастую — все в одном лице. И риск для своей жизни ради чужой.
То, что для других героизм, для них — норма. Мы попросили самих спасателей рассказать о ней. И о себе. Виталий Рябчук, трудится с момента создания отряда
До спасательной службы он трудился в Джубгском лесхозе, лесником. Когда в лессовхозах начались сокращения, ему предложили попробоваться в отряде – Виталий знает лес, в совершенстве владеет бензопилой.
– Никогда не забуду свой первый выезд, ДТП у Лермонтово. Четверо погибших, и надо было их извлекать. Тогда это был шок, но я с ним справился. Помогаем медикам подобраться к пострадавшим, чтобы помочь из-за того, что не могут к ним подобраться. Но реалии работы спасателей и в том, что часто спасательная операция переходит в поисковую...И погибших надо доставать со дна реки, из ущелья, транспортировать с вершин гор. Кто не может – уходит из отряда. Что дает нам силы в трудных ситуациях идти до конца? Если есть хоть малейшая возможность, мы спасаем человека. А ситуации бывают такие неожиданные. Летом в Полковничьем попали в ловушку два парня и девушка — туристы. Они перешли вброд речку и полезли на какую-то гору. А тут ливануло, как у нас обычно бывает. Речка в момент поднялась и перекрыла им обратный путь. И стала затапливать их пригорок. Хорошо, успели вызвать спасение по мобильному. Мы тоже пошли вброд, но на вездеходе, забрали их.
Алексей Кравченко, «Заслуженный спасатель Кубани». В службе спасения с 1993 года. Когда сформировался «Кубань- СПАС», перешел туда. Как горный инструктор обучает молодых коллег, участвует в проведении сборов в горах. Имеет спортивный разряд по альпинизму.
– Горы очень коварны тем, что любое обычное «споткнулся» там может обернуться серьезной проблемой. Если вы подвернули ногу, растянули мышцу, дома отлежитесь несколько часов и забудете. А там, в горах, надо идти! И нагрузка на ногу серьезная. А если перелом, что и бывает часто? У нас был случай, семья пошла на водопады, и отец семейства, вес в 140 килограммов, споткнулся и сломал ногу. Вызывали спасателей. Мне пришлось однажды с помощью альпинистского снаряжения извлекать из ущелья двоих молодых людей. Они подошли к краю отвесной скалы, и в этот момент парнишка споткнулся. Он падает на свою спутницу, сталкивает ее в пропасть и сам летит вниз. Вот чем обернулась романтическая прогулка.
Сергей Сидоренко, заместитель начальника отряда, служит с 2009 года
– Остаются в памяти крупномасштабные природные и техногенные катастрофы. В первую очередь, потому что там подвергается опасности большое количество людей. Спасатели нашего отряда первыми были на наводнениях в Новомихайловском, Лермонтово, Джубге, в Крымске. Рисковали собой во время лесных пожаров в Геленджике, выезжали на спасательные и поисковые операции на место падения самолетов. В Джубге во время наводнения, (никогда не забуду) мы ехали на спецтехнике наполовину в воде, и из окон, с первых и вторых этажей домов принимали и принимали людей. Отвозили их в безопасное место и снова в воду. Работали до тех пор, пока не объехали все опасные места.
1244

Аварийно-спасательных операциях проведено за десять лет
1246

Человек спасено за это время
Александр Дудов, работает в море – более 20 лет, в отряде – восемь
– Я давно уже сбился со счета, сколько раз за лето нам приходится спасать унесенных морем беспечных «матрасников». Как наступает сезон, для спасателей эта проблема становится одной из главных. Хотя и службы на пляжах предупреждают о ветре, о тягуне. Был случай, троих человек на большом матрасе утянуло в нейтральные воды! И они три дня дрейфовали. На них наткнулось судно и спасли. Я принимал участие в спасении виндсерфингиста, которого ветер, его искали 17 часов. Мы обнаружили парня, лежащим на доске уже почти без сил. Но он правильно боролся за свою жизнь. Не пожалел дорогостоящее оборудование, отстегнул и выбросил парус, чтоб не унесло дальше, сам лег на доску, и сколько мог, продолжал грести. Позже он рассказывал, что греб против течения и понимал, что стоит на месте. Но все равно, двигал руками и ногами, чтобы выжить. Именно это его и спасло.
Михаил Максимов, спасатель общего профиля. После службы в армии по контракту и работы в полиции участковым, в 2015 году прошел отбор и стал спасателем. Закончил Новороссийскую школу водолазов, член спортивной сборной отряда.
– Водолазы ищут клады? Если бы, для нас припасены более прозаические вещи: обследование пляжей перед сезоном, проверка коммуникаций, водоводов — всего, что под водой. Иногда нас привлекает полиция, когда надо поднять со дна реки или моря вещдок или погибшего. Спасатели после серьезного ЧП никогда не говорят «До свидания». Такая примета. Ведь нас собирает беда. Оперативные погружения связаны с ЧП. Пусть лучше будут тренировочные. Как сегодня.