Незабытая обитель - Туапсинские вести
Туапсинские вести
СТО ЛЕТ БЕЗ МОНАСТЫРЯ
Любознательный турист обязательно заметит указатель - Иверско-Алексеевский женский монастырь, установленный у села Кирпичное. Но туапсинцы знают, что монастыря нет уже сто лет
ИЮНЬ 2018. ТЕКСТ: СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА, ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
На развалинах Иверско-Алексеевского монастыря впервые за 100 лет прошла Литургия. Поминали и убиенных монахинь, настоятельницу их, матушку Мариам, расстрелянную в 1929 году, и всех мучеников и гонимых, и тех, кто выстоял. И причащались, мечтая о чуде.
В предрассветный час, на указателе «Иверско-Алексеевский женский монастырь», свернула и направилась в горы группа туапсинцев – прихожан Свято-Алексиевского храма во главе с отцом Сергием. Они шли, как группа паломников, к которым уже привыкли жители села Кирпичного.

Наверху, возле столетних кипарисов - ровесников монастыря, священник облачился в троицкие праздничные зеленые ризы, расставил на столе просфоры, приготовил чашу, крест, кадило, зажег ладанку и прямо на останках монастыря начал службу.
Об истории и судьбе монастыря мы уже писали, читайте материал: "Соль земли матушки Мариам". Мавра Макаровская, ставшая Мариам, настоятельницей, по завету распродала свое имущество и с сестрами и подругами в смутное время начала прошлого века купила здесь 30 десятин земли. Девушки сами строили церковь, общежитие, выкладывали плитами дорогу. К моменту, когда случилась революция, это уже был полноценный монастырь. Они построили даже заводик и изготавливали кирпичи. Именно из них был сложен монастырь, их и продавали, заводик и послужил основой для поселка, дал ему название - Кирпичный. Но в революцию и гражданскую войну беззащитных женщин нещадно грабили, а саму матушку Мариам не спас даже уход из монастыря. Органы ОГПУ настигли ее уже далеко за пределами Туапсе, после допросов и пыток расстреляли. Монастырь забросили, а позже и вовсе разобрали его на кирпичи.

Вместе с Любовью Мезенцевой, добровольной «смотрительницей» этого места, мы поднимаемся по крутой тропинке. То и дело встречаются оставшиеся в земле плиты:

– Дорога была широкая, – поясняет Любовь Мезенцева, – по ней можно было проехать на телеге. Потом отсюда и плиты выкорчевали. А я смолоду ходила сюда по грибы, и тогда еще всюду были ямы. Никак не успокаивались люди и все искали монастырское золото. Говорят, матушка и монахини закопали его глубоко в земле, вот и не дает оно покоя нечестивцам.

Постояли мы и возле уцелевшей могилы одной из монахинь. Впрочем, и ее не пожалели.

– Разрыли, увидели кости – и никакого золота. Двадцать три года назад, когда благочинный отец Петр прибыл к нам на службу, он первым делом поднялся на эту гору и поставил деревянный крест на этой могиле.
31359

священников и прихожан было арестовано в период с августа по ноябрь 1937 года
13671

приговорено к расстрелу
1000

монастырей было разрушено или закрыто
4

епископа из 137 остались в живых
Лишь камни и битый кирпич
Сто лет прошло, но можно представить размеры строений. И даже найти кое-где кирпич,хочется думать, еще тот, изготовленный монахинями.
Столетние кипарисы
Деревья посадили монахини во время стройки. Кипарисы, немые свидетели возведения и разрушения обители. Доживут ли они до возрождения монастыря?