Медали «За оборону Севастополя», «За оборону Одессы» и «За отвагу» для тех, кто прошел через ад Великой Отечественной, говорят о читать дальше

Медали «За оборону Севастополя», «За оборону Одессы» и «За отвагу» для тех, кто прошел через ад Великой Отечественной, говорят о многом. У старшины второй статьи, краснофлотца Павла Панаева были все три. Вот только надел он этот полный комплект символов мужества лишь трижды, празднуя Победу. Потому что его послевоенной жизни было всего три года.

[quote style=»boxed»]Но помимо фотографий, с которых смотрит на свою уже повзрослевшую дочь краснофлотец, старшина 2-й статьи Павел Панаев, его документы – не единственная память об отце. Галина Павловна дала и исполнила обет – побывать везде, где воевал папа. Слушала она и знаменитый вальс под крики чаек в городе славы Российского флота Севастополе, поклонилась Городу-Герою Одессе.[/quote]

[portfolio_slideshow id=10845]

 

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне» – и тут с классиком не поспорить. Но говорят бывалые солдаты, что в самый разгар боя вдруг охватывает чувство священной ярости, когда ты уже не чувствуешь боли, когда у тебя только одна цель – победить. Так или иначе, но те, кто сражался за Родину, был готов умереть в бою. А вот самое страшное, наверное, было победить, вернуться домой и не насладиться миром, любовью, радостью видеть, как растут дети… Павел Панаев умер в сорок седьмом, потому что отметины, оставленные войной, достали его уже после Победы. Ему было всего лишь двадцать восемь. Но он успел сделать самое главное в жизни каждого мужчины – постоять за свою Родину.

– Мне было всего два с половиной года, когда не стало папы, – вспоминает дочь героя-краснофлотца Галина Павловна Онишко. – Сестренке Маргарите – семь лет. И так уж получилось, что живым отца не помню, помню лишь ощущения тепла, когда он был рядом, да множество людей, когда его хоронили. Но время от времени смотрю на эти фотографии, и мне кажется, что отец незримо присутствует с нами, радуется миру, продолжению жизни, за которую он не пожалел своей.

… В 1938 году Павел Панаев был призван на флот – мечта любого мальчишки, особенно из российской глубинки, такой как г.Оханск Молотовской области (ныне Пермь), где море только снилось юным искателям приключений. Но три года срочной службы на безвременный срок продлил июнь 1941 года. И попал Павел в самое что ни есть горнило боев на черном море.

– Свою первую медаль – медаль «За отвагу» отец получил 7 июня 1943 года, – рассказывает Галина Онишко. – Как жаль, что папа так рано ушел из жизни, что не расспросила его ни о чем, а теперь восстанавливаю его историю по данным книжки краснофлотца, по наградным удостоверениям, подписанным контр-адмиралом Фадеевым и контр-адмиралом Новиковым. Единственное, мама успела рассказать, что папин катер, а он служил в бригаде траления и заграждения Черноморского Флота, акваторию Севастополя покидал последним. В январе 1944 года отца наградили медалями за «Оборону Севастополя» и «За оборону Одессы», а 23 апреля 1944 года вручили орден Великой Отечественной войны 2-й степени.

Орден Панаев получал, будучи на излечении в эвакогоспитале. Осколки снарядов засели в легких, а потом начался открытый туберкулез. Врач, майор медицинской службы Лебедев так в заключении и напишет: «Обострение связано с пребыванием на фронте». Скорее всего, госпиталь после страшных боев в Севастополе и Одессе, казался настоящим санаторием, хотя здесь все жили практически такой же жизнью – скудно питались, были готовы в любую минуту встать под ружье. Но там, в госпитале краснофлотец Павел Панаев встретил свою Чайку, ведь именно так переводится красивое имя Лариса, которое носила хорошенькая, внимательная медсестра с большими и очень добрыми глазами. Полюбил он ее улыбку, ее доброе сердце, а когда узнал, что у Ларисы есть двухлетняя дочка, даже обрадовался – всегда хотел большую семью иметь…

– Счастье мамы и папы было совсем недолгим, – с болью говорит Галина Павловна. – Но таким, что озарило и их, и нашу с сестренкой жизнь. Зная, что болезнь отца прогрессирует, мама перевезла семью сюда, на побережье, в Аше, где жила ее мать, кстати, врач. Но, увы, все было тщетно…

Но помимо фотографий, с которых смотрит на свою уже повзрослевшую дочь краснофлотец, старшина 2-й статьи Павел Панаев, его документы – не единственная память об отце. Галина Павловна дала и исполнила обет – побывать везде, где воевал папа. Слушала она и знаменитый вальс под крики чаек в городе славы российского флота Севастополе, поклонилась Городу-Герою Одессе. «Хорошо тогда Союз еще был – вот и успела, – задумчиво говорит дочь моряка-героя. – Сейчас, правда, в Севастополь снова можно поехать, да уж у меня возможности другие. А вот Одесса осталась в моих воспоминаниях, как и отец».

Самой главной акцией 70-летия Великой Победы, думаю, станет «Бессмертный полк» – колонна фотографий тех, кто погиб, защищая наш мир, нашу свободу, кто умер от ран в госпиталях, кто так недолго наслаждался миром. И этот марш наших победителей сегодня как никогда нужен больше живым, чтобы не потерять Победу, чтобы одержать Победу вновь – над беспамятством, над войной. Займет в этом самом почетном и святом строю свое место и моряк-краснофлотец, старшина 2-й статьи, защитник Севастополя и Одессы Павел Панаев. А значит, останется в этом строю и в нашей памяти навсегда.