19 августа 2022

«На маленький Мессажай фашисты сбросили 53 авиабомбы по 500 килограмм»

Марии Александровне Косенко 90 лет, 85 из них она живет в селе Мессажай (это недалеко от Туапсе). Человек — эпоха.

«Мы сюда приехали из Лазаревской в 1937 году, — рассказывает Мария Александровна. — Мама работала техничкой в школе, отец ездовым в лесхозе.

Как только объявили о начале войны, отца призвали в армию. Из туапсинского военкомата. Провожали на фронт — плакали, плакали и в День Победы: матери принесли похоронку…

В последнем письме с фронта он писал: «Идём в наступление. Останусь жив, значит, встретимся. Катя, береги деток!»

Об отце, Александре Григорьевиче Петрове, мы позднее узнали, что служил в 34-ом полку 9-й гвардейской Краснознамённой дивизии 2-го Украинского фронта. Погиб в Чехословакии, где был сначала похоронен в братской могиле в селе Сировицы, около церкви. Там погибли 20 тысяч наших воинов.

А позже его перезахоронили в мемориальном комплексе города Брно в Словакии. Надпись на мемориале: «Спасибо советскому солдату за мужество!»

На могиле отца так и не довелось побывать. Знаю, что был награжден медалью «За отвагу», а позднее представлен к ордену Красной Звезды.

А у нас в Мессажае свой фронт был. Первые вражеские авианалеты мы «прочувствовали» весной 1942 года, а уж к августу — сентябрю вообще начался ад, как в Туапсе, так и по сёлам.

На наш маленький Мессажай фашисты сбросили 53 авиабомбы по 500 килограмм. Самолёты немецкие летели низко, наши зенитки не всегда могли «взять» такую цель. А мы видели летчика, видели лицо смерти, на таком расстоянии летчики прицельно прошивали пулеметными очередями.

Мы научились по звуку моторов различать что за самолет летит: бомбордировщик или разведчик. У нас на горке в Мессажае поставили зенитчиков-моряков. Я видела, как они сбили фашистский самолет, как он падал возле села Красное.

Мама моя в госпитале работала. Я ей бинты помогала стирать. Золой стирали! Каждую тряпочку, каждый бинт берегли.

Помню, как мать еще затемно из печки угольки в утюг набирала, чтобы бинты гладить. А раненых все везли и везли… На полуторках — одна из них сейчас на въезде в Туапсе стоит в память о тех днях. Много привозили раненых с передовой в урочище 3-й Роты за Анастасиевкой. Кого не могли спасти, хоронили за школой.

Кровь, страх, холод и голод. Как забыть, когда мы ушли из дома от бомбежек в лес? Мама нас братом рядом с собой на ночлег на подстилке прямо на земле устроила, укрылись. А утром встать не можем: ночью шел проливной дождь, и мы в луже оказались.

Или как приехали в Шаумян, привезли табак, это уж было как немца поперли с нашей земли. Сидим в кузове полуторки, а вокруг — мины. Наш водитель строго велел — из машины ни шагу! Шаумян нам очень страшным показался: повсюду трубы печные на развалинах торчат, черные.

Голодали и работали постоянно. В основном в поле на табаке — сажали, пололи, ломали, нанизывали для сушки. Взрослые набивали табаком папиросы и самодельные кисеты, отправляли на фронт.

Вот и не привыкла я без дела сидеть. В воинской минно-торпедной части работала слесарем, пока не расформировали. Была маляром каменщиком, штукатуром. Ящики сбивала, чтобы прокормить семью. Один ящик стоил 25 копеек, так я за смену на 3 рубля сколачивала. Огород-сад был, коров держала, коз…

Война чему нас научила? Жизнь человеческую ценить. Запомните, никогда не делайте зла человеку — это самый страшный грех! Помоги, накорми — это самое главное. Нельзя жаловаться и злобу таить.

Вот я замуж вышла, дочку родила, а через два года овдовела — муж мой под поезд попал. И что? Руки опускать? Людей винить? Нет, жить надо! Радоваться тому, что живешь.

Я всегда в самодеятельности была — сколько песен, стихов знаю. И сейчас пою. А жизнь, она радостных любит!

Дочка моя Надежда стала медсестрой, в Лазаревской работает, уважают ее. Две внучки у меня — одна стала врачом, другая учителем, семь правнуков. Так что сколько ещё Бог даст — за все спасибо».

23 сентября 2022

Туапсинский кузнец сделал памятник нынешним защитникам Отечества от фашизма

Увековечить память погибших в спецоперации туапсинцу Денису Мильченко помогали многие — в том числе скульптор, участвовавший в монтаже памятника Советскому солдату в мемориальном комплексе «Ржев».

«В нашей семье случилось горе: погиб двоюродный брат в спецоперации, — рассказывает Денис Мильченко. — Он был сотрудником полиции, вышел на пенсию, а когда началась спецоперация, пошел добровольцем.

В память о нем и о его боевых товарищах, кто выполнял свой долг перед Родиной, я решил сделать композицию — памятник всем погибшим в спецоперации, среди которых и мой брат — Кутовой Александр Петрович.

Сегодня наши солдаты, так же как деды и прадеды, противостоят фашизму. Поэтому я решил совместить времена Великой Отечественной войны с сегодняшним днем.

Мою идею поддержал Александр Гладких — он входил в группу скульпторов-монтажников, которые непосредственно устанавливали памятник Советскому солдату на мемориале «Ржев». Он специально для моей работы сделал компьютерный эскиз Солдата.

Вообще многие люди откликнулись, помогли — кто деньгами, кто делом, а ребята из ВДВ — вытащить камень для памятника.

Памятник — это мой подарок хутору Дукмасов Шовгеновского района, в Республике Адыгея. Пока он стоит во дворе у отца погибшего солдата, на данный момент решается вопрос с установкой. Как мне сказали, это очень сложный процесс. Надеюсь, он будет установлен».

22 сентября 2022

Что надо знать, чтобы выжить и победить — рассказал подполковник в запасе, ветеран -афганец, туапсинец Сергей Губин

«Вы идете защищать Родину, а не правительство», — подчеркнул кавалер орденов Красной Звезды и За службу Родине в ВС СССР, обращаясь к мобилизуемым землякам.

«Свой воинский долг я выполнял, участвуя в боевых действиях в Афганистане и Таджикистане, — говорит Сергей Губин. — Первый раз — в сопровождении колонн в Афганистан на срочной службе в 1981 — 1982 годы. Участвовать в боевых действиях начал в возрасте 19 лет. Вторая командировка в Афганистан офицером в составе 177-го Отдельного Отряда Специального Назначения (2-ой мусульманский батальон) в должности замкомандира роты. С июня 1987-го по 15.02.1989 года. Отряд выходил через Термез. В составе нашей колонны был командующий 40-ой армии Борис Громов. В Таджикистане я служил советником.

С чем придётся столкнуться мобилизованному в первую очередь, к чему надо быть готовым?

По личному опыту могу сказать, что важно помнить: вы идете защищать Родину, а не правительство. Правительство сегодня одно, а завтра — другое. А Родина для нас всех одна, это — Россия. И мы её защищаем.

В первую очередь, не нужно впадать в панику. Вспомнить, по какой специальности проходил службу и просить, чтобы направили на службу по данной специальности. Вам будет проще. Вы просто восстановите свои навыки.

Второе, подойти добросовестно к прохождению медицинской комиссии. Не скрывать свои хронические болезни. При ведении боевых действий из-за болячек, которые вылезут в ненужный момент, ваши товарищи будут вынуждены спасать вас, что может привести к дополнительным потерям.

В-третьих, если в вашей команде будут ребята, имеющие боевой опыт, стараться, чтоб вы оказались с ними в одном отделении или взводе. Они вас многому научат, помогут обжиться и выжить в боевой обстановке.

Особое внимание надо обратить на обмундирование, на обувь. Неправильно подобранное все это может стать серьезной помехой.

Самое сложное, когда попадаешь под первый обстрел

Действовать нужно по командам командиров и не поддаваться панике. Посмотреть, как действуют ваши сослуживцы имеющие боевой опыт. При обстреле артиллерией занять воронку после взрыва снаряда. Вероятность попадания второго снаряда в воронку маловероятна. Не нужно бегать по местности, лучше находиться подальше от боевой техники. Потому-что обстрел ведется в основном по боевой технике.

При подрыве на мине боевой техники оказать медицинскую помощь людям, находящимся в боевой технике, а затем себе. Занять круговую оборону, подготовиться к возможному отражению нападения диверсионных групп, но ни в коем случае не выходить на обочину дорог, там могут стоять противопехотные мины. Затем действовать по командам командиров.

Основные потери происходят по дороге к месту боевых действий. Причина — люди необстрелянные начинают паниковать, а это приводит к большим потерям».

21 сентября 2022

Полковник в отставке учит туапсинских школьников, как жить без опасности

Николай Кондратьев, учитель ОБЖ средней школы № 5 Туапсе. Ему 77 лет и он яркое подтверждение, что офицеры бывшими не бывают.

«Николай Александрович — пример настоящего учителя и мужчины, защитника Отечества, — говорит директор школы № 5 Елена Мадикова. — Он многое делает для ребят, и на сборы с ними ездит, и в походы с ночёвкой ходит. Его уважают за справедливость, силу, за чувство юмора. Его ученики показывают высокие результаты на соревнованиях по военной подготовке. Многие благодаря Николаю Александровичу поступили в военные училища.

Более 30 лет Николай Александрович служил в армии. Прошел должности от командира взвода до командира батальона. Имеет много наград,в том числе — медаль “Патриот Родины”.

Последним местом службы стал Донецк. В 1991 году Кондратьеву предложили присягнуть Украине. Он отказался. Говорит, присягу один раз в жизни давал, второй раз не годится. И ушел из армии.

Пригодилось гражданское образование: исторический факультет педагогического института.

«И в армии, и в школе нужны дисциплина, трудолюбие и желание учиться. ОБЖ — предмет первостепенный. Я детям объясняю важность предмета, — говорит Николай Александрович. — Хоть математика с русским и важны, не менее важно изучать основы безопасности жизни. Жизнь дается один раз. Надо ее беречь, а значит — предвидеть, избегать, действовать.

Легко ли находить общий язык с современными детьми? Вы знаете, иногда ребенок, как неопознанный объект. Но с каждым надо быть честным во всем. Дети всё видят, их не обманешь. Бывает, приходится наказывать. Полночи потом не сплю, переживаю.

За каждого душа болит. Но когда потом выпускники приходят в гости — в школу, да еще некоторые в военной форме офицера, мое сердце радуется. Я учу детей гордиться своей Родиной. Россия всегда была, есть и будет могучей державой. У нас славная история”.

А еще Николай Кондратьев говорит, прежде чем требовать что-то от детей, надо самому быть в этом примером.

15 сентября 2022

Хирург Максим Мулкиджанянц 30 лет возглавляет травматологическое отделение ЦРБ № 1 в Туапсе

Его имя у туапсинцев на слуху. Травматолог-ортопед, хирург, заведующий.

В этом году двойной юбилей: травматологическо-ортопедическому отделению ТЦРБ № 1 — 50 лет. А возглавляет его Максим Карпович, как уже говорилось, ровно 30 лет.

“Наша задача — спасти человека от гибели, стабилизировать его состояние и транспортировать в краевую клинику, как только это становится возможным”, — говорит Максим Карпович, — Если требуется высокотехнологичная помощь, мы направляем пациентов в краевые клиники. В них пациентов транспортируют, как только это становится возможным”.

Но многие операции делаются и в Туапсе.

“С помощью современных методов лечения удается минимизировать страдания пациента и быстрее ставить его на ноги в прямом и переносном смысле, — поясняет врач. — За это благодарны врачам и туристы, которым не повезло во время отдыха получить травму. Точное диагностическое оборудование, полученное за последние годы по национальной программе “Здравоохранение”, позволяет разглядеть все детали и выбрать правильную тактику лечения. За это туапсинских врачей благодарят пациенты со всей России, которым не повезло получить травму на отдыхе».

Максим Мулкиджанянц закончил медицинский госуниверситет по специальности детская ортопедия. Жил и работал в другом регионе России. Но вот однажды приехал в Туапсе с женой и видит — совсем другая жизнь. Люди живут, радуются, доброжелательные, гуляют до полуночи и после, спокойно, безопасно. До того им понравился Туапсе, что решили тут остаться.

Жену заведующего тоже знают многие — Эльвира Мулкиджанянц, заместитель главного врача Туапсинской районной больницы № 1 по медицинскому обслуживанию населения, ортопед по образованию. И отец Максима Карповича был ортопедом-хирургом.

Максим Карпович сменил первого заведующего отделением Туапсинской больницы Валентина Корнилина. который работал с первого дня открытия отделения. Ему было больше 70 лет, когда он ушел на заслуженный отдых.

“Благодарю его и всех, кто трудился в то время, — говорит Максим Мулкиджанянц. — Они начинали, мы продолжили. Конечно, сегодня мы в гораздо лучших условиях, с хорошим оборудованием и новыми методиками. В нашем отделении работают опытные хирурги. Но и мы на месте не сидим, развиваемся, уровень медицины в целом растёт”.

30 августа 2022

Главный по ульям: столяр из Кривенковского

Познакомились мы с Николаем Гончаровым в редакции, разговорились про особенности изготовления ульев. И кто бы мог подумать, что этому человеку 78 лет!

Он до сих пор занимается столярным делом. Рука крепка и глаз наметан.

Николай в юности пришел поступать в школу мастеров на столяра, а там мест нет. Юноша даже расплакался — до того ему хотелось мастером по дереву стать. Пришлось выучиться на строителя. Столярному делу научился сам.

Николай больше 50 лет живет в Туапсинском районе, в селе Кривенковское, куда приехал с женой из Орловской области. Его можно назвать настоящим русским мужиком из глубинки — спокойный, добрый, тактичный и работящий. Все своими руками, ни на кого не жалуется, ни у кого не просит.

Дом сам построил. Помогли братья и жена Елизавета — она маляр по профессии. “Три дня — и предложение сделал. Живем больше 50 лет вместе”, — говорит Николай.

Мастерская у Николая Матвеевича скромная, но в чистоте и порядке. Деревообрабатывающие станки самодельные. Заказывал детали, собирал под свои задачи. Двери, рамы, мебель, улья — себе и близким.

В его мастерской аккуратно подвешены рамки для ульев.

“За день могу четыре штуки сделать, не больше. Тут точность нужна до миллиметра. — поясняет Николай Матвеевич. — Рамки должны легко выниматься из улья, не задевать друг друга, иначе пчелы хитрые склеят прополисом все. Потом стучать придется чтобы вынуть, а насекомых это раздражает. Крепление рамок тоже требует осторожности: не дожмешь — болтаться будет, пережмешь — рамка треснет”.

Ульями Николай Гончаров занялся тогда, когда сам пасеку завел. Но через несколько лет решил, что пчеловодство — не его дело. Кусаются, болеют, много с ними возни. Делать улья — совсем другое. Лишь бы дерево подходящее было. Дуб пчелы не любят, а сосна или липа — самое то.

У всех столяров, как говорит Николай Гончаров, есть свои секреты, неохотно они ими делятся. Сам же он, работая на Кривенковском щебеночном заводе начальником строительного цеха, охотно помогал молодым и искренне рад, что некоторые ученики превзошли учителя.