В Туапсинском районе братство народов особенно проявилось в годы Великой Отечественной войны. Плечом к плечу на защиту и своей малой читать дальше

IMG_7612

В Туапсинском районе братство народов особенно проявилось в годы Великой Отечественной войны. Плечом к плечу на защиту и своей малой родины, и России встали русские, адыги, армяне, украинцы, белорусы – все, кто называет нашу землю своей родиной.

Среди туапсинцев – Героев Советского Союза, получивших эту награду в годы войны, есть представители всех этих национальностей. Тимофей Северов, Валентин Косолапов, Юрий Чепига, Айдамир Ачмизов, Исмаил Тхагушев, Амаяк Сноплян, Андрей Мелконян, Михаил Шалджиян, Григорий Щедрин, Борис Лях. В преддверии 70-летия Победы мы рассказывали о наших земляках, награжденных в годы войны разными наградами. Сегодня, в канун Дня России, мы рассказываем об обладателях высших наград страны – Героях Советского Союза, наших героях, туапсинцах…

Огненный Днестр Андрея Мелконяна

В этом году исполнилось бы сто лет нашему земляку из Новомихайловского, Герою Советского Союза Андрею Хачиковичу Мелконяну. До сих пор помнят его земляки. А мы, вместе с его сыном Иваном, снова и снова переживаем главные моменты его жизни…

– Это дом отца, – говорит Иван, – здесь мы жили после войны, и в последние годы отец любил сидеть вот на этой лавочке. Он сидел, а все село ходило мимо, и каждый ему улыбался: «Здравствуйте, Андрей Хачикович!» А он улыбался в ответ.

Он очень ценил, любил и дом, и семью. Потому что в войну слишком многое потерял.

Еще в 42-м Андрею Хачиковичу на фронт сообщили о смерти отца. О том, что в родной дом в селе Фанагорийском попала бомба, он узнал, встретив земляка на перроне в Горячем Ключе. Остались еще четыре сестры мал мала меньше да пропавший без вести брат. И своя семья, да еще и много родни, которую в любом народе, а тем более у армян, не принято бросать на произвол судьбы. Короче, за стол садились в несколько «смен» – 17 человек сразу за ним не умещались. Так началась его мирная жизнь.

– Жили мы бедно, но весело, – вспоминал Андрей Хачикович. – Для матери, которая уже тогда начала прихварывать, я сколотил топчан, на нем же лежала наша единственная подушка. Остальные спали на полу, набросав на доски свежей соломы. Днем работали в колхозе, а вечерами у нас собиралась молодежь, приходил сосед со скрипкой.

Он уже был заместителем председателя колхоза, когда пришла одновременно радостная и страшная весть: нашелся брат Карпо. Но он был в плену, попал к власовцам. За это осужден.
Тогда он решил: едет в Сибирь, к брату! Надо доказать, что у власовцев он не служил. Не такие Мелконяны!

… Это было пострашнее, чем на середине Днестра, под шквальным минометно-пулеметным огнем. Но и под прицелом глаз высокого генерала из Москвы, приезда которого он дождался в Иркутске, Мелконян не струсил. Они, два фронтовика, выяснили, что Карпо власовцем не был, а немецкий плен… Плен – сам уже наказание. В общем, чудо свершилось – брата освободили.
Его послевоенная жизнь была долгой, и в ней он тоже спас много людей: и брата, и родным помог поднимать детей, взявши их в семью. Однажды, в лесу, вспомнил свое саперное дело и обезвредил попавшуюся мину.

Подвиг его, за который он и получил высшее звание, как и тысячи других подвигов, навсегда сохранится в памяти народной.… В ночь на 17 апреля 1944 года севернее города Копанка (Молдова) расчет гвардии старшего сержанта Мелконяна получил задание по переброске боевых подразделений на правый берег реки Днестр. За время переправы под ураганным артиллерийским огнем противника лодка сделала более 100 рейсов, переправив более 1000 человек, 1500 ящиков боеприпасов. Как рассказывал сам Андрей Хачикович, во время переправы у солдат остается одно горячее желание – добраться до противоположного берега. Увернуться от пули, мины, снаряда, бомбы и доплыть, вцепиться зубами, а там – посмотрим кто кого. В эти минуты было счастьем добраться до берега и уцелеть. И только Мелконян и его саперы метались в лодках от берега к берегу, как речные трамвайчики, переправляя атакующих.
Армянское сообщество, чтя великого земляка, поставило вокруг его дома красивый забор (какой он хотел), а возле дома арку и фонтанчик – родник, символ нескончаемой жизни.

Уже после его смерти представители Союза армян России в Туапсинском районе установили там бюст героя.

– Мы, скорее всего, перенесем бюст от дома куда-нибудь в красивое место, в парк или сквер, – говорит председатель отделения Союза армян России в Новомихайловском Кеворг Шагмелян – все-таки память о Мелконяне – достояние общее…

Звезды над Шаумяном

Вечной памятью подвигу героев засияли в 2000 году на мемориальном комплексе «Пядь земли» в Шаумяне золотые звезды на обелиске в честь сыновей армянского народа – уроженцев этих мест: Андрея Хачиковича Мелконяна, Амаяка Арутюновича Снопляна, Миграна Микаеловича Шаладжана – эти имена Героев Советского Союза навсегда связаны с Туапсинским районом. На этой земле они родились. Воевали они в разных местах, совершая подвиги, но судьба каждого переплелась с Шаумяном, местом, где проходили рубежи героической Туапсинской оборонительной операции.

Адмирал Щедрин из казачьего рода

Когда силы уже совсем покидали адмирала, когда все уже было записано и сказано, он спросил свою младшую сестру: “Женя, а ты правда хотела быть только учителем?” “Нет, я еще хотела быть радистом, и почему-то обязательно только на Диксоне”, – ответила ему Евгения Ивановна. “А я вот всегда хотел быть только моряком”, – еле слышно выдохнул он. Расставаться с морем ему не хотелось никогда. Море сделало его жизнь, его имя, его славу. На море он пришел четырнадцатилетним подростком, стал подводником, командиром легендарной гвардейской Краснознаменной подлодки, командиром военной флотилии, Героем Советского Союза.

Григорий Щедрин был самым старшим из шестерых детей (родился 1 декабря 1912 года). Его матерью была казачка, чудом уцелевшая во время расправ с «казачьим кулацким элементом» в 20-х годах. Она вышла замуж за бедняка Ивана Щедрина, и это ее спасло. В Небуге они жили большой, дружной и трудолюбивой семьей – такой же, какой жили ее родители в Туапсе, пока их не раскулачили. Море всегда манило старшего сына. Однажды в детстве он ушел на шхуне в Керчь, обманув капитана: уверил, что ему 16 лет. Гриша на все лето оставался там работать. На следующее лето все повторилось: после учебы в школе – в плавание. И не было у него другой такой радости, как эта. Море стало его призванием. Привело в Херсонскую мореходку, после которой Щедрин вернулся в Туапсе, в порт. Плавал на танкерах, побывал в далеких городах и странах. А в 1935 году страна начала создавать подводный флот, и он, на то время уже молодой коммунист, отозвался на призыв и ушел в подводники. После Ленинградского командного училища получил направление на Тихоокеанский флот. Был командиром разных подлодок. Там его и застала война…

Щедринская “С-56” выполнила восемь боевых походов, потопив десять и повредив четыре корабля и судна врага. В марте 1944 года лодка была награждена орденом Красного Знамени, а сам Щедрин (в ноябре 1944 года) удостоен звания Героя Советского Союза. “С-56” после войны возвратилась Северным морским путем на Тихий океан. Она встала навечно на Корабельной набережной Владивостока как памятник героизму советских моряков.

С тех пор Григорий Иванович лишь один раз встретился со своей “С-56” — специально летал во Владивосток. А вот внук Димка служил здесь свою действительную службу – был гидом на легендарной подлодке легендарного деда.

Послевоенная морская одиссея Григория Щедрина оказалась не менее интересной и насыщенной. Впрочем, туапсинцы знают о ней намного больше, чем о довоенной. Григорий Иванович продолжал службу, окончил Военную академию Генерального штаба, командовал военно-морской базой за рубежом и Камчатской военной флотилией. Возглавлял Постоянную комиссию государственной приемки кораблей ВМФ, был главным редактором журнала “Морской сборник”. Отдав флоту без малого 40 лет, в 1979 году закончил действительную военную службу.

Он часто гостил в Туапсе. Часто встречался со школьниками. Написал несколько книг о флоте и Великой Отечественной войне. Но до последних дней своей жизни не терял связи с ВМФ. Почетным гражданином Туапсе стал несколько десятилетий назад. А средней школе № 5 г. Туапсе присвоили его имя.

Сыновья Малого Псеушхо

IMG_1675

Военные историки подсчитали: чаще всего к Золотой Звезде в годы войны представляли за форсирование крупных рек. Вот и еще один герой-туапсинец – адыгеец Исмаил Тхагушев из аула Малое Псеушхо был представлен к высшей награде за переправу Днепра.
В школе был лучшим. Грамота ему давалась легко. Как лучшего выпускника 8-летней школы, его направили учиться в Лазаревское, на курсы бухгалтеров. Когда он их закончил и приехал домой, то объявил, что женится.

Никто не удивился, что 18-летний юноша так рано решил жениться. Парни и девушки там созревали рано. Большим семьям всегда нужны были рабочие руки, а то, что они будут жить в доме родителей Исмаила, само собой подразумевалось.
Здесь до сих пор помнят свадьбу Исмаила. Хусейн Тхагушев, племянник, перечисляет имена тех, кто вместе с Исмаилом отправился через горы в Лазаревское за невестой.

Он был готов и дальше так жить. Быть бухгалтером в совхозе. Как отец и мать, вырастить много детей. Построить свой дом недалеко от отцовского. И вместе с Шамсет состариться и дожить, как многие старики в ауле, до глубокой старости.
Но война отобрала у Исмаила его мир.

Их дом, где была свадьба, стоял на горе. Сам аул располагался чуть ниже. Сейчас на этом месте – молодой сад, рядом стоит другой дом, новый, где живут родной племянник и внуки, правнуки – потомки героя. Правда, не прямые. Единственная дочурка, родившаяся до войны, умерла, когда он воевал…

К тому времени, когда ему пришла повестка, брат Юнус уже пропал без вести. Но ни мать Исмаила Азгуаш, ни молодая жена Шамсет не проронили ни слезинки, провожая Исмаила. Не было в обычаях горцев плакать и причитать на людях.
… Помните у Твардовского? «Переправа, переправа! Берег левый, берег правый. Снег шершавый, кромка льда, кому память, кому слава, кому темная вода…»
Исмаилу выпала слава. Он стал героем именно во время переправы на правый берег Днепра в октябре 1943 года.
Исмаил с десятью бойцами зацепился на клочке правого берега и восемь дней держал оборону! На него ходили в атаку, по ним била артиллерия – но они отбивали огонь и ждали своих.

Дома не знали, что их Исмаил – Герой Советского Союза. Весть еще не дошла. Он почти месяц успел еще пожить и повоевать Героем.
Однажды, после госпиталя (он был ранен и лечился в Сочи) он через горы на одну ночь пришел домой в аул. Конечно, не спали. Тогда младший братишка Ахмед наивно спросил: «А можно воевать и не быть раненым?»
Исмаил улыбнулся и ответил:

– А ты встань под дождь и попробуй увернись, чтоб ни одна капля тебя не задела. Не получится. Так и на войне. Пули идут, как дождь с неба…

Он погиб в бою за село Лещина. На Украине. Геройски, подорвался гранатой вместе с фашистами.
Уже после войны Ахмед с двумя двоюродными братьями поехал на Украину, нашел могилу брата, высыпал на нее горсть родной земли…. И даже страшно сейчас подумать, что стало с тем обелиском, на котором выгравировано его имя.

…А в Малом Псеушхо, на главной улице, в честь Исмаила поставили обелиск. Для молодого поколения он – герой, памятник, но для тех, кто его знал – просто Исмаил, молодой, красивый, улыбчивый…

Последний урок Айдамира Ачмизова

Из Малого Псеушхо погибли на фронте 31 человек. Из Большого Псеушхо на фронт ушло 87 человек – не вернулось 64. К нашим двум аулам имеет отношение еще один Герой Советского Союза, адыгеец Айдамир Ачмизов. И хотя он родился в ауле Большой Кичман Лазаревского района, до войны Айдамир (закончивший Краснодарский пединститут) работал директором в той самой школе, где учился Исмаил! До войны они, несомненно, встречались. Ни директор школы, ни ее ученик не знали, что станут Героями Советского Союза, легендами. И отдадут жизнь за Родину.

Айдамир Ачмизов погиб на год раньше, защищая родной Кавказ. В ноябре 1942 года во время жестокого боя в районе аула Новкус-Артезиан Нефтекумского района Ставропольского края. Айдамир был заряжающим в конно-артиллерийском дивизионе. Против их пушек шли танки, много танков. Они стояли насмерть. И когда погиб наводчик, Айдамир встал к орудию и вместе с раненым командиром вступил в поединок с 11 вражескими машинами. Он успел уничтожить пять танков, пока его не смяли вместе с пушкой…