Народный артист Петр Вельяминов вошел в историю отечественного кинематографа как исполнитель главных ролей в поистине народных киноэпопеях «Вечный зов», «Тени читать дальше

Копия Петр Вельяминов

Народный артист Петр Вельяминов вошел в историю отечественного кинематографа как исполнитель главных ролей в поистине народных киноэпопеях «Вечный зов», «Тени исчезают в полдень». Но мало кто знает, что сыгравший пламенных идейных коммунистов актер прошел через репрессии и лагеря и что родом он из династии генерал-лейтенанта Алексея Вельяминова, чье имя некогда носил форт, ставший городом Туапсе, и ныне носит одно из поселений нашего района.

[quote style=»boxed»]Ливий: В том-то и состоит нравственная польза и плодотворность познания дел людских, истории, что разнообразные примеры созерцаешь словно на блестящем памятнике: отсюда для себя можно взять и для государства образцы, достойные подражания…[/quote]

История и человеческие судьбы переплетаются самым интересным, не поддающимся никакой логике образом. Вот, к примеру, Петр Вельяминов, вопреки традициям своей династии, стал актером. Но в своих ролях сумел воплотить судьбу и дух своего многовекового рода в масштабах летописи всей страны. Ну, а выправку и манеры ему, потомку героев Отечественной войны 1812 года, даже не надо было репетировать – кровь, знаете ли, великая вещь!

Родился будущий кумир советского кино 7 декабря 1926 года в Москве, в семье потомственного военного Сергея Петровича Вельяминова и Татьяны Ермиловны (в девичестве Дивновой). Их древний дворянский род восходил корнями к 11 веку. Основатель рода Вельяминовых был племянником норвежского короля Хокона II, который в 1027 году во главе трехтысячной дружины пришел служить Ярославу Мудрому. А вот его прямой потомок Алексей Александрович Вельяминов был начальником штаба у Ермолова, командующим Кавказской Черноморской оборонительной линией во время Крымской войны.

Копия Вельямннов А.А.

В его честь императорским указом и был назван форт Вельяминовский, сейчас Туапсе. Его имя увековечено в Георгиевском зале Московского Кремля. В Эрмитаже, в галерее героев войны 1812 года висит портрет двоюродного деда Сергея Петровича – Ивана Александровича Вельяминова, генерала, члена военного совета при Александре I. А его брат – Николай Алексеевич Вельяминов, известный военный хирург, с 1909 по 1913 годы возглавлял Военно-медицинскую академию, а в Первую мировую был назначен начальником санитарной службы русской армии. После революции, несмотря на идейные разногласия с советской властью, Николаю Вельяминову в знак признания заслуг перед Отечеством поставили памятник на Волковом кладбище.

Горский Ганнибал

Личность генерала Алексея Вельяминова – спорная, как, впрочем, как и каждой высокопоставленной фигуры в Кавказской войне. Но история – дама упрямая, не принимающая никаких «если бы», а потому, давайте просто вчитаемся в факты биографии выдающегося человека без каких-либо оценок. Алексея Вельяминова так и звали – горский Ганнибал. Был он хорошим артиллеристом, а его современник Г.И. Филипсон в своих воспоминаниях отмечал: «Вельяминов хорошо, основательно учился и много читал; но это было в молодости. Его нравственные и религиозные убеждения построились на творениях энциклопедистов и вообще писателей конца XVIII века. За новейшей литературой он мало следил, хотя у него была большая библиотека, которую он постоянно пополнял. Он считался православным, но кажется, был атеистом, по крайней мере никогда не бывал в церкви и не исполнял обрядов. Настольными его книгами были «Жиль Блаз» и «Дон Кихот» на французском языке. Первого ему читали даже накануне смерти; изящная литература его нисколько не интересовала».

Ну, вояка и вояка. Тем более, что на службу Вельяминов зачислен был по тогдашнему обыкновению в лейб-гвардии Семёновский полк, и шестнадцати лет от роду был уже поручиком артиллерии. В 1804 г. Вельяминов был произведён в офицеры лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады. Участвовал в кампании 1805 года против Франции. В 1810 года принял участие в русско-турецкой войне, а затем в Отечественной войне 1812 года и в заграничных походах русских войск.

«Боевая деятельность, начавшаяся под Аустерлицем и кончившаяся в стенах Парижа, – читаем у биографа Алексея Вельяминова, – далеко выдвинула его из рядов сверстников. Раненный в руку при штурме Рущука, имея Георгиевский крест за блистательное участие в трёхдневном сражении под Красным, Вельяминов, тогда ещё штабс-капитан первой гвардейской артиллерийской бригады, уже обратил на себя особенное внимание Ермолова. По настоянию последнего в 1816 году он и был назначен на важный пост начальника штаба отдельного Грузинского корпуса. Через два года, на двадцать восьмом году от рождения, он был уже генералом». К слову, с Алексеем Петровичем Ермоловым Вельяминов крепко сдружился, даже по воспоминаниям сослуживцев, они были на «ты» и называли друг друга Алеша. Почитая Ермолова, как отца, Вельяминов становится не просто соратником, а истым приверженцем политики генерала, который искусно использовал дарования своего подчиненного. А факт остается фактом – Алексей Вельяминов был талантливым полководцем и истинно преданным присяге военным. И неслучайно его называют главным виновником победы русских войск над персидской армией в сражении под Елисаветполем.

Современник вспоминал, что командующий русскими войсками И.Ф. Паскевич не доверял ермоловским сподвижникам и даже подозревал, что они нарочно «подведут его под неудачу». Поэтому он хотел отступить под защиту Елисаветпольской крепости, и только настояние Вельяминова удержало командующего от этого намерения. Паскевич слез с коня, сел на барабан и погрузился в глубокие раздумья. В это время со стороны персов грянул первый пушечный выстрел, и началась канонада. Русские пушки молчали. «Вельяминов подъехал к Паскевичу и доложил, что время атаковать неприятеля. Паскевич поднял голову, сурово взглянул на подъехавшего и промолвил: «Место русского генерала под ядрами». Вельяминов молча повернул лошадь, выбрал курган перед фронтом, слез с коня и лёг на расстеленную бурку, под градом ядер, вырвавших несколько лошадей из его конвойной команды. Горячий по натуре и возбуждённый ещё более остановкой, князь Мадатов подскакал к Вельяминову и с упрёком спросил: что он делает и чего ждёт? «Я исполняю приказание находиться под ядрами, – отвечал он с своею неподражаемою флегмою». Когда Паскевич, уступая настойчивости ермоловских любимцев, махнул рукой, Вельяминов и Мадатов не стали дожидаться разъяснений и атаковали иранские войска по всему фронту. В одном из писем приятелю Вельяминов сообщал: «13-го числа разбили мы у Елисаветполя самого Аббас-Мирзу, который бежал за Аракс не оглядываясь».

Современники были единодушны во мнении, что никто так не знал Кавказ, как генерал Вельяминов. «Я говорю Кавказ, – писал в своих воспоминаниях Г.И. Филипсон, – чтобы одним словом выразить и местность, и племена, и главные лица с их отношениями, и, наконец, род войны, которая возможна в этом крае. Громадная память помогала Вельяминову удержать множество имён и фактов, а методический ум давал возможность одинаково осветить всю эту крайне разнообразную картину. Из этого никак не следует, чтобы я считал непогрешимым и признавал все его действия гениальными».

С 1832 года Вельяминов руководит строительством укреплений Геленджикской кордонной линии и Черноморской береговой линии. Постройка укреплений, прокладка дорог и просек сопровождалась постоянными стычками с горцами. Даже в бесперспективные в плане обороны укрепления на Черноморском побережье Вельяминов старался вложить весь свой военный талант.

Положил начало Туапсе и умер, поднимая дух солдат

Есть исторический факт, что именно Вельяминову обязан своим сохранением и развитием и Ставрополь. Рассказывали, что Николай I так был разочарован видом города во время слякоти в один из своих приездов, что хотел было упразднить город и перенести его на Кубань. И только заступничество Вельяминова (он доказал императору, что лучшего места для штаб-квартиры на Северном Кавказе нет) позволило избежать этого.

Значилось имя Алексея Александровича Вельяминова и на карте Кубани. В 1864 году на месте бывшего укрепления Вельяминовского было основано селение Вельяминовское, преобразованное в 1896 году в город Туапсе.

Для генерала Вельяминова не было ничего святее долга и служения Отечеству. Во время одной из кампаний он, чтобы поднять боевой дух солдат, простоял в снегу 6 часов! Как писал есаул Труфанов, Вельяминов после этого подхватил тяжкую водную болезнь. С каждым днем состояние его здоровья ухудшалось. Император, тревожась о генерал-лейтенанте, даже прислал своего лейб-медика Енохина, но Вельяминов от помощи царского эскулапа отказался. И умер 27 марта 1838 года. Прах генерала был отвезен согласно завещанию в село Медведку Алексинского уезда Тульской губернии в родовое имение Вельяминовых. Часть бумаг о Кавказской войне, принадлежавших Алексею Александровичу, были отправлены туда же, а часть была утрачена бесследно.

Народный сын врага народа

Наверное, у всех Вельяминовых на роду было написано служение Отечеству. И путь этот был мученическим. В 1932 году отца Петра Вельяминова, Сергея Петровича, как бывшего офицера царской армии, арестовали и отправили на строительство Беломорканала. Освободили его спустя четыре года. Но он честно воевал на фронте – лишенный офицерского звания, простым солдатом. А в марте 1943 года арестовали Петра Вельяминова — 16-летнего выпускника школы, собиравшегося поступать в архитектурный институт. По обвинению в сочувствии мифической антисоветской организации «Возрождение России» он был приговорён по 58-й статье (враг народа) к 10 годам исправительных работ без права переписки. Затем арестовали мать Татьяну Ермиловну, так что вернувшийся с фронта в 1944 году Сергей Петрович застал лишь пустую квартиру, разоренную до неузнаваемости после обыска. Его самого арестовали спустя четыре дня…

Но молодость и твердость духа помогли Петру Вельяминову и справиться с болезнью (в лагере он чуть не умер от дистрофии), и даже развивать данные природой таланты – он стал активно участвовать в лагерной самодеятельности. После одного из концертов, на котором Пётр Вельяминов читал отрывок из «Евгения Онегина», к нему подошёл Виктор Илиодорович Пржездецкий, руководитель оркестра, и попросил почитать стихи. В результате Вельяминов проработал в джазе с 1948 года по 1949 год, «гастролировал» по лагерям Краснотурьинского района. Ещё одной удачей стала роль Макферсона в спектакле по пьесе Симонова «Русский вопрос». Сценическое мастерство молодого актёра оценило руководство колонии – ему сократили срок на 163 дня.

Свободу Петр Вельяминов получил лишь в 1952 году. Ему запрещалось жить в крупных городах. Он поселился в Абакане и был принят в абаканский русский театр драмы имени М.Ю. Лермонтова – без всякого актерского образования.

И снова – причудливый поворот и переплетение имен и судеб в истории рода Вельяминовых! Есть абсолютно точная информация, что некогда сосланный на Кавказ Михаил Лермонтов в свое время находил приют у… предков Вельяминова. Вот что пишет об этом наш хорошо знакомых краевед Валерий Калишев: «1837 год. Сосланный на Кавказ за стихотворение «Смерть поэта» Михаил Юрьевич Лермонтов, по его словам, «изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани» (из письма С.А. Раевскому). За восемь месяцев своего пребывания на Кавказе Лермонтов не раз бывал и в Ставрополе, бывшем тогда «столицей» края. В Ставрополе помещалась штаб-квартира командующего войсками Кавказской линии и Черноморья генерал-лейтенанта Алексея Александровича Вельяминова.
Есть все основания полагать, что М.Ю. Лермонтов по приезде в Ставрополь был принят в доме А.А. Вельяминова. Ведь Лермонтов был внучатым племянником товарища Вельяминова по Бородинскому сражению Афанасия Алексеевича Столыпина – родного брата бабушки поэта Елизаветы Алексеевны. Штабс-капитан А.А. Столыпин командовал в Бородинском сражении батареей в лёгкой роте №2, а капитан А.А. Вельяминов – первой ротой в той же гвардейской артиллерийской бригаде.

Остались уникальные зарисовки портрета Алексея Вельяминова, сделанные Мишелем Лермонтовым. И то, что великий поэт изъездил побережье вдоль и поперек, возможно, со временем еще подкинет нам пару интересных фактов или версий относительно нашего села Лермонтово.

Но вернемся к Петру Вельяминову. К концу 1956 года были полностью реабилитированы его отец и мать. А он так и связал свою судьбу с театром. А затем, благодаря содружеству Ускова и Краснопольского, сыграл свои эпохальные роли в «Вечном зове» и «Тени исчезают в полдень». Всего Петром Вельяминовым было сыграно более 300 ролей. Среди которых есть и знаковая для туапсинцев – главная роль в фильме «Командир «Счастливой щуки», прототипом которого был тоже наш земляк – вице адмирал Григорий Иванович Щедрин.

И оставаться верным сыном Отечества

Мы коснулись сегодня лишь одной ветви рода Вельяминовых, рода, верой и правдой века служившего Отечеству. Не важно, с оружием в руках или с медицинским скальпелем, или создавая образы советских вожаков во всенародных телероманах, каждый из них был и оставался истинным патриотом, верным сыном своего Отечества. А это и есть – великая честь и великая правда, которая помогла им вести за собой солдат, когда, казалось, не было уже ни сил, ни слов убеждения, помогла выжить в аду лагерей, не сломиться, не стать предателем.

Для нас же, туапсинцев, Вельяминовы – это еще одна славная династия, сопричастная с нашей историей, предмета, который не терпит никаких «если бы». Ее просто надо знать. И уметь давать правильные оценки, чтобы взять в будущее и честь, и славу, и подвиги предков.