DSC_70201

Эмма Неровнова – чемпионка Туапсе по шахматам – отметила 85-летний юбилей. 

[quote style=»boxed»]Если бы не шахматы, то просто не представляю, чем бы занималась на пенсии. А еще источник моей молодости и энергии – дети, которых я невероятно люблю.[/quote]

Она вышла нам навстречу стройная, подтянутая, излучающая невероятный оптимизм. За окном шквалистый ветер и дождь, а Эмма Петровна – в красивом платье, на каблуках, с прической на голове. Она настолько хорошо выглядит, что мы подумали, что ненароком что-то перепутали.

– Да нет, вы не ошиблись, мне действительно исполнилось 85 лет, – смеется Эмма Петровна.

– Что же помогает вам находиться в такой прекрасной форме? – спрашиваем юбиляршу.

– Шахматы! – не раздумывая, отвечает Эмма Петровна. – Если бы не мои королевы и слоны, то просто не представляю, чем бы занималась на пенсии. А еще источник моей молодости и энергии – дети, которых я невероятно люблю.

Война и шахматы

Королевы, ферзи и слоны притягивали и завораживали ее буквально с ранних лет жизни, ведь папа, Петр Иванович Беккер, был заядлым шахматистом. Но когда наступила война, о шахматах пришлось забыть на долгие годы. Папа ушел на фронт в первый же день войны. Семья переехала из Славянска-на-Кубани в станицу Старотитаровскую, где жила бабушка. Эмма Петровна с нежностью вспоминает своих четвероногих друзей, которые помогали ей выжить в тяжелые военные годы.

– Рекс мне помогал собирать виноград, как найдет увешанную ягодами ветку, сразу начинает громко лаять, – вспоминает пенсионерка. – А с Шариком мы пережидали бомбежки в окопах, могли провести там ночь в обнимку.

Она до сих пор помнит вкус хлеба из корешков растений и супа из лебеды, которые готовила бабушка. Но потом была Победа.

– Отец вернулся домой израненный, но живой, – говорит Эмма Петровна. – С двумя орденами и 23-мя медалями. Рядом с нами жил физик-математик. Приезжая на обед, он перепрыгивал через плетень к нам сад, и они с отцом садились за партию. Потом уходили на работу, строго-настрого запрещая всем подходить к доске с шахматами, а вечером садились доигрывать партию, не видя никого вокруг. Я внимательно следила за их игрой, и как-будто не было этих страшных военных лет!

DSC_7038

Женская дружба

А играть в шахматы Эмма Петровна стала в Туапсе, куда приехала в наш город с мужем – хирургом и тремя детьми: Светланой и двойняшками Юрой и Валей.

– Я работала лаборантом в железнодорожной поликлинике, металась между работой и детьми. Но когда узнала, что в Туапсе работает кружок шахмат, не раздумывая, записалась в него, – говорит наша героиня. – Вел его Георгий Митрофанович Оноприенко, педагог от Бога. Помимо занятий в школе, он приходил ко мне домой и занимался со мной. Именно он стал первым учителем и Владимира Крамника.

Со своей соседкой, такой же заядлой шахматисткой, Розалией Григорьевной Курашовой, они засиживались до поздней ночи. Супруг Владимир Иванович и дети уважали увлечение мамы-шахматистки, помогали по хозяйству.

– Розалия всегда уговаривала мужа отпустить меня на соревнования, – вспоминает Эмма Петровна. – Пока я сражалась за шахматной доской, подруга приходила домой, готовила еду, заплетала девочкам косички. Благодаря супругу, детям, которые понимали мое увлечение, верной Розалии, я стала чемпионкой по шахматам города Туапсе, чемпионкой Северо-Кавказской железной дороги. И сейчас мою Розалию можно часто увидеть на набережной за шахматной доской. Она все такая же фанатка.

– А как произошло ваше знакомство с Владимиром Крамником?

– Розалия вела в шестой школе шахматный кружок. Однажды она мне сказала, что мне просто необходимо познакомиться с Вовой Крамником. Я была заинтригована и сразу отправилась на встречу с мальчиком. Мы с ним сели за шахматную доску, и я сразу почувствовала, какой передо мной сильный соперник. Я обыграла его с большим трудом. К слову, Вове тогда было 7 лет, а мне за тридцать. С тех пор я стала приезжать к Крамникам домой, и мы с Вовой часами играли, партии с таким сильным противником доставляли мне невероятное удовольствие. А потом мы шли гулять к морю. А еще Володя играл с гроссмейстерами из Краснодара, Сочи, которых приглашал его папа. Наш земляк Захар Кеворкович Аведисян был знаком с первым советским чемпионом мира по шахматам Михаилом Моисеевичем Ботвинником. Он позвонил гроссмейстеру и рассказал, что в Туапсе живет подающий большие надежды мальчик. Ботвинник попросил прислать партии Володи, и ему отправили сразу десять партий. Изучив их, он вызвал Володю к себе. Я очень переживала за Володю, ведь он был очень домашний мальчик. Ему тяжело дался этот отрыв от семьи.

Ученики

Эмма Петровна много лет уже на пенсии, дети выросли и разлетелись в разные города, но одно осталось неизменным – ее любовь к шахматам и желание передать свои навыки подрастающему поколению. Поэтому уже на протяжении многих лет наша героиня преподает в детской шахматной школе имени М.М. Ботвинника. Только подумать у нее 58 учеников, от 6 до 16 лет!

– Как можно обучить шахматам шестилетнего ребенка? – искренне удивляемся мы.

– Мой правнук Егорка занялся шахматами вообще в три года, вот что значит наследственность! – говорит Эмма Петровна. – А вообще обучаю шахматам своих маленьких учеников … на примере сказок. Вот слушайте.

И так увлекательно Эмма Петровна рассказывает о шахматах на примере сказки «Золотой ключик», заслушаешься. А с каким интересом слушают Эмму Петровну ее ученицы Сонечка Ушакова и Анфиса Хайлова! Глаза Сонечки блестят, и девочка просит преподавательницу сразиться с ней в шахматы.

– Слон ходит по диагонали, – не по-детски сосредоточенная Сонечка передвигает фигуру.

Мы с интересом наблюдаем.

– Сонечка, а со скольки лет ты играешь в шахматы? – спрашиваем девочку.

– В четыре года я стала играть со своим дедушкой Витей, который потом привел меня к Эмме Петровне, – отвечает серьезная малышка. – Думаю, не за горами время, когда я обыграю деда.

DSC_7107

Эмма Петровна с Сонечкой погружаются в игру, и уже никого и ничего не слышат и не видят. Сейчас для них существует только их мир королев и королей, слонов и ферзей. Мы на цыпочках уходим из класса. Удачи вам и новых побед, шахматные Королевы!

ВАЛЕРИЯ ЭКОМАСОВА