Его возвращения из Туапсе ждали в Казахстане 73 года. Внуки, после долгих поисков, сами приехали в Туапсе, чтобы встать на читать дальше

IMG_3810

Его возвращения из Туапсе ждали в Казахстане 73 года. Внуки, после долгих поисков, сами приехали в Туапсе, чтобы встать на колени там, где он погиб – в Туапсинских горах.

На туапсинской земле жители Казахстана Ергали и Заурехан Кумар-Бек почувствовали себя как дома. Потому что в этой земле, защищая незнакомый город Туапсе, навечно остался в 1942 -м их дед…

Брата и сестру Ергали и Заурехан из Казахстана дважды задерживали в аэропортах нашей страны. Сначала в Краснодаре, а потом при вылете из Санкт-Петербурга в Алма-Ату. Дело в том, что в ручной клади бдительная охрана обнаружила самый настоящий патрон от крупнокалиберного пулемета! Этот подарок они везли из Туапсе…

– Это патроны с места гибели моего деда, Джананова Кумар-Бека, – объяснял Ергали Кумар-Бек. – Я только что вернулся из тех мест, где шли бои. И этот патрон я вам не отдам…

И бдительная охрана уступала. Сейчас и земля туапсинских гор, и патроны, и фотографии, и видеофильмы о Городе воинской славы Туапсе хранятся в Алма- Ате, в семье, которая так долго искала деда…

– Нам было лишь известно, – рассказывает его внук, полковник ВДВ (в Казахстане – это аэродинамические войска) Ергали Кумар-Бек, – что дед воевал под Туапсе. Моя бабушка, его жена, успела получить с июня 1942 (когда его призвали) по ноябрь 1942-го всего лишь три письма. В последнем, от 5 ноября 1942 года, было написано: «Завтра у нас – смертельная схватка. Будет атака». Это было последнее письмо, и больше – ничего, даже похоронка не пришла…

Его брат, Джананов Тули-Бек, с войны в Алма-Ату вернулся, хоть и без ноги, но живой. И сразу же начал поиски.
С 1948 года хранят теперь уже внуки героев переписку семьи с военкоматами и различными военными ведомствами! И только когда появился сайт «ОБД Мемориал», стало известно, где и когда погиб боец Джананов Кумар-Бек.

– Представляете, – рассказывает председатель краевого общества «Охрана памяти защитников Отечества» Валерий Стародуб, – он написал 5 ноября 1942 года последнее письмо, а погиб на высоте 415,0 (возле Садового) 6 ноября. Письмо успел отправить домой, а вот с похоронкой не получилось. И понятно, уже почему. В те дни 4, 5, 6 ноября на высоте 415,0 шли страшные бои. Бойцы удерживали перешеек между этой высотой и Сарай-горой, а немцы рвались к Шаумяну, подтягивали свежие силы. В какой-то момент – прорвались. Наши пытались отбить высоту, предпринимали попытки контратаковать… Все это подробно изложено в книге историка Эдуарда Пятигорского «История – это то, что было». Там же и указаны потери «в один день – 40 человек, в другой – 50, в третий – 70». Это только на одной высоте – 415,0, той самой, где погиб дед Ергали и Заурехан…

P1160119

Когда они узнали, что найдено точное место гибели деда, не раздумывая, собрались ехать в Россию. Хотели прибыть 9 мая, на торжественное мероприятие, но Ергали, сам военный, должен был готовить своих десантников к параду в Алма-Ате. Потом поездка еще раз сорвалась, и еще… И, наконец, они купили билеты на 3 ноября.

– Видно, самому Богу было угодно, чтобы мы приехали в Туапсе в ноябре, – говорит Ергали, – чтобы в день гибели деда были как раз на туапсинской земле.

…Валерий Стародуб был в экспедиции в горах, когда узнал о том, что родственники героя вылетели к нам.

– Нам эта высота хорошо известна, несколько лет назад мы на этой высоте проводили Вахту памяти, и всех найденных перезахоронили в Шаумяне, – рассказывает он. – А имя Джананова Кумар-Бека увековечено на памятнике в Садовом. Видимо, по спискам погибших его и внесли.

Поэтому гости вместе с поисковиками, представителями администрации Шаумянского поселения, духовенством и молодежью провели сначала митинг и Минуту молчания у памятника в Садовом, потом – у «Пяди земли» в Шаумяне. А потом – отправились в горы, на высоту 415,0.

– Мы могли проехать на вездеходе по лесной дороге, – говорит Валерий Стародуб, – но Ергали сказал: «Мой дед шел тут пешком. Я тоже хочу пойти пешком – по его следам».

А когда на высоте увидел комплекс траншей, окопы, то встал на колени. Он даже лег в окоп и несколько минут принимал в себя дыхание земли – такой чистой и тихой в ноябре 2015 года и такой страшной, истерзанной 73 года назад.

– И хотя Казахстан уже давно самостоятельное государство, – говорит Ергали Кумар-Бек, – нас по-прежнему с Россией связывают духовные незримые нити. Дружба и сотрудничество на высшем уровне — это одно, а вот то, что мы смогли приехать к вам в незнакомый ранее Туапсе, почувствовали себя как дома, как на родной земле – это другое… Семьдесят с лишним лет назад на защиту СССР от фашизма поднялись все народы, населявшие большую страну. Казахи, армяне, грузины, русские – и многие другие были в окопах вместе. Два моих деда воевали, а родной дед так и остался в России навечно. А сколько здесь еще похоронено братьев и сестер с дальних земель. Они пролили кровь за Туапсе. Поэтому и для нас Туапсинская земля – навеки священна.

P1160135

 

Отзовитесь, семья Петра Рогова!

Еще одно имя жителя Туапсе выплыло из небытия. Пропавший без вести в июле 1942 года во время Туапсинской оборонительной операции командир пулеметного взвода краснофлотцев Петр Алексеевич Рогов найден в списках погибших лагеря для военнопленных в германском городе Нюрнберге.

Это удивительно, но за память о советских воинах, сражавшихся с фашизмом, вместе с нашими поисковиками борются сами немцы! Это они изучают архивы и связываются с русскими.

– Буквально вчера нам позвонили из центрального офиса Ассоциации поисковых отрядов России и передали информацию из Германии, – рассказывает Валерий Стародуб, руководитель краевой организации «Охрана памяти защитников Отечества». – Петр Алексеевич Рогов жил в Туапсе на улице Полетаева, в доме № 94. Его маму звали Елизавета Петровна. Сам он 1915 года рождения. На момент призыва ему было 27 лет. След туапсинца теряется в июле 1942 года. Матери пришло письмо –«Пропал без вести». А нашелся он, когда немецкие активисты начали разбирать архивы лагеря смерти.

Петр Рогов – «первая ласточка» в этой работе. Если кто-то помнит эту семью — отзовитесь!

 

Родные имена на обелиске

В Мессажае на братской могиле установили новые мемориальные плиты с именами двухсот двух солдат и офицеров, умерших от ран в передвижном военном госпитале, который был здесь во время Великой Отечественной войны.

До сих пор многие имена остаются неизвестными. И сегодня, спустя 70 лет, поисковики и просто неравнодушные люди продолжают открывать тайны войны, вписывать новые фамилии в списки героев, ставить точки в биографиях бойцов.
Таким неравнодушным человеком оказался и военный пенсионер из города Сочи Валерий Павлович Карабанов. На сайте ОБД «Мемориал» он обнаружил списки умерших в передвижном военном госпитале № 2339, который в 1942 году находился на территории села Мессажай нашего района. К спискам прилагалась даже карта расположения захоронений. Все они находились рядом с госпиталем. С этими документами Валерий Павлович приехал в Мессажай на братскую могилу и обнаружил, что далеко не все имена есть на мемориале.

– Огромную помощь мне оказала библиотекарь села Мессажай Валентина Антоновна Банкет, – говорит Валерий. – Она рассказала много полезной информации, показала, где во время войны находился госпиталь, куда сделали перезахоронение в 50-х годах. Недавно из города Кирова в Мессажай приезжал внук солдата, умершего от ран в этом госпитале, но имени своего деда на мемориале не нашел.
С предложением исправить ошибки войны Валерий Павлович обратился к главе района Владимиру Викторовичу Лыбаневу. Глава района направил просьбу в военкомат проверить данные. После подтверждения всех фамилий и было принято решение увековечить имена героев. Средства на это выделили из бюджета Вельяминовского поселения.

Теперь потомки героев смогут найти место их упокоения, поклониться родным именам, увезти с собой горсть туапсинской земли, политой их кровью.

 

До своих не дотянули…

Бойцы туапсинского отряда «Охраны памяти защитников Отечества» нашли останки самолета в Крымском районе.
В дни акции «Вахта памяти», посвященной 70-летию Великой Победы, между хуторами Новый и Никитинский Крымского района, они обнаружили место падения советского самолета. Машина оказалась 200-я по счету, сбитая в небе Кубани, которую удалось найти.

– Фрагменты самолета, а было видно, что он вошел в землю под прямым углом, обнаружили на высоте недалеко от сопки Героев, – говорит руководитель «Охраны памяти защитников Отечества» Валерий Стародуб. – Спецаппаратура показала, что основная их часть находится глубоко под землей, поэтому мы попросили помощи у своих краснодарских коллег из организации «Кубанский плацдарм», специализирующейся на поиске самолетов.

Как выяснилось, Ил-2 упал на территории, контролируемой немцами, не дотянув до линии фронта всего около километра. Судьба летчиков (лейтенант Федор Яковлевич Громов и старший сержант Николай Карпович Пряник) оказалась трагичной. С боевого задания они не вернулись 26 июля 1943 года. Когда машину сбили, пилоты покинули кабину и были расстреляны в воздухе. Посмертно их наградили медалью «За отвагу».