Корабелы туапсинской Станции юных техников привезли награды с Чемпионата России по судомоделизму, на который в Новороссийск съехались более 200 сильнейших читать дальше

Копия IMG_4668

Корабелы туапсинской Станции юных техников привезли награды с Чемпионата России по судомоделизму, на который в Новороссийск съехались более 200 сильнейших конкурентов  от Находки до Крыма.

Не жалейте времени для детей: собирайте пазлы, стройте корабли, выпиливайте и выжигайте – они так хотят быть с вами!

Бригантины, морские охотники, крейсеры, шхуны и даже ледокол – вся эта флотилия безмятежно дремлет на приколе в родной бухте, чтобы несколько раз в году выйти во всей красе и мощи и вернуться с завоеванным золотом, серебром и бронзой… Вот и сейчас лучшие корабли вернулись из очередного похода в Цемесскую бухту, откуда привезли отличный приз – бронзовую медаль и дипломы, войдя в тройку сильнейших участников чемпионата России по судомоделизму. И удивительно то, что туапсинским Крузенштернам и Дрейкам всего по десять – тринадцать лет! Впрочем, особенно и удивляться не приходится, ведь во главе этой армады стоит опытный и самый настоящий капитан – Леонид Иванович Кучерков, отдавший служению Флоту Российскому на рыболовецких кораблях ни много ни мало 35 лет.

Корабли постоят и ложатся на курс

Разглядывая модель военного корабля «Разумный», который и привез бронзу с Кубка Цемесской бухты, испытываешь целую гамму чувств. Во-первых, работа – ювелирная: модель – сантиметров двадцать – тридцать в длину, а на ней – полная оснастка, крошечные самолетики, леера, словом, все как на настоящем корабле, только уменьшенное в масштабе в тысячи тысяч раз! Во-вторых, строил корабль мальчишка-школьник, мечта которого о кораблях, и это – в-третьих, сбылась: сегодня он курсант высшего Ленинградского морского училища!

Вместе с «Разумным» флотилию туапсинского кружка судомоделизма представляли в Новороссийске сторожевой катер борт-650 (его частенько видели у своих берегов туапсинцы) и ледокол «А.Микоян» – единственный ледокол, участвовавший в Великой Отечественной войне, и единственный ледокол среди представленных на чемпионате моделей.

– Есть у нас модели и стендовые, и ходовые, то есть радиоуправляемые. Но поскольку все они выполнены по точным чертежам с соблюдением всех пропорций, то на воде будет держаться каждое судно, – представляет работы своих юных адмиралов Леонид Кучерков. – На сборку и полную подготовку одной такой модели уходит в среднем полтора – два с половиной года. Разве не чудо?
И чудес, стоящих на приколе в бухте на улице Ленинградской, много. Например, огромный фрегат «Паллада» – точная копия того самого, на котором совершил свое легендарное плавание писатель Гончаров.

– Как-то приходит к нам один бизнесмен, – рассказывает быль о «Палладе» Леонид Кучерков. – Говорит, мол, открывает ресторан стилизованный и хочет, чтобы этот парусник был главной визитной карточкой. Предлагает пять тысяч. Я, естественно, отказываю. Он поднимает цену до десяти, снова – отказ. Короче, на сорока тысячах торг прекратился – обиделся ресторатор и ушел. А может, денег больше не было? Не важно. Важно то, что наши модели не продаются, ведь их дети собирали! На счастье, на победы! Вот четыре корабля Сережи Демидова, а вот – танкер (огромная модель, классная!), который носит название «ТСПУ-9», когда-то он стоял в кабинете директора нашего морского училища.

Сегодня во флотилии Леонида Кучеркова и его юных адмиралов девяносто два корпуса (а начиналась она с четырех)! Здесь собираются и китайские джонки, и грандиозные крейсеры «Бисмарк» и «Аврора».

Мастер

Мне, к примеру, совершенно, понятно, почему своих учеников Леонид Иванович с занятий буквально выгоняет – дай волю, они до утра тут сидеть будут, строить свои корабли и слушать морские байки. Как же нам стало не хватать этих морских рассказов бывалых моряков! А что, профессия ведь эта стала непопулярной. Заграницу можно и по турпутевке попасть, чего трудиться, вахты по склянкам считать! Когда училась в школе, то у двенадцати моих одноклассников папы были моряками, а среди одноклассников моей дочери всего двое из семей моряков. Так откуда ж ей и взяться-то романтике, морской болезни, которой болели ребята моего детства и юности?

Копия IMG_4713

Мастер – так на сленге моряков зовется капитан (для разнообразия, вспомним, что стармех, старший механик – это дед или дедушка, боцман – дракон, старший помощник или старпом – чиф и так далее). Потому что он должен быть мастером во всем, знать корабль и людей как собственную душу, а, может, даже и больше. Конечно, капитанами не рождаются. Но стать капитаном мечтал, пожалуй, каждый туапсинский мальчишка. И Леонид Кучерков дошел до капитанского мостика от самой нижней палубы. Окончил школу № 2, затем работал жестянщиком на нашем родном судоремонтном заводе, перешел на работу в рыбколхоз и стал ходить на рыболовецком суденышке. Собственно, таким путем в большое плавание уходили многие наши земляки. Затем Леонид Иванович понял, что уже без моря не может (опять-таки, ничего удивительного), и продолжил образование в мореходках Херсона и Керчи, позже закончил Екатеринбургский университет. Ходил на таких рыболовецких судах как «Ахун», «Электрогорск», «Ахмета», ловил рыбу – скумбрию, ставриду и деликатесного капитана (рыба, которая ценится выше океанского угря) в водах разных морей и океанов, причем не всегда в нейтральных.

– Что запомнилось больше всего? Трудно сказать… – задумывается Кучерков. – Наверное, фиолетовая вода Средиземного моря. Нет, то, как упал за борт в Азовском при температуре воды на грани замерзания… Или, нет, все-таки, поразили парусники в испанском Кадисе, или некрасивые на лица, но добрые и благородные люди в Лас-Пальмасе на Канарах…

Бывалый моряк, настоящий капитан, мужчина, который своими руками может не только бороться с бурями и штормами, но и строить модели кораблей – как не хватает сегодняшним детям именно таких наставников! Увы, многие ребята воспитываются волею судеб в неполных семьях, в школах мужчины-учителя – как редкий вид, занесенный в Красную книгу. А тут – повезло! И сам Леонид Иванович понимает, насколько серьезную миссию выполняет.

– Бывший руководитель этого кружка Герман Федорович Котов, когда сильно заболел, попросил меня: «Ты, Лень, пацанов моих не бросай!» – рассказывает Леонид Иванович историю своего прихода в кружок судомоделизма. – Вот и не бросаю… А ведь тоже нет-нет, да и о пенсии подумываю. Да пацаны мне кричат: «Что вы дома делать будете? На диване лежать? Не сможете! Будете корабли строить?» «Буду!» – отвечаю. А они мне: «Так здесь и стройте!»

Капитан и корабль – единое целое. Мастер первым поднимается на борт и последним покидает судно. И он в ответе за то, чтобы его корабль дошел до всех портов назначения по курсу.

Каждому кораблю – большое плавание

Дел у туапсинских судомоделистов невпроворот – впереди, в феврале, – выставка военной техники, затем гонка, чемпионат России – в мае. И наши корабелы строят не только корабли, но и самые серьезные планы на победу. И у них есть все шансы взять приз, вернуться в свою гавань с новым уловом бронзы, серебра, золота!

Но главное, что из этой кают-компании, где ведутся мужские разговоры о море и кораблях, дальних странах и разных людях, где из детских рук выходят настоящие фрегаты и крейсеры, ребята навсегда вынесут образ белоснежных пароходов, морской романтики. И вздор, что все это – только для мальчишек! Есть в команде Кучеркова и настоящая морская львица – девочка Аделина, которая в свои двенадцать лет сегодня берет на абордаж военный крейсер, вернее, строит его своими руками!

– Вообще-то программа занятий в нашем кружке рассчитана на два года. Сами понимаете, что это только время войти во вкус дела! – говорит Леонид Кучерков. – Так вот, засел и разработал программу «Судоверфь», которая рассчитана на более длительный период. И мне от имени всех моих юных судостроителей хочется сказать спасибо за поддержку и материалами, и советами директору нашей Станции юных техников Татьяне Ивановне Умеровой. Умеет она поддержать интересную идею и развить ее до реального воплощения. А еще мне очень хочется обратиться к родителям, особенно к папам: не жалейте времени для своих детей! Собирайте с ними пазлы, стройте корабли, выпиливайте и выжигайте, найдите какое-нибудь общее дело – они так хотят быть с вами!

… Мы покидаем тихую гавань на улице Ленинградской. На прощанье нам взметнулись в салюте мачты «Паллады» и ботика Петра Великого, кажется, послышался гудок ледокола «Микояна» и легкий залп «Авроры» и заревом надежды и веры в чудо – алые паруса над еще недостроенной «Черной жемчужиной», которая тоже когда-нибудь ляжет на свой курс.