В этом году исполняется ровно сорок лет, как в Абхазии, в Новоафонской пещере, впервые пустили маленький туристический поезд по подземной читать дальше

пещеру (3)

В этом году исполняется ровно сорок лет, как в Абхазии, в Новоафонской пещере, впервые пустили маленький туристический поезд по подземной железной дороге. Прямо сквозь удивительные сталактитовые и сталагмитовые залы. А открыли эту пещеру за четырнадцать лет до этого. После того, как 16-летний местный подросток Гиви Смыр в одиночку рискнул спуститься в Бездонную Яму Иверской горы, о которой ему рассказывал еще его дед. Но туапсинец Герман Салов побывал в этой пещере еще раньше, задолго до этих событий… И для этого ему не понадобилось альпинистское снаряжение…

Следы Симона Кананита

История Новоафонской пещеры неразрывно связана с именем апостола Симона Кананита. Он происходил из Каны Галилейской, это на его свадьбе Иисус Христос сотворил своё первое чудо – превратил воду в вино. В абхазских преданиях говорится, что Симон лечил местных прикосновением руки, брызгал водой на больное место, читал молитвы на незнакомом языке – и всё заживало. Где-то в пятидесятых годах нашей эры он уединился на берегу Псырцхи, в пещере… Апостол забирался в неё через узкое отверстие вверху. Позже монахи прорубили «нормальный» вход и сделали там церковь.

Герман Салов много лет назад, еще до открытия Новоафонской пещеры и паломнических маршрутов побывал в этих местах. И даже – в нише Симона Кананита, куда его провели монахи.
С тех пор он изучает историю возникновения здесь русского православного монастыря.

– Мысль об устройстве в Закавказье Новоафонского монастыря принадлежала настоятелю русского Афонского Пантелеймонова монастыря, что в Греции, – говорит Герман Салов. – И уже в сентябре 1875 года посланные с русского монастыря иноки выбрали место на развалинах Анакопии, у древнего храма св. апостола Симона Кананита, на берегу речки Псырцхи. Легенда рассказывает, что когда монахам не хватало камня на строительство, они объявили, что Бог простит грехи тому, кто поднимет камень в гору. Горы камней – и больших, и поменьше – громоздятся вдоль каменных стен и до сих пор. И хотя туристов уже предупреждают, что не надо буквально следовать поверью, тем не менее, каждый, кто посещает монастырь, считал (и до сих пор считает!) своим долгом поднять наверх хоть один камень.

На отвесной скале находится заросшая зеленью пещера, которая, как здесь уверены, принадлежала Симону Кананиту. Действительно, высеченный на ее стене четырехконечный крест свидетельствует о её глубокой древности.

– В 1959 году я был боцманом, – рассказывает Герман Салов, – на пассажирском катере «Лазурит» как-то мы совершали 3-суточную экскурсию с отдыхающими в Сухуми, с заходом в Гагры, Пицунду и Новый Афон.. Пока отдыхающие любовались красотами и развлекались, у меня было время. Я познакомился в Новом Афоне с монахом-проводником, который проводил меня к пещере (келье) на отвесной скале. Здесь, по его словам, и жил апостол Симон Кананит. Келья представляла собой помещение в скале 2х2 метра с каменным лежаком, небольшой нишей и вырубленным над нишей православным крестом. К келье ведет узкая тропинка в скале. Мне даже разрешили прилечь на несколько минут в каменной нише…

Вообще монахи во все времена поддерживали легенду и о пребывании здесь апостола.

– Мой монах-проводник, – продолжает Герман Салов, – рассказал мне, что с созданием Новоафонского монастыря сюда была перенесена икона Иверской Божией Матери, которая была помещена на тросе, протянутом от вершины горы (вероятно, и унаследовавшей название – Иверская) над ущельем, где впоследствии и был воздвигнут храм Новоафонского монастыря. Глаза иконы слезоточили, якобы призывая паломников в сие священное место. (Впоследствии икона Иверской Божией Матери бесследно исчезла) Мы посетили с ним и храм, где была изумительная настенная роспись кающейся Марии Магдалины (жаль, одна половина храма почему-то была недоступна для посещения). Я, грешник, упал на колени и, сложив руки на груди, признался Марии Магдалине в любви (я был еще не женат!). Монах проводил меня в ущелье, через которое протекала речка (вероятно Псырцха), и показал большой, плоский бардового цвета камень, на котором, по его словам, был казнен Симон Кананит….

Была гора высокая…

пещеру (2)

А между тем до открытия Новоафонской пещеры оставалось два года. Именно тогда монах не только рассказал туапсинцу о больших пустотах внутри горы, но и показал внизу лаз, через который можно было попасть внутрь. И Герман Николаевич, не раздумывая, сделал это!

– Всего за три рубля он дал мне прочный комбинезон и подвел к разлому в горе. Я пролез внутрь и оказался в темном пустом пространстве. Эхо отражало каждое движение, где-то внутри капала вода… Было темно и жутко. Представить, что вся эта огромная гора – внутри пустая, было невозможно. (Кто ж мог подумать, что скоро там будет обустроен целый музейный комплекс, и будет по рельсам ходить поезд!) Когда я вылез (а монах привязал меня веревкой для страховки), проводник сообщил, что там такие большие пещеры, что могут сразу вместить более 30 тысяч человек. Откуда он знал? Говорит, что был там не раз… А еще этот монах рассказал, что в пещеру есть еще один вход – сверху, но надо спускаться по веревке, это опасно.

А потом, в 1961 году, именно этим путем Гиви Смыр открыл пещеру.

– Как рассказывает в одном из интервью официальный первооткрыватель, он спустился по веревке метров на 30, но дальше была бездонная пропасть. Без альпинистского снаряжения делать было нечего. В том же году команда спелеологов вместе с Гиви впервые спустилась в эти пещеры. Первая подземная экспедиция в недра Иверской горы продлилась 18 часов! За это время спелеологи и Гиви Смыр спустились на глубину более 150 метров! Даже не успев обойти и как следует рассмотреть все залы, ученые поняли, что открытая пещера является настоящим шедевром природы. Но прошло еще более десятка лет, прежде чем прекрасные залы пещеры смогли увидеть все желающие. Всего под горой 11 залов, туристы могут ходить пешком, но добираются туда на подземном метро, пущенном в 1975 году. Тот, боковой лаз, через который в пещеру проникал Герман Салов, уже давно засыпан в результате взрывных работ при обустройстве пещеры. А верхний, через который можно было спуститься по веревке, зияет до сих пор…

Из интервью Гиви Смыра, директора Новоафонской пещеры

– Однажды я проползал по меандру – такой узкой извилистой «кишке» между пещерами – и началось наводнение. Вода должна была целиком заполнить меандр, но я вклинился в самое узкое место, встал вместо пробки. И два часа держал поток, чтобы сохранить воздушную подушку. Такие наводнения в пещерах постоянно бывают: прошёл в горах дождь – и затапливает всё. Под землёй-то не знаешь, какая погода на поверхности. Мои друзья из-за такого наводнения две недели на глубине 900 метров просидели. Пока был свет в фонариках, прощальные письма писали. А наверху уже простились: спасатели вели переговоры с родственниками… Потом дожди закончились, и группа сама вышла наверх. В пещерах встречаются колодцы, заполненные древним ледником. В августе лёд, который соприкасается со стенками колодца, начинает оттаивать, и по периметру ледника образуется спиральная ложбинка, уходящая вглубь. Однажды я оступился и заскользил по этой ложбине… В себя пришёл на глубине 70–100 метров. Обратно вверх по этой крутой спирали никак не выбраться. И в ледяном «гробу» сидел более суток, зубами стучал, пока ребята не нашли и верёвку не просунули…