С первых дней работы Туапсинского балкерного терминала трудится на предприятии Василий Петрович Скориков. Он принимал новое оборудование в процессе пуска, начинал бригадиром на станции разгрузки вагонов, потом освоил кратцер-кран на складе готовой продукции. И сегодня – один из опытных работников ТБТ.

Копия скориков (2)

Вместо лопаты – катцер-кран

– До того, как меня пригласили работать на новом тогда балкерном терминале, – рассказывает Василий Петрович, – я уже шестнадцать лет отработал бригадиром разгрузочной бригады на железной дороге. А это вам не та автоматизация, что на ТБТ. Приходилось десятки тонн и песка, и гравия лопатой перекидывать.
О ТБТ был наслышан в основном по разговорам, которые тогда муссировались в городе. А придя на территорию предприятия, поразился четкой и отлаженной автоматизированной системе погрузки.
– Я начинал на станции разгрузки вагонов, – говорит Василий Скориков, – и просто был удивлен инженерным решением – как здесь разгружаются минеральные удобрения. Люки внизу вагонов открываются, и за две минуты опустошаются – груз весь уходит вниз на четырнадцатиметровую глубину, на конвейер. Это потрясало после наших лопат. Кругом работали (и сейчас работают) аспирационные системы, так что особой пыли мы не заметили.
Его потом часто спрашивали и друзья, и знакомые – как там, на ТБТ, правда все страшно или преувеличивает молва? Он, как мог, убеждал, что более современного предприятия еще не видел.
– А удобрения мы и раньше разгружали на железной дороге. Все эти годы к нам приходили по железной дороге удобрения для совхозов, различных сбытовых организаций. И разгружали это все из вагонов мы вручную, и никого это не волновало. А здесь, на ТБТ построен целый комплекс по отгрузке с восемью конвейерными линиями (все закрытые), со станцией разгрузки вагонов, с судопогрузочной машиной по принципу кливленд-системы. Такого в Туапсе еще не было.

С мечтой о море

Мальчишкой из казачьей станицы приехал Василий Скориков в Туапсинское училище № 9. Манила его мечта о море, поэтому и получил две профессии –судового трубопроводчика и моториста. Но на море не попал – отправили парня на практику в СРЗ. А через несколько месяцев заводская бригада проводила его в армию. Через два года он вернулся, женился.
– Работы я никогда не боялся, когда еще пришел в бригаду на завод, рабочие сразу стали доверять серьезные дела. Наоборот, мне нравилось узнавать новое. Но было уже начало 90-х, и зарплата на заводе становилась все меньше.
И главе молодой, ждущей пополнения семьи, пришлось искать новую работу. А поскольку он ее не боялся, то и на железной дороге очень быстро стал «своим». Ему одинаково дороги и «Благодарность» от директора компании «ЕвроХим» Дмитрия Стрежнева за большой трудовой вклад в развитие компании, и «Почетная грамота» за добросовестный труд от главы города в бытность его работы на железной дороге. И даже грамота от командира воинской части, куда он на месяц был призван на переподготовку. Не всем «партизанам» по окончании срока службы выдают такие награды. А ему – опять-таки за добросовестное отношение к своим обязанностям. За отличную работу и службу.

Казачьи корни – крепкие!

Как-то еще маленькая дочка принесла домой цветок и очень хотела, чтоб он долго-долго жил в вазочке. А Василий Петрович сказал ей: «Нет у нее корня, не выживет».Дочка задумалась и спросила: «А у меня есть корень?» Тут пришел черед задуматься самому Василию Петровичу.
Потомок терских казаков, он хорошо знал, что такое – род, семья. Прапрадед Кузьма Скориков растил восемнадцать сыновей! Революция, гражданская война раскидала потомков Кузьмы так, что до сих пор они ищут друга. И находят! Двоих своих двоюродных или уже четвероюродных братьев нашел по интернету сам Василий Петрович. Двое нашли его. И появилась в семье удивительная фотография, сохранившаяся чудом сквозь бури времени – пятьдесят родственников Скориковых сидят вместе. И среди них и прапрадед Кузьма, и дед Василия Петровича – тоже Василий, совсем еще маленький. Не такой, каким он его помнил…
А помнил своего деда–тезку Василий Петрович глубоким стариком, с руками, обезображенными ранением.

Копия Скориков-4

В 1944 году его и комиссовали по этому ранению – может, поэтому и жив остался этот «корешок», и выросла еще одна ветвь Скориковых? У деда было три сына и дочка, и его дети родили казаков. Василия Петровича, младшего внука этой ветви, назвали Василием в честь деда. Они дружили – старший и младший Василии, вместе рыбачили, вместе работали. Вот откуда у нашего героя такая трудовая жизненная философия.
– Мы работали в доме сызмальства, – рассказывает Василий Скориков. – Дома было две коровы, десяток свиней, до шестисот голов птиц, бараны, распаханного огорода 40 соток. А отец был чабаном в колхозе, уходил с отарой на три дня. Вся мужская работа это время держалась на нас с братом. Мама тоже работала, едва дома успевала, так за нами бабушка с дедушкой следили. Что значит следили? С утра, как в хорошей конторе, была «планерка» – что кому делать. И попробуй не исполни! Отец приедет, первым делом, не слезая с брички, спросит у бабушки – кто как себя вел. И если что-то не так – так же, не слезая, кнутом оттягивал нас по хребту. Жесткое казачье воспитание.
Зато приучил отвечать за порученное дело, не бояться работы, даже самой тяжелой, и находить радость в созидательном труде. Вот где корень его, Скориковского, трудолюбия, дисциплинированности, любви к порядку. Поэтому и работал всегда честно с полной самоотдачей. По-другому не умеет.