В 1985 году моему прадеду Филиппу Золотько был всего 71 год. Он прошел дорогами войны от Харькова до Праги. Вернулся живым. Но об этом получившая извещение о пропавшем без вести солдате семья узнала лишь через семьдесят лет после Победы.

Вот так мы с дочкой дождались с фронта нашего героя. Она очень гордится. Все просит: «Мам, а давай мы с дедушкой Филиппом в Бессмертном полку пойдем!» Только вот кроме той бумажечки-извещения никаких документов, никаких фотографий у нас не осталось. Зато навсегда осталась память о прадеде…

Копия встреча6


За двадцать лет работы в газете услышала и пересказала я немало историй человеческих судеб, в том числе и о том, как возвращались с той войны, несмотря на похоронки, отцы, сыновья и мужья. О том, как обретали имена и вечную память некогда неизвестные солдаты. А случается и так, что приходят солдаты с Великой Отечественной войны даже, когда их уже не ждут, потому что вроде как бы и ждать некому, и все сроки вышли. Так вернулся и обрел память в потомках и мой прадед Филипп Егорович Золотько.
Как-то во время весенней генеральной уборки, наводя порядок в старых фотоальбомах и документах, нашла сложенный вчетверо лист пожелтевшей, истончившейся до папиросной бумаги. И уже было собралась выбросить, как что-то заставило развернуть старую бумажку. Читаю: «Извещение № 173. Извещаю вас с прискорбием о том, что ваш отец Золотько Филипп Егорович пропал без вести в Великой Отечественной войне…» Не веря глазам, перечитывала несколько раз, а скупые строки, отпечатанные на машинке, упрямо свидетельствовали: «Вот он, твой прадед!»
Как же так получилось, что пролежал этот вчетверо сложенный листок семьдесят лет в наших семейных документах? И попался на глаза только сейчас? От бабушки, Людмилы Филипповны Золотько (это, конечно, девичья фамилия) я знала лишь, что осиротела она с братом Степаном рано – мать, то есть мою прабабку, убило молнией. Про отца своего бабушка говорила очень скупо, мол, ушел на войну и сгинул. А ее и младшего братишку разобрали по родственникам. Вот так она оказалась в Туапсе, изведав весь ужас бомбежек, голода и огня. Брата Степана жизнь увела с Украины в далекую Сибирь, жил он с семьей в Братске Иркутской области. Встретились они уже спустя десятки лет, разлученные войной и людьми сироты, которые, увы, так и не стали особо близкими друг другу.
Все это лихорадочно выдавала детская память, а рука уже тянулась к мобильнику, что-то подсказывало, что эта семейная история обязательно найдет продолжение.
– Давайте все, что есть, все данные. Сейчас в архивах можно найти много информации! – обнадежил меня давний и добрый друг, поисковик, Сергей Сергеевич Челпанов. Вечером этого же дня я слушала уже историю нашего неизвестного солдата.
– Прежде всего, в списках обобщенного банка данных Центрального Архива Минобороны фамилии разыскиваемого бойца не было ни в списках погибших, ни в списках пропавших без вести, – рассказал Сергей Челпанов. – Мы пытались изменять фамилию, ведь могла быть ошибка в написании. Выходил всего один человек, но с другим отчеством, возрастом и местом рождения. Родственники сразу сказали – это не он. И тогда мы решили проверить списки награжденных. И тут нас ждала неожиданность…
Филипп Золотько прошел боевой путь от Харькова до Праги. Войну закончил рядовым шофером штаба 38-й Армии. Был дважды ранен. С 1943 года обеспечивал артснабжение, доставлял снаряды на передовую под обстрелами врага. В 1944 году награжден медалью «За боевые заслуги». 18 мая 1945 года представлен командованием 38-й Армии к ордену «Отечественная война 2-й степени», но 25 мая 1945 года получил не менее почетный орден «Красной Звезды». Трудна и опасна боевая жизнь фронтового шофера. Ведь его машина из непрочной фанеры являлась легкой добычей для вражеских хищников. Но все перенес солдат, ушел от черной смерти и победил. В августе 1945 года Филиппу вручили медаль «За победу над Германией». А дети все ждали и ждали отца… Самое интересное, что орден Отечественной войны 2 степени, к которому представляли Филиппа, тоже нашел бойца. В 1985 году! В апреле, к 40-летию Победы, было решено наградить этим орденом всех оставшихся в живых фронтовиков. Филипп был еще живой! И не старый, только отметил свое 71-летие! А мы и не знали
Слушая Сергея Сергеевича, честно, я испытывала очень разные, противоречивые чувства. С одной стороны – гордость, радость. А с другой… В 1985 году моему прадеду был всего 71 год, были живы и моя бабушка – его дочка, ее брат! Почему, почему так и ушли они в мир иной, где, верю, они все встретились, сиротами? Добрейший Сергей Сергеевич привел на это самый простой и, пожалуй, самый веский аргумент: «Война…» Да, возможно, он потерял след своих детей, возможно, получил ложную весть об их гибели (они же получили извещение о том, что он пропал без вести). А ведь когда война окончилась, прадеду Филиппу был всего-то 31 год. Молодой мужик, судя по его детям, весьма интересной наружности, герой, конечно, же нашел и новый дом, и новую семью (жену-то он потерял еще до войны). И, возможно, живут где-то на Украине потомки Филиппа Егоровича Золотько, мои родственники по одной из линий.
– А ты напиши в «Жди меня»! – советует Сергей Челпанов. Потому, что он, как краевед, как поисковик, как талантливый писатель всегда жаждет, чтобы каждая история была обязательно доведена до конца. Честно сказать, не знаю – у людей своя жизнь, имею ли я право влезать в нее со своей правдой? И судить своего прадеда-героя я тоже не буду. Пусть, как говорится, время рассудит и решит. Как с тем самым извещением, которое случай подкинул мне в свой срок.
Вот так мы с дочкой дождались с фронта нашего героя. Она очень гордится. Все просит: «Мам, а давай мы с дедушкой Филиппом в Бессмертном полку пойдем!» Только вот кроме той бумажки-извещения никаких документов, никаких фотографий у нас не осталось. Нет, теперь уже осталось – память. «Жди меня и я вернусь… Жди, когда других не ждут, позабыв вчера». Ждите, обязательно ждите и верьте! И ваши солдаты непременно вернутся домой, пусть к своим правнукам и праправнукам, но выйдут из рядов «без вести пропавших» и перестанут быть Неизвестными.