Туапсинский порт поздравил с 90-летием своего легендарного капитана.

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d0%b5%d1%82%d1%80%d0%be%d0%b2-%d0%bf%d0%be%d1%80%d1%82-2

Настоящее бабье лето выдалось в день 90-летия ветерана Великой Отечественной войны, ветерана порта, капитана буксира Захара Трофимовича Петрова. «Вы ж не забудьте, – говорил он председателю профкома порта «Солидарность» Денису Ткаченко, когда тот от имени управляющего директора и от коллектива порта ездил поздравлять ветерана с 9 Мая, с Великой Победой, – в сентябре у меня юбилей, приезжайте праздновать!»

– Да кто же забудет такого?! – говорит Денис Ткаченко – Захар Трофимович, это легенда порта. В порту он отработал на судах более двадцати лет, а до этого еще двадцать лет рыбу ловил на Дальнем Востоке. А еще раньше – воевал. 18-летним мальчишкой ушел на фронт, был разведчиком, «языков» брал, не раз с немцами врукопашную сражался. И на пенсии ведет активный образ жизни. Пока силы позволяли, ходил на танцы, на все портовские мероприятия. Профсоюз «Солидарность» много лет подряд проводит бильярдный турнир в честь Дня Победы, мы всегда его приглашаем разбить первую партию. Он – заядлый бильярдист, почетный член нашего неформального клуба. Веселый, всегда шутит, смеется. Я его в унынии никогда не видел!

И вот делегация от порта с цветами и подарками уже у калитки дома на горе по улице Розы Люксембург. А цветов в палисаднике! А виноград какой – гроздья до земли! И наш капитан как на картинке, – в кителе и, как всегда, улыбается! «Я сегодня со своим «конем» – колено разболелось!» – машет палкой. А дома – суета. Дочери, внучки – все готовятся к торжеству. 90 лет исполняется – это вам не шутка!

 

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-01%d0%bf

(Захар Петров с отцом Трофимом Мелентьевичем, получившим орден Боевого Красного Знамени на Гражданской войне)

– Да ничего удивительного, – говорит Захар Трофимович, – мой дед Мелентий дожил до 104 лет, при том, что раскулачен был, строил Беломорканал. Отец прожил 96 лет.
Правда, из семи братьев и сестер остался один Захар Трофимович. Но он всегда и выделялся в своей казачьей семье. Был старшим, а значит, надеждой отца, кстати, героя Гражданской войны.

– Когда на фронт уходил, мне в военкомате серьгу из уха велели снять. А я с этой серьгой с детства, дед вставил, когда я младенцем был. Такое правило у казаков – так отмечать старшего сына в семье, чтоб все, кто видели, понимали это. А еще дед, провожая, на ухо шепнул: «Бога не забывай, молись!» А он, комсомолец, вскинулся было: «Ты что, как можно?» Но дед похлопал его плечу: «Нужно!»

Может, и серьга, которую он не снял, и дедовы молитвы помогли ему, когда во вражеском тылу, во время рейда, они с боем брали «языка». Фашист кинулся на него с ножом, он успел руку подставить, а другой нажать на спусковой крючок автомата. Шрам-то на локте до сих пор белеет! И на груди – тоже. Когда осколок попал под сердце, его оперировали в полевом госпитале. И без наркоза – спирту дали. А спирт не берет! Тогда врач, чтоб отвлечь, заставил медсестру держать зеркало над ним: «Смотри!» И он, забыв про боль, смотрел на свою собственную располосованную грудную клетку и бьющееся сердце. Кто из смертных удостоился такого зрелища? Еще два осколка – в легком и спине – врачи трогать не стали: «Живи, сколько проживешь с ними!» Вот он уже больше семидесяти лет с ними живет… Иногда скучает по своему Забайкалью и по Дальнему Востоку, где к его боевым наградам прибавился и трудовой орден Ленина. «Чем старше, тем как-то больше тянет туда, где родился, – говорит он. – Даже правнучку свою назвал Ангарой, в честь реки, кстати, и попал в точку. Характер у маленькой Ангары – такой же, какой у ее бурной тезки!»

%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-02%d0%bf

(Захар Петров с женой Анной и одним из сыновей)

Но Черное море тоже стало родным, когда он освоил туапсинскую акваторию – маленькую, но водить суда в которой надо уметь с не меньшим мастерством, чем огромные сейнеры в океане.
Портовики пожелали ветерану долгой деятельной и плодотворной жизни, здоровья, радости.

– А и радуюсь, – говорит Захар Трофимович. – Сколько лет уже на пенсии, а порт меня не забывает. Вот сейчас дровишек на зиму обещали подбросить. Все хорошо, а главное – мир. Наши дети, внуки, правнуки растут в мире. Да, сейчас всем нелегко и санкции против нас, и давление со всех сторон. Но выдержим, выстоим. Лишь бы не было войны.