Туапсинские вести
 
По ту сторону экрана
Разговор о «Союзмультфильме» и Алдашине, о кино и Каплевиче, о Высоцком и «Маленьких трагедиях».
«О чем говорить будем?» – улыбается мой визави. Конечно, о жизни, стихах, музыке, кино и интересных людях! Ведь в круговерти времени так редко выпадают минуты для разговора об этом, насущном, тем более, когда твой собеседник – режиссер, поэт, искусствовед, «сердцевед и душелюб» Алексей Качура.
Вот так и вижу, как, ты тепло улыбнулся, читатель при упоминании Качуры! А потому что для доброй половины туапсинцев он тот самый Леша Качура, который родился и вырос в Туапсе, а затем отучился во ВГИКЕ, которому посчастливилось общаться с Владимиром Высоцким и Леонидом Филатовым, а затем – вернуться в свой родной маленький город у моря.

– Вот честно скажи, Алексей, не жалеешь, что покинул столицу?
– А чего жалеть? Своей порцией славы и известности, это когда к тебе в метро подходят и узнают, я наелся. Да и в Москве бываю частенько – там теперь живет дочь Анна, работает в Государственной библиотеке, той самой, Ленинской. Там остались друзья, которые с не меньшим удовольствием приезжают в Туапсе – кто-то, как Миша Алдашин, на малую родину, а кто-то, как Юрий Норнштейн, сначала в гости, а потом, потому что влюбляются в наш город.
Фото: Анна Бурлакова / Туапсинские вести
– То есть ты хочешь сказать, что автор любимого «Ежика в тумане», Юрий Борисович Норнштейн вот так запросто ходил по нашим улочкам, и никто к нему не приставал с автографами?
– (Усмехается) Может, в этом и прелесть нашего города? Где тебя любят не за известность, не за имя? Норнштейн – учитель Михаила Алдашина, и ничего удивительного в том, что он приехал в гости, нет. Хотя, получилось забавно, когда провожали их, на вокзале солнце как-то особенно сфокусировалось, и кто-то из провожающих воскликнул: «Норнштейн засветился в Туапсе!».
– А кто еще «засветился» у нас, приезжая инкогнито к Алексею Качуре?
– Совсем недавно был в гостях очень известный оператор Виктор Безенков. Удивительный человек и своей жизнью, и своими работами. Ну, скажем, ученик знаменитого оператора Вадима Юсова, того, что с Андреем Тарковским «Солярис» снимал. Сейчас Безенкову за восемьдесят, но – молодцом! Он ведь приезжал не столько ко мне, сколько почтить память Евгения Константиновича Мархинина, которого снимал еще молодым на фоне извергающихся вулканов. Фильм у него вышел прямо таки с эпическим названием «Мы еще вернемся, или Достоверные истории, рассказанные нашим героем, его друзьями и современниками». Как он сам говорит, с легкой руки Мархинина и началась операторская карьера Безенкова.
– Летом видели ныряющего с туапсинской дамбы худрука «Союзмультфильма».
– Сейчас Михаил Алдашин уже не художественный руководитель «Союзмультфильма», там в последнее время некоторые штатные перестановки происходят. Но, как говорится, Мишу мы любим не только за это. Он – талантливый художник, мультипликатор с мировым именем, он наш земляк и никогда не забывает об этом. В этот раз он приезжал со своей коллегой Екатериной Филипповой, автором мультфильмов, успевших наделать шума на фестивалях в Италии, Польше, Болгарии. «Найденыш», «Птичка», «Девочка и снежок» и совсем недавние «Козлы» – эти мультики стоит посмотреть и детям, и взрослым. Скажу так, приз им не дали только потому, что их представляла Россия (политика – дело неприятное), но зал аплодировал стоя! Но это я отвлекся. Короче, идем по городу втроем, а мне надо было на «Свободный микрофон» бежать (кстати, прекрасный конкурс для молодых поэтов и любителей поэзии организовала районная молодежка, столько интересных ребят я там заметил!), как председателю жюри. Говорю, вы, погуляйте, а я потом присоединюсь. Миша запротестовал: тоже хочу на поэтический конкурс! Вот так экспромтом председателем жюри стал в «Свободном микрофоне» Михаил Алдашин. Он читал свои стихи, а Катя Филиппова – свои, в общем, получился импровизированный поэтический капустник с туапсинской молодежью.
Мой друг детства – Алексей Качура. Поэт и ходок по горам. Прыгун со скал в горные озера. В одном подъезде жили. Он меня и во ВГИК привел, и вообще много хорошего сделал. И не только мне.


Михаил Алдашин
Российский режиссер-аниматор
– Раз уж заговорили о земляках: как поживает Павел Каплевич (Вообще-то художник, режиссер, продюсер с мировым именем в особом представлении не нуждается, но на всякий случай напомню – автор нашумевшей коллекции костюмов «Борис Годунов», автор неповторимой «пророщенной ткани» и, главное, туапсинец по рождению и духу. – О.С.)?
– У Паши все хорошо: проводит традиционные выставки, продает по метражу свою пророщенную ткань (тут мы смеемся уже оба, представляя эту картинку – Каплевич с метром и ножницами в руках) и задумывает новые проекты. Кстати, он практически каждый год на фестиваль киновизуальных искусств в «Орленок» приезжает. Как будет в очередной раз, можно самого расспросить – он всегда не против пообщаться.
– Да, кино… А какие бы ты назвал фильмы, которые в последнее время поразили?
– Считаю настоящим прорывом в кинематографии фильм «Море, которое мыслит» производства Дании, ну и фильм «Молодость» итальянского режиссера Паоло Соррентино.
– А какой хороший фильм без хорошей музыки? Это я так неуклюже легато к работе в туапсинском камерном оркестре провела.
– Быть артистом нашего камерного оркестра – это честь. И я нисколько не льщу и не лукавлю. Потому что наш художественный руководитель Виктор Сорока сумел собрать не просто талантливых музыкантов, но единомышленников, горящих, жаждущих чего-то нового, готовых к экспериментам. Наряду с мэтрами отечественной и зарубежной сцены с нашим оркестром солировали и начинающие, восходящие звезды. Евгения Клейн, Мария Кожаринова – имена этих пианисток уже прочно занимают место на звездном Олимпе. А еще художественный руководитель умеет так подобрать репертуар, что зритель остается очарованным до конца концерта, да и после долго под впечатлением.
– У вас же была целая череда концертов музыки из кинофильмов?
– Да, такая акция в Год кино проводится совместно с отделом культуры города Туапсе. И это то, в чем сегодня нуждаются люди – музыка для души, для сердца, для размышлений! Оркестр играет и музыку Дашковича из «Шерлока Холмса и доктора Ватсона», и вальс Арчибальда Джойса «Осенний сон» (эта музыка шла лейтмотивом и к «Утомленным солнцем» и ко многим другим фильмам с сюжетом военного и довоенного периода), и Риориту. Вот с этим фокстротом вообще удивительная история была! Автор фокстрота – немец, а популярен он стал по всему миру. И вот когда открыли уже второй фронт во время Второй мировой войны, бои шли практически на территории Германии, во время одного затишья из трех окопов – немецкого, американского и русского – неслись звуки одной Риориты! Когда говорят музы, пушки молчат… Вообще во время таких концертов наш оркестр играет мировую классику кино – Глен Миллер, музыка из кинофильмов японского режиссера Таки Шикатаро, короче, саундтреки самого лучшего из того, что звучало и звучит с киноэкранов.
– Туапсинцы уже избалованы тем, что ветрено-дождливое межсезонье вот уже несколько лет подряд озаряется теплом и светом «Осеннего дивертисмента».
– Мы не изменяем традициям. Правда, как всегда наш художественный руководитель привносит какую-нибудь изюминку в ход фестиваля. Так в этом году мы будем играть концерт в поселке Октябрьском. Кстати, вот такой музыкальный вояж и есть: искусство – в массы. По-настоящему, от души и для души. А до этого, 6 ноября, в рамках Ночи искусств и празднования Дня народного единства камерный оркестр дает концерт. Как ведущий программы скажу, что музыка подобрана просто грандиозная!
…Мы говорим и говорим, потому что потом каждый вновь канет в омут своих повседневных дел и забот. А хочется вспомнить общих друзей, тех, кто был дорог (навсегда сохраню я в сердце память о прекрасном учителе, открывшем мне двери в мир русского языка, Елене Александровне Качуре!), о курьезах и вторых планах не только фильмов, но и жизни (сколько интересного и непечатного Алексей рассказывает с искренней любовью: о Высоцком на съемках «Маленьких трагедий», о не вышедшем из-за отъезда в Израиль любимого интервью с Леонидом Филатовым!). Да, многое, многое остается за кадром. Но, как часто именно это и заставляет нас думать над смыслом, как чтение между строк. Промелькнули последние титры. И зритель спешит покинуть кинозал, не дожидаясь аккордного слова «Конец». Бедный, наивный зритель! Ведь самое интересное начинается, именно когда фильм закончился, когда прозвучали последние ноты концерта – в воздухе витает еще магия Искусства, а те, кто был по ту сторону экрана или рампы, напротив, становятся ближе.

Текст: Оксана Смелая, фото: Анна Бурлакова