Корреспондент «Газеты.Ru» замерил вместе с гидрологами Комсомольска-на-Амуре уровень воды в реке. За три дня после пика паводка вода спала на 21 см. На городской дамбе бойцы продолжают укреплять насыпь — сильные волны все еще грозят ее размыть. Город готовится к следующему этапу — очистке улиц и ливневой канализации от воды и песка, а также утилизации мусора, который в огромном количестве прибило к берегу.

В среду Гидрометцентр России дал обнадеживающий прогноз по уровню воды у Комсомольска-на-Амуре. С начала недели он снизился с пиковых 9,12 метра до 8,91 метра. В ближайшее время ожидается спад еще на 15–20 см. Впрочем, отметка «Опасное явление» все еще находится на глубине 2,5 метра.

Данные об уровне воды поставляют сотрудники гидрологического пункта, расположенного на набережной реки.

Техник-гидролог Михаил Прокопенко с трудом пробирается через мусор и ветки деревьев, плавающие в воде. В руках у него предмет, похожий на метровый градусник — прозрачный корпус со шкалой, а внутри железный прут.

Это водомерная рейка. Прокопенко ищет скрытый под водой мерный столб и прикладывает к нему рейку. Последняя отметка на столбе — 853 сантиметра. Прибор показывает еще 56 сантиметров. «Значит, сейчас уровень воды в реке 909 сантиметров», — говорит гидролог. Разговор был в понедельник после штормовой ночи.

Замеры надо делать каждые три часа. Прокопенко обычно работает по ночам, а его сменщица — днем. «Ночью тяжелее, да и рыбаков тут много, — говорит Прокопенко. — Они рыбачат на реке, а потом сюда причаливают, тут удобный подъем. Мы их гоняем». Он считает, что скоро вода начнет существенно снижаться. И его прогноз исполняется.

Уровень воды в реке падает, но очень медленно. Холода в регионе наступят гораздо быстрее, чем Амур окончательно отступит от жилых домов. Еще в начале недели в штабной палатке полевого лагеря МЧС сделали новый пол. Раньше в щели между досками, через которые поступал холодный воздух, была видна трава. Начальник штаба говорит, что в понедельник под утро на траве появился первый иней.

Заморозки близятся, и на Мылкинской дамбе шутят, что скоро у них будет ледяной форпост.

Впрочем, раздувшийся Амур вряд ли даст себя сковать льду. Сильные волны не позволяют расслабиться защитникам дамбы, возведенной перед районом с населением 100 тыс. человек. Вода методично подмывает основу насыпи, а бойцы продолжают заделывать промоины мешками.

Спасатели говорят, что эта ЧС требует от них придумывать новые способы смягчения удара стихии. Один из них — использование водоналивных дамб как защитного полотна. Еще одна хитрость — установленный с помощью вертолета в воду перед дамбой 12-тонный блок. «Это как на море. Там перед берегом бетонные блоки, они гасят волны. Здесь этот блок будет защищать участок дамбы от размывания», — поясняет старший по дамбе, замначальника Ивановского института государственной противопожарной службы МЧС Олег Дмитриев. Но длина дамбы — 5 километров. Быстро выстроить стену из блоков нереально.

Круглосуточно на насыпи идут работы по ее укреплению. «КамАЗы» возят дробленые камни и высыпают их сверху, а трактора разгребают кучи, уплотняя и расширяя дорогу. Работы ведутся с двух сторон, но в центре дамбы остается еще километровый участок, где дамба слишком узкая — 3–5 метров в ширину. Там техника не проедет. На склоне насыпи лежит перевернувшийся несколько дней назад «КамАЗ». Бойцы его используют как место для отдыха. Сюда мешки с песком передаются на руках. Бойцы выстраиваются живой цепью и перекидывают мешки.

«Мне кидают мешок, и неизвестно, какого он веса — тяжелый или очень тяжелый», — говорит один из работающих на насыпи бойцов.

Он признается, что хуже всего даже не мокрая одежда, а боли в спине. Тяжелее мешков только камни, которые бойцы поднимают со склона насыпи наверх прижимать резиновое полотно, чтобы под него не проникала вода. «Сегодня придумали поднимать камни на веревке, так полегче», — объясняет боец.

Врачи подтверждают, что многие жалуются на спину. «Утром осмотрели 20 человек, у них миозит мышц спины. Спину срывают, так как нагрузки большие», — рассказал майор медслужбы Максим Мячин.

Волонтеры, наполняющие мешки, говорят, что с начала недели они кладут в мешки меньше песка. «Дана команда меньше класть песка. Он мокрый и поэтому тяжелый. Делаем килограммов 20–25», — говорит Алексей Энгель, сотрудник авиационного завода им. Гагарина. От завода на вязку мешков направлены несколько сот человек.

«Мы не считаем, сколько мешков мы сделали, их очень много», — говорит Энгель. На один требуется 15 секунд: раскрыть мешок, закинуть в него три лопаты песка и оттащить в сторону. Потом готовая «продукция» складывается в ковш экскаватора и отправляется в грузовики. За четыре часа, говорит Энгель, его бригада нагрузила семь «КамАЗов».

На песчаный карьер каждый день приходят десятки добровольцев. Те, кому трудно работать лопатами, несут людям горячий чай и пирожки.

Между кучами песка стоят две бочки «Квас» с водой, казан с ароматным пловом, на столе — большие термосы с горячими напитками, а также двухлитровая банка с нарезанным лимоном. Все это предоставлено мусульманским обществом «Нур».

«Каждый день делаем плов — три казана. Это тысяча порций. Даем чай, кофе, компот», — объясняет Бабаджан Исматов. Еда раздается абсолютно бесплатно. Исматов говорит, что деньги выделили прихожане мечети. «Две бочки нам дали земляки, которые летом квас продавали. Мы там воду держим, — объясняет Исматов. — Мы тут живем, не могли остаться в стороне, когда такая беда». Волонтеры то и дело подходят к полевой кухне за чаем. На карьере постоянно хочется пить. Ветер поднимает песок в воздух, и он скрипит на зубах.

Я наклоняюсь и изучаю мешок, пытаясь понять, почему вода на дамбе проходит через них, вымывая песок. На ощупь материал оказался очень тонким, а переплетения нитей легко раздвигаются пальцами. Бойцы на дамбе говорят, что тара часто рвется при переброске. Но почему используют такие некрепкие мешки, пояснить никто не может.

Кучки зеленых мешков то и дело можно увидеть в городских районах рядом с рекой. Они закрывают колодцы ливневой канализации, по которой вода в обход дамб прорывалась на улицы. «Но это не сильно помогло. Видели бы вы, как они подпрыгивали, когда вода шла», — говорит представитель управления информации МЧС России Андрей Горбунов. Наверное, поэтому на перекрестке перед речным вокзалом на колодец с мешками была насыпана куча камней метра два в диаметре. Машины осторожно объезжают ее.

Несколько улиц города в районе 66-го квартала затоплены с начала сентября. Это спальный район с многоэтажными домами. Вход во дворы, словно в окопы, выложен зелеными мешками. Проезжая часть местами затоплена. Если в других районах еще можно встретить девушек в мини-шортах и на 10-сантиметровых каблуках, то здесь жители демонстрируют моду на резиновые сапоги. Особой ценностью считаются высокие болотные: вода в некоторых местах по бедра. В таких резиновых «чулках» по улицам неторопливо бродят пенсионеры. Они стараются держаться домов: на тротуарах и газонах легко угодить в открытые колодцы.

Люди рассказывают, что асфальт под водой покрыт ощутимым слоем песка. Говорят, что кое-где на улицах можно ловить рыбу. Некоторые используют сачки, так удобнее, чем удочкой.

На улице Гагарина супруги стоят по колено в воде. Они пытаются нащупать на дне автомобильный номер, сбитый с их машины. Одну жестянку уже нашли, но, видимо, это чужой номер. У другой лужи на Комсомольском шоссе стоят пожарные машины, откачивают воду. К капоту одной из них примотаны еще два автомобильных номера. В интернете много объявлений о потерянных и найденных номерах.

Воду с улиц откачивают с помощью насосов. Так как в ливневую канализацию сбрасывать воду нельзя, то ее отводят прямо в Амур. Прямо по центральной улице — проспекту Мира — к речному вокзалу идут две трубы, узкая и широкая. Из-под большой железной трубы торчат автомобильные покрышки, использующиеся в качестве подпорок. Трубы выведены на набережную, где в воде стоят детские карусели и батут. Горожане приходят на берег, стоят и смотрят, не в силах оторваться. Наверху рядом с трубами установлен огромный камень, на нем надпись: «Здесь высадились первые поселенцы».

Когда вода схлынет, городу придется решать проблему песчаных наносов на улицах и в ливневой канализации, а также мусора. У берега плавают доски, пластиковые бутылки, полиэтилен, резиновые сланцы всех цветов и размеров, детские игрушки — все, что вымыло из домов трех регионов, по которым проходит Амур.

Gazeta.ru