Так встретила новый, 1943 год, 32-я гвардейская дивизия, защищавшая Туапсе. В эти дни мы вспоминаем события и участников Туапсинской оборонительной читать дальше

IMG_8096

Так встретила новый, 1943 год, 32-я гвардейская дивизия, защищавшая Туапсе.

В эти дни мы вспоминаем события и участников Туапсинской оборонительной операции, которая 71 год назад сыграла решающую роль в исходе битвы за Кавказ. И главным источником исторической правды, трагизма и героизма тех далеких событий, бесспорно, являются воспоминания тех, кто стоял насмерть под Туапсе.
Вот, что писал в своих воспоминаниях Герой Советского Союза, бывший командир 32-й гвардейской стрелковой дивизии Михаил Тихонов.

15 октября 1942 года, ломая превосходящими силами сопротивление наших войск, противник вышел к южной окраине Шаумяна и в долину реки Пшиш – важный естественный рубеж обороны на подступах к Туапсе. Это чрезвычайно осложнило обстановку на Туапсинском направлении.

Наша дивизия оказалась между двумя вражескими группировками войск. Мы спешно занимали оборону. Со всех сторон слышалась стрельба, но ориентироваться по звуку, к тому же неоднократно повторяемому эхом в горах, невозможно, а поэтому и понять, где свои, где чужие и как складывается обстановка, было трудно. 16 октября противник занял Навагинскую и вышел на участок обороны дивизии. 17 октября захватил Шаумян и завязал бой за Елисаветпольский перевал. Отражая наступление противника со стороны Навагинской, дивизия вступила с ним в яростные бои на горных тропах и дорогах, на лесистых вершинах гор, в глубоких ущельях и долинах. Лишь наступление ночи давало нашим бойцам кратковременную передышку, но невозможно было не только уснуть, но и усидеть от холода и пронизывающей тело сырости. Противник нес большие потери, но наступающие его части в отличие от нашей обороны время от времени заменялись свежими силами. Враг был еще силен и непрерывно наносил удары то там, то здесь.
20 октября противник потеснил части, оборонявшиеся на Елисаветпольском перевале, и захватил его. Необходимо было переходить на новый рубеж. Лесными тропами мы двинулись в путь. К исходу дня дивизия, имея во втором эшелоне 82-й гвардейский стрелковый полк в районе высоты 490,7, заняла оборону на рубеже Сарай-горы и далее на юг через долину реки Тук и 1,5—2 километра восточнее горы Седло. Занимая оборону на новом рубеже, мы имели в тылу гору Седло, захваченную противником. При таком положении наш левый фланг не мог быть устойчивым.

С утра 21 октября на гору Седло начались контратаки бойцов дивизии во взаимодействии с частями 119-й стрелковой бригады и 328-й стрелковой дивизии. К 12.00 батальон 229-го пехотного полка гитлеровцев, занимавший гору, был уничтожен. Наши войска прочно заняли оборону: справа 119-я стрелковая, слева 68-я стрелковая бригады. Была поставлена задача — не допустить прорыва противника из района Навагинской и перевала Елисаветпольского на запад и юго-запад.

Но на правом фланге армии противник, ведя ожесточенные бои с нашими частями, медленно продвигался на юг. Однако к 23 октября передовые части противника подошли к Гойтхскому перевалу и северо-восточным склонам гор Каменистой, Семашхо, Два Брата. С вершин открывался вид на Черноморское побережье и Туапсе, до которого оставалось около 20 километров. Эти горы были последним рубежом, где следовало остановить врага.

В результате контрудара, начавшегося 25 октября, войска Черноморской группы очистили от гитлеровцев несколько важных в тактическом отношении долин и высот и отбросили врага на пять-шесть километров к северу. В этих боях мужественно сражались бойцы и командиры 83-й стрелковой бригады морской пехоты, 32-й гвардейской стрелковой дивизии, 119-й стрелковой бригады, 12-й гвардейской кавалерийской дивизии, 40-й мотострелковой бригады, 31-й стрелковой дивизии и других соединений и частей.
Инициатива перешла в наши руки. Но немцы еще не отказались от попытки захватить Туапсе. 6 ноября советские войска, готовясь к новому удару, временно прекратили атаки на Туапсинском направлении.

В середине ноября противник вновь создал ударную группировку в районе севернее реки Пшиш, чтобы прервать нашу оборону. На этот раз он наносил удар через гору Семашхо по селу Георгиевскому, расположенному всего в 16 километрах северо-восточнее города. Наши войска отражали одну за другой яростные атаки немцев. Через семь дней фашисты ценой больших жертв все же заняли южные склоны гор Индюк, Семашхо, Два Брата и Каменистой. Но, вклиниваясь на отдельных направлениях нашей обороны, противник сам ставил себя в невыгодное положение, оказавшись в полукольце окружения наших войск.

26 ноября войска Черноморской группы вновь перешли в контрнаступление. Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись. К 20 декабря части и соединения Черноморской группы войск окружили и полностью разгромили семашскую группу врага и вышли в долину реки Пшиш. На этом немцы окончательно оставили мысль о захвате Туапсе. Закончилась Туапсинская оборонительная операция наших войск, сыгравшая важную роль в летней кампании 1942 года.

Понеся потери личного состава и материальной части, в ожесточенных и кровопролитных боях дивизия перемолола части 101-й и 97-й легкопехотных и 46-й пехотной дивизий противника, 500-го батальона (штрафного) легиона и других частей. По самым скромным подсчетам, было выведено из строя несколько тысяч солдат и офицеров противника, уничтожено 14 танков, 9 бронемашин, 69 автомобилей, 15 артиллерийских орудий, 17 минометных батарей и т. д. Захвачено большое количество разнообразного вооружения.
13 декабря 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР наша дивизия была награждена орденом Красного Знамени и получила наименование 32-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии.

Откуда эти истоки несгибаемого и ни с чем не сравнимого мужества суровых и беспощадных в бою и в то же время великолепных в своей отваге и благородстве бойцов, в основном комсомольцев и молодежи? Какие силы помогали им быть отважными, совершать то, что потом будут называть подвигом?
Прежде всего, патриотизм, преданность делу партии, ответственность за судьбу Родины и жгучая ненависть к врагу поднимали их в бой.

И они поднимались в бой навстречу металлу, навстречу смерти по призыву: «Коммунисты и комсомольцы, вперед! За Родину!». И это не было для них приказом. Они поднимались по велению сердца.

В ночь на 1 января 1943 года мы дали артиллерийский залп из всех орудий по расположению врага; ничем другим наступление
Нового года мы не могли отметить. Мне, командиру дивизии, мой заместитель по тылу А. Б. Попилов в эту новогоднюю ночь привез четыре черных сухаря, одну луковицу и граммов двести сушеных диких груш.
Я и тому был рад.

9 декабря 1942 года дивизия получила предварительное распоряжение подготовиться к маршу. О его цели и о маршруте в распоряжении не говорилось, но каждый из нас понимал, что это выдвижение на новый рубеж.
Нас, переживших трудности оборонительных боев в предгорьях Кавказского хребта, это чрезвычайно радовало. Нам казалось, что предстоящие действия будут только маршем в целях наступательной операции.
3 января дивизия получила приказ: «Сдать свой участок обороны 236-й стрелковой дивизии и комбинированным маршем сосредоточиться в районе Туапсе». А 5 января на станции Туапсе представитель штаба ЧГВ вручил мне приказ с дальнейшим маршрутом следования дивизии — Джубга, Дефановка, Хребтовое…
Приказ о наступлении воодушевил всех. Проходя через город, каждый защитник его невольно вспоминал о пройденном пути и о тех, кто навечно остался лежать здесь, кого баюкала вечная тишина братских могил. Сражаясь насмерть до последнего патрона, они ушли из жизни как герои, навсегда остались в нашей памяти.

«Литературная газета», 1967 год

 

[box type=»note» size=»large» style=»rounded» border=»full»]Из досье «Туапсинских вестей»

Генерал-лейтенант Михаил Тихонов (1900 – 1971)

Вся его жизнь – это Красная Армия. В ее ряды Михаил Юрьевич был призван непосредственно в год ее рождения – в 1918-м. И от красноармейца, пройдя всю гражданскую войну, дослужился до начальника разведки 1 кавалерийского полка на Кубани. А в 1920 году был даже награжден именными золотыми часами.

Бравый кавалерист продолжил военное образование в 30-е годы, а затем стал командиром воздушно-десантного корпуса, который в мае 1942 года был переформирован в 32 гвардейскую стрелковую дивизию. И, конечно, отвага и яростный отпор, который она давала фашистам, во многом объясняется и боевыми корнями ВДВ, и героическим духом легендарного комдива. А в январе 1943 года Тихонов, уже будучи командиром корпуса, ведет наступательные бои в завершении битвы за Кавказ, и корпус становится авангардом наступательной Краснодарской операции.

В составе 3 Украинского фронта корпус под командованием Михаила Тихонова освобождает Вену. А в июне 1945 года Тихонова награждают званием Героя Советского Союза. В послевоенные годы он продолжает карьеру военного, будучи главным военным советником Венгерской Народной армии. Умер Михаил Тихонов в 1971 году и похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.[/box]