В Городском дворце культуры на этой неделе выступила Любовь Казарновская. Оперная дива покорила зал своим необыкновенным сопрано, рассказала о том, как бывала в Туапсе, и призналась в любви… к дольменам!


Всемирно известная оперная певица, обладательница сопрано редкой глубины, интеллектуалка, доктор музыкальных наук и просто интересный и красивый во всех отношениях человек, – конечно, туапсинцы не могли пропустить этой встречи. Зал был полный.

– Я была девочкой в Туапсе, отдыхала с родителями. И даже не надеялась снова увидеть эти волшебные, из моего детства места, – сразу призналась певица. И стала для нас ещё прекраснее.
Любовь Казарновская пела арии известных опер и оперетт, русские романсы, пела на итальянском, немецком, английском. Но чтобы понимать и наслаждаться, не нужно знать язык или иметь специальное образование. Имеющий уши да услышит. Имеющие душу замирали, смеялись и плакали огромными слезами. Она пела о любви – и о неумолимом времени, о счастье, которое не дано осознать, пока оно есть – и не дано испытать дважды. О солнце, которое озаряло некогда дорогие лица, ушедшие в небытие. И опять о любви, которая бросает вызов смерти, и как смеется смерть в ответ…

Она жила, торжествовала и умирала на сцене, и даже было странно, что делает с нами голос и красота женщины. О, они могут все, эти женщины, и наверное, это дано каждой– покорять, дарить наслаждение и властвовать, только пользуемся ли мы этим даром? Ведь тогда нужно быть красивой, надевать такие нереально белые рубашки и сверкающие сережки. И говорить, говорить, а лучше – ещё и петь! Но были же у нас у всех уроки пения в школе!Любовь Казарновская вдруг напомнила об этом, жаль, если кому-то поздно… «Только раз бывает в жизни встреча, только раз судьбою рвется нить…». Ария Кармен под кастаньеты и песенки Марлен Дитрих, оперные партии Полины Виардо – и вдруг бессмертный шлягер «Битлз»; «Besame мucho». И водопад рояля, и стоны виолончели. Время концерта давно истекло, но Любовь бисирует, и ей тоже не хочется уходить.

С ней, но в зале, в нашем ряду – её муж, австриец Роберт Росцик, он всегда с ней, и не только потому, что её импрессарио. А потому что он – в ее власти. Скоро 25 лет вместе, а он остается во власти ее чар. А когда она пела Кармен, я видела, он смахнул слезу. А теперь вот знаки подает: пора уходить, ведь ты устала, побереги себя, моя Любовь…

– Так выкладываться – и где, в малюсеньком Туапсе, за тридевять земель от оперных столиц! – восклицает зрительница,прекрасная незнакомка в соседнем ряду.

Казарновская ещё дает автографы и рассказывает, отвечает на вопросы. Про счастливую подкову, например, что всегда лежит всегда в гримерной во время концертов:

– Когда дебютировала на Зальцбургском фестивале в 1989 году по приглашению великого дирижера Герберта фон Караяна, помощница маэстро передала мне ее на удачу: «У нас традиция – оставлять подкову у дебютантки в гримерке, пусть лежит, пока вы на сцене!» Эту подкову Караяну в свое время подарил Святослав Рихтер. После моего выступления про подкову никто не вспомнил, и она осталась у меня – это знак!

Рассказывает про красоту по бабушкиным рецептам:

– Делаю маски из огурцов и сметаны с овсянкой. Надо правильно питаться и пить много жидкости, морщин меньше и пигментные пятна исчезают прямо на глазах! И ещё: кто много жрет (пардон, из песни слов не выкинешь – ред.), тот быстро старится. Всегда вспоминаю слова Майи Михайловны Плисецкой: «Не жрать!»
А прощаясь наша дива сказала, что любит дольмены.
О, несравненная Любовь Казарновская!

ГАЛИНА ПИВНЕНКО