Туапсинцы рассказывают о своих родных, знакомых, односельчанах — участниках Великой Отечественной войны.

C

На Рейхстаг с флагом не пустил командир


Кто в ауле Большое Псеушхо не знал Салиха Нибо! Он был не просто колхозником, передовиком — он был столяром, мастером, у которого были золотые руки. Всем он делал стулья, столы, качельки детские. В каждои аульском доме была вещь, сделанная моим отцом. На войну его забрали в 1941 году. Он уже был женат, и были дети — мои старшие братья и сестры. Он вспоминал страшный путь до Сталинграда по железной дороге. Их бомбили, они выскакивали, окапывались, ехали дальше. Последние километры шли пешком. И пришли, как говорил папа, в ад. Он был не один — с земляком из Георгиевского. Так вот там, в Сталинграде, папа его спас. Они то отступали, то снова наступали. И в какой-то момент, отошли, а друг не смог, он был ранен в ногу, и некому было помочь. Ночью папа сделал вылазку на оставленную территорию, несмотря на артобстрелы и запрещение командира. Там нашел земляка и притащил его в расположение части, где ему оказали помощь. После войны он часто к нам приезжал из Георгиевки и всегда говорил: «Если бы не ты, Салих, меня бы давно не было». И командира своего спас — того засыпало в воронке после взрыва. Сам бы он не выбрался, был ранен в живот. Папа тоже был ранен, но откопал командира. Вместе они дошли до Берлина и брали Рейхстаг и именно его рота водружала вместе с другими знамена. Папа так хотел, так просился, а командир его не пустил. «Там снайпера, очень рискованно, я не хочу, Салих, чтоб тебя убили!» И не пустил. Зато папа остался жив и вернулся домой, и мы с сестрой родились после войны…


Татьяна Нагучева, Кирпичное.