Туапсинцы рассказывают о своих родных, знакомых, односельчанах — участниках Великой Отечественной войны.

Мама ждала до самой смерти

Мама и папа очень любили друг друга. Когда началась война, у них только-только родился четвертый ребенок, сынок, которого они назвали Васей — в честь папы. Еще один Вася Харьков был. Вот говорят люди, нельзя давать детям имена живых родителей… Васе было всего две недели, когда мама проводила папу на фронт. Мне было два года, брату Боре — четыре, старшему брату Ване — десять лет. Потом пришла бумага, что папа пропал без вести. Мама ждала вестей всю войну. Приходили с фронта земляки, говорили, что  видели его на фронте. Может, маму хотели успокоить? 9 мая 1945 года она радовалась. Как все. Она верила, что папа жив, ведь похоронки не было, ждала его. Мы даже, когда объявили Победу, пошли со всеми в городской парк веселиться. Я — за руку с Борей, а мама на руках Васю держала. Как сейчас помню: все цветет, гармошка играет, все танцуют. И мама с Васей кружится…
Ведь какая вера у нее была. Всех детей в войну сохранила! Говорила: «А что отец скажет мне, если я вас не сохраню?» Она шила и вязала — этим и жили. Еще мы сусликов в поле ловили, а она готовила еду из них. Выжили!
А папа не вернулся.
Сколько мы маму ни уговаривали переехать к нам, мы к тому времени уже жили в Туапсе, она ни в какую! Ответ один: «А где меня Вася будет искать, когда вернется? Я должна быть там, где проводила его на войну.» Так до самой смерти она и жила в совхозе «Борец» Советского района Ставропольского края.


Ида Ивенская, дочь