«Туапсинские вести» узнали подробности у девушки, проходящей обсервацию.

Елена прибыла в Туапсинский район вместе со своим молодым человеком к его родителям, чтобы пережить самоизоляцию вместе с семьей. Но попала в обсерватор.

Их работа в большом городе закончилась, поэтому надо было возвращаться домой. Но по приезду молодые люди были разлучены.

То есть он должен 14 дней просидеть безвылазно дома, она — в обсерваторе. Как это происходило, и как сейчас она себя чувствует, мы спросили у нее по телефону.

«Мы знали о правилах, — рассказала Елена, — и морально были готовы к тому, что придется 14 дней провеcти врозь. Но в душе все-таки надеялись, что удастся как-то уладить. Когда мы приехали на вокзал в Туапсе и сошли с поезда, на перроне было спокойно, нас никто не встречал, не хватал. Никуда не тащил.

А в интернете мы читали всякие страшилки, что бывает и так. Все ходы- выходы с вокзала были закрыты и везде стояли патрули, кроме главного входа. Там-то нас ожидали представители полиции, медицинский работник и еше кто-то — я не поняла. Все, кто сошел с поезда, записали свои данные, сообщили, куда едут, нам сразу сказали, что если есть регистрация, то можно быть на самоизоляции дома, а если нет — обсерватор.

Мы начали говорить, что мы вместе ехали, что нелогично проходить самоизоляцию порознь, но нам сказали: «Вы можете договориться в обсерваторе, вас там просто запишут и могут отпустить, а у нас такая процедура».

Потом мы поняли, что так отвечают всем, чтобы избежать дальнейших разговоров.

Нас поместили в маршрутку, специально для перевозки в обсерватор — водитель был отделен защитной перегородкой (плотная пластиковая пленка), а мы ехали в одном салоне, хотя все — из разных вагонов и раньше не встречались.

В обсерваторе нас также переписали, измерили температуру и расселили. Естественно, говорить о том, что как бы мне уехать со своим молодым человеком домой, никто не стал: не положено.

Поселили меня в двухместном номере местного отеля или здравницы, но пока живу одна.

На второй день мне выдали на руки постановление главного государственного санитарного врача Туапсинского района — я сохраню его на память об этой истории в нашей жизни.

Несколько раз в день медицинский работник измеряет температуру. Три раза в день в комнату доставляют еду. Выходить нельзя, я ни с кем не общаюсь, кроме медработника. Если надо техслужащим (персоналу гостиницы) убрать комнату, а это делают регулярно — просят выйти на общий балкон.

Балкон — единственное место, где можно дышать свежим воздухом (кроме, конечно, окна), солнце, вид на море, красота! В номере есть телевизор, холодильник, санузел.

Персонал очень вежливый, слышу, что постоянно моют, пылесосят, и у меня раз в день проводят уборку. Конечно, деятельному человеку, привыкшему к движению, трудно привыкать к ограничению.

Но я понимаю, что это сделано для моего же собственного блага и для блага других людей. Мне помогают пережить изоляцию занятия йогой, чтение книг и телевизор. Теперь смотрю сериалы.

И мечтаю о том, чтобы ни я, ни мой молодой человек не оказались с положительной пробой на коронавирус. И чтобы как можно быстрее прошла эпидемия, все больные выздоровели и все вернулось в привычное русло».