В Туапсе простились с еще одним фронтовиком — Надеждой Марковной Падей.

Она дожила до 95 лет и умерла в канун 75-летия Победы.

Во время войны она дважды была занесена в списки погибших. Несколько месяцев бесстрашная разведчица, похороненная своими, работала в тылу врага. О ее легендарной группе, заброшенной в 44-м в Карпаты, написаны книги.

Надежда Марковна Падей родилась и выросла в Туапсе. Братья и сестры ушли на фронт, она, 9-классница, пережив все бомбежки, отработав на окопах в Георгиевском и Анастасиевке, решила пойти добровольцем на фронт.

Записалась в школу радисток, успешно закончила ее и в 17 лет была заброшена в тыл врага.

Сама она рассказывала «Туапсинским вестям», что даже толком ничего поняла, когда ее выбросила с самолета над оккупированными фашистами территориями:

«Говорят, должны быть тренировочные полеты. Какой там! Я самолет в первый раз в жизни увидели вблизи, когда в него садилась – и то не разглядела, темно было. Меня туда заволокли, потому что ходить я не могла из-за поклажи.

На мне была рация в 16 килограммов, автомат ППШ, вещмешок с боеприпасами к нему, вещмешок с продуктами на 3 дня. Но зато, когда двери самолета открыли, ветер такой ворвался, что меня со всем этим вынесло в небо как пушинку.

И эта картина у меня до сих пор перед глазами. Подо мной — белые купола (нас же одиннадцать человек!), луна, как назло, светит, речка блестит внизу, огоньки домов и лай собак…»

После той операции немногие остались в живых, и их уже считали погибшими на Большой земле, и когда группа вышла на связь, первое, что услышала радистка: «Вы живы?!»

Такое же она услышала уже после войны, когда случайно узнала, что на ежегодном слете подпольщиков, ее портрет-транспорант выставляется на мемориале погибших.

Дважды похороненная, она, казалось, обманула судьбу. Отметила 95-летие. Всю жизнь работала в Туапсинском порту по своей главной, приобретенной в годы войны специальности — радисткой в портовском узле связи.

Скромная, трудолюбивая, добросовестная, она никогда не привлекала к себе внимания, старалась быть в стороне, подальше от суеты и громких слов.