Он прошел всю войну -с первого до последнего дня.

«Я ни минуты не сомневался, что выйду из окружения, — рассказывал Илья Семенович. – В то время, как избавлялись от документов, я свой комсомольский билет не выбросил. Разорвал в кавалерийском сапоге подметку, и засунул его между каблуком и подошвой»

Так бродили они поодиночке или маленькими группами по белорусским лесам и случайно выбрались на станцию, еще не занятую фашистами. И паровоз уже был под парами. Последний! Он что-то еще грузил и уходил из окружения. И они успели вскочить на площадку уходящего из под обстрела состава.

Потом, когда он на глазах изумленного офицера вынул из подошвы комсомольский билет, тот покрутил пальцем у виска: «Думаешь, медаль «За отвагу» дадим? Хотя, на самом деле, ты пока один такой…»

Да. Он был один такой. Везунчик. В Сталинграде, уже после взятия, скрывавшиеся в зданиях фашисты расстреляли его взвод, зачищавший округу. Его самого очередь прошила насквозь. А он выжил. А до этого видел, как выходил Паулюс из подвала.

После ранения и госпиталя его отправили водить прифронтовые поезда -до 1948 года. А потом как лучшего машиниста командировали в Туапсе. Сразу дали квартиру. Вырастил сына и дочь. И двенадцать внуков. И правнуков.

И все любили его. И в городе уважали. Потому что добрый был Илья Семенович. Всю жизнь водил поезда, как его батя. Любил дорогу. И дорога отвечала ему взаимностью. Он был один из лучших машинистов железнодорожного депо Туапсе.

Сегодня он уходит в свой последний рейс на этой земле — прямо в небо.