Туапсинка Надежда Нифонтова только после 70 лет начала «кататься по заграницам», но не на отдых, а по работе.

Ей сейчас 72 года. И она снова готова к поездке в Германию, как только границы откроют. Там ее ждет пожилая фрау.

«Я всю жизнь проработала учителем физкультуры, – говорит Надежда Николаевна, — Но как на пенсию вышла, стало все болеть. И решила, что нельзя отсиживаться дома. Пока есть силы, надо двигаться, работать».

Но где? Случай подвернулся сам собой. Дочка нашей героини замужем за немцем, живет в Мюнхене. Как-то она попросила маму приехать на 3 месяца и посмотреть за матерью мужа. Мол, старенькая очень, одну оставлять нельзя, а мы собрались в круиз.

«Я приехала, кстати, впервые в моей жизни в другую страну, — вспоминает Надежда Николаевна. — Многое удивило. Надо сказать, что немецкий я знала со школьной скамьи. Но, честно говоря, несмотря на пятерки, давно все позабыла. А тут вспомнила. Да, оказалось, что даже и языка-то знать не надо. Все мы люди и понять друг друга можем жестами даже. Смешно, но это так».

Пробыла там пенсионерка 3 месяца, а когда уезжала, пожилая фрау деньги заставила взять. Говорит, мол, хоть ты и родственница, но за труды надо платить. Вернулась Надежда домой.

И вдруг звонит эта немецкая фрау и зовет в Германию опять. Теперь ее знакомая тоже попросила помощи. И поехала Надежда Николаевна уже в другую сторону – в деревню на севере ФРГ.

«Деревушка поразила меня чистотой и аккуратностью. А стариков тут полно, но никто друг друга почти не видит. Пусто вокруг, словно вымерли все. Домики у всех большие и участки земли немалые.

Но в садах, наверное, ничего полезного не растет для кухни. Деревья да цветы. Как и у той бабули, к которой я приехала. Ей 92 года, крепкая такая, все сама умеет делать. Но боится за руль садиться, потому что голова часто кружится. Но продукты предпочитает только свежие, максимум вчерашние. Значит, в магазин надо почаще наведываться.

До магазина ближайшего, как узнала Надежда Николаевна, 20 минут поездки на авто.

Автобусов нет. Только один, ходит раз в день. Местная церковь расходы взяла на себя и возит стариков в магазины по утрам, а в обед забирает обратно. Она на этом автобусе ездила за продуктами, потому что автомобилем управлять не умеет.

«В магазинах все всегда свежее. Овощи, словно с утра с грядки насобирали. Как это удается им хранить так продукты? – делится впечатлениями туапсинка. – Цены почти такие же, как у нас. На что-то дороже, на что-то дешевле. Хлеб у них хороший, много разных видов. А мясо, куры и яйца у нас гораздо лучше и к тому же в разы дешевле»

Еще в ее обязанности входила уборка в доме. Дом большой, три этажа, никто особо не пачкает. Даже пыли не скапливается. Поэтому уборка была не в тягость.

Ну и готовила для бабушки, кстати, понравились ей пельмени и пирожки.

«Но иногда фрау выматывала меня, — смеется Надежда Николаевна. — Вечно посадит рядом и давай ля-ля, я ж почти ничего не понимаю, а она злится, что не могу разговор поддержать. Не зря говорят, что пожилые люди пьют энергию.

Я сама уже не молодая, но даже я это чувствую. За три месяца, что пробыла там, словно полжизни потеряла, устала морально. Но бабушка хоть и капризная, но в целом добрая, научилась выговаривать по-русски – моя сестра. И так меня и зовет.

Однажды бабушка захотела познакомить меня с соседом – одиноким 90-летним стариком. Он в гости пришел и на меня с интересом смотрел. Я не совсем понимаю, о чем они говорили. Но позже, когда гость ушел, фрау мне сказала, что, мол, ему мои морщины не понравились. Да, посмотрел бы он на себя в зеркало! Жених! Можно подумать, он мне понравился!»

Вот уже полгода, как Надежда Николаевна отдыхает дома в Туапсе, а ее давно зовет бабушка из немецкой деревеньки — соскучилась.

«Вот границы откроют, может, и поеду опять. – говорит туапсинка. — Только не знаю, хватит ли сил. А для чего я все это делаю? Есть у меня еще и сын. Он не очень удачливый. Помогаю ему и его семье. А самой мне много не надо. Да, и просто дома сидеть, тоже тоска зеленая. А фрау мне, действительно, как сестра, тоже по ней соскучилась».