У великих людей страхи, как оказалось, необычные. Рассказываем, чего боялись известные исторические личности.

В трусости императора Петра Великого упрекнуть было нельзя. Он был первым во всем – и на поле сражений, и на фронтах переворотов сознания своих соотчественников.

Но было нечто вызывавшее животный страх у грозного самодержца. Тараканы! Он ни за что не входил в покои и тем более не засыпал, если комнату не проверили насчет тараканов.

Останавливаясь на постой в избах, он первым дело интересовался: «Чист ли дом от тараканов?» А если насекомые все же появлялись, хозяин непременно был собственноручно бит царем.

Еще один храбрец, покорявший страны и народы, Чингисхан боялся трех вещей – матери, жены и собак.

Скрепляя договор о браке Темучина (так звали в детстве рыжего монгола-завоевателя) и верной Бортэ, отец будущего покорителя Вселенной Есугей предупредил отца невесты, что мальчик боится собак и попросил сделать все, чтобы мальчик не пугался, то есть уберечь его от «друзей человека».

Правда, этот страх не возник на ровном месте. Порода монгольских волкодавов очень свирепа, и были случаи, когда они нападали на людей в степи.

У американского президента Рузвельта было кредо: «Единственное, чего нужно бояться, это самого страха». Тем не менее, мужественный янки тоже имел свой страх – огонь.

В детстве его напугал большой пожар. И в результате президент США никогда не запирал дверь в спальню и заставлял патрулировать помещения на случай пожара. При этом Рузвельт категорически настаивал на том, чтобы на рождественской елке были настоящие свечи, а не электрические.

Чего мог бояться Фрейд? Ну, ладно, оружия (тут все понятно). А еще – папоротников! Вот уж у психологов и страхи, мягко говоря, соответствующие.

Интересно, с чем бы «по Фрейду» ассоциировалась боязнь папоротников? Который ей страдал всю жизнь. Но, увы, ответа на этот вопрос нет.

Отец жанра «хорор» Альфред Хичково до дрожи в коленях боялся… яиц!

Знаменитый фильм -ужасов «Птицы», видмо, связан с этой фобией. Хичкок не мог даже смотреть на яйца и говорил, что нет ничего более мерзкого, чем эти белые кругляши без отверстий с желтой субстанцией внутри.

Блестящий политик Уинстон Черчилль больше всего на свете боялся публичных выступлений. И при этом умудрялся слыть величайшим оратором 20 века!

А началось все с речи в Палате общин, которую должен был произнести 29-летний Уинни. Он просто застыл перед публикой и закрыл лицо руками, так и не произнеся ни слова.

Потом Черчилль все жизнь боролся с этой фобией и делал все вопреки ей.

Но вот кто, бесспорно, по праву может считаться лидером по количеству и странностям фобий, так это Вуди Аллен. Он, по собственному же признанию, боялся всего!

Ну, если страх высоты, замкнутого пространства еще как-то можно понять, то боязнь лифтов, ярких цветов и даже арахисового масла (маэстро опасается, что оно однажды прилипнет к гортани, и он задохнется) – это, конечно, уже из ряда вон.

Впрочем, «странности» Вуди на этом не заканчиваются. Например, он требует, чтобы душ всегда находился в углу, а банан на завтрак был разрезан ровно на семь частей.