Есть мнение, что Виктор Стадников мог бы зарабатывать намного больше, но ему нравится «так мотаться».

Фото: «Туапсинские вести»

Около Туапсе его телефон есть едва ли в каждом доме со старой печью. Печник из Терзияна утверждает: «Моя профессия никогда не умрет!»

По словам Стадникова, в отличие от многих своих коллег, он не ждет «крутого» заказа.

«Многие мне говорят, что, мол, ты мотаешься по бабушкам, чистишь им дымоходы за копейки, ремонтируешь печи. Один камин возьми — и 200 тысяч в кармане. Но я так не могу, мне нравится мотаться. А без дела сидеть -хуже нет. На карантине чуть с тоски не умер», — рассказывает печник.

Класть печи он научился в Белгородской области, в бригаде печников. Сейчас может многое. В Новомихайловском стоит сложенная им русская печь, в Дедеркое на пляже — печь-самобранка. Там две топки, можно и как в русской печи горшок ставить, и шашлыки жарить на открытом огне. Даже ящик с песком установил, чтоб кофе по-турецки делали. И все на дровах.

Шляпа как у Михаила Боярского — его визитная карточка. Он не снимает шляпу с 90-х. Однажды неожиданно получил большую сумму. На радостях купил роскошную ковбойскую шляпу. С тех пор она — его талисман и удача.

В Туапсинский район Стадников приехал из Белгородской области. Полюбил женщину в Терзияне. Уже 18 лет, как сам шутит «хозяин чужого хозяйства» — четыре козы и козел, огород, куры…. Но это — когда остается время после печей.