Счастливое, безоблачное существование мира во всем мире, увы, рухнуло вместе с железным занавесом, за которым счастливо и дружно жили братские читать дальше

Счастливое, безоблачное существование мира во всем мире, увы, рухнуло вместе с железным занавесом, за которым счастливо и дружно жили братские народы моей страны. И вот уже и «на наш век хватило» всяческих переворотов и даже революций – оранжевых, розовых, белых… Но то, что мы слышали в сводках наших спецкоров из Ливии, Сирии и прочего третье мира, было хоть и тревожно-захватывающим, но далеким. Теперь льются слезы и кровь, рвутся снаряды и души совсем рядом, в нескольких часах езды, на земле, которую больше половины жителей Кубани считают тоже своей родной, где живут наши братья, сестры, друзья.

280501 1396959702_0942.720x480

 

«Живут»… Война, гражданская (самая грязная и страшная, когда брат – на брата, сын – на отца) война, вновь всколыхнула волну беженцев. На этот раз – самых близких нам по крови, по вере, по истории и языку людей. И Кубань стала одним из первых регионов России, принявших женщин, детей, людей старшего возраста с горящего Юго-Востока Украины. Понять, что же все-таки происходит в Донбассе, в Луганске, Славянске, черт побери, в душах и головах, наверное, сегодня хотят все. Как и узнать правду о том, что же происходит в несостоявшейся пока Новороссии, как живут, на что надеются люди в «мятежных» регионах Украины. На наши вопросы об этом согласился ответить Николай, недавно приехавший в наш район вместе с семьей из Донецкой народной республики.

– Николай, за что и против чего, собственно, поднялся Юго-Восток Украины?

– За что? Да за жизнь своих семей. Когда по Майдану в Киеве прошли в первый раз двадцатилетние безбашенные молодчики с битами и с националистическими лозунгами, уже тогда было ясно – с такими договориться не получится. А сейчас нам это наглядно показывают, бомбя или проводя «зачистки» в городах от «террористов». Украинские СМИ объявили, что мирное население все выехало из Славянска, Краматорска, что там остались одни «террористы». На самом деле выехать оттуда практически невозможно – нацгвардия, стоящая кордоном, не выпускает. Нас изначально не хотели слышать в Киеве, не хотели понимать, что с тем оборудованием, которое сегодня в наших заводах и на шахтах, мы просто не впишемся в евростандарты, то есть в конечном итоге останемся без работы…

– Но, чтобы решиться на гражданскую войну, а, по сути, сейчас у вас идет именно гражданская война, нужны были еще какие-то веские причины?

– Если запад Украины неистово стремится в Европу, мы видим свое будущее с Россией. Пусть не в составе России (хотя, если честно, после того, как присоединили Крым, у нас шли разговоры, что вот-вот и мы присоединимся, даже сроки называли – 48 часов), но по пути с ней. Гражданская война, говорите… А как по-другому отстаивать свое право уже не на язык, хотя большинство в наших регионах говорит по-русски, а на жизнь? В «террористы» сегодня записали всех – от грудных детей до древних стариков. Правительство Украины приказало вывезти муку, сахар, крупы из наших регионов, так хорошо ополченцы на блокпостах задержали машины, не выпустили.

– Ходили на референдум?

– А как же! Такой явки, наверное, у нас еще никогда не было. Только вот и без «накладок» не обошлось. В бюллетенях поначалу было три вопроса, третий: «Хотите ли вы быть в составе России». Так вот, его потом не стало. А если быть до конца справедливыми, надо сказать, что быть в составе России у нас далеко не все хотят. Дружить – да, сотрудничать – да, но не входя в состав России.

– Можно ли сейчас у вас быть «ни за белых, ни за красных», вне политики, вне войны?

– Украина объявила всеобщую мобилизацию, если вы – мужчина, и вам до 45 лет – призовут в национальную гвардию. Ну, а, если вы не хотите, то, значит, автоматически становитесь сепаратистом, то есть вне закона, то есть свою жизнь придется защищать с оружием в руках.

– А как вам представляется будущее Украины?

– Распадется на части… Во всяком случае пока ничего хорошего не видится. Вот смотрите, две народные республики – Донецкая и Луганская. Почему не объединяются? А ведь понятно, что, объединившись, они стали бы сильнее. Мы прекрасно понимаем, что и Россия вмешаться в наши дела не может, иначе – третья мировая война. Исправлять сегодняшнюю ситуацию нужно будет долго, как и ее последствия. Знаете, сколько сейчас у людей оружия на руках? У нас машины не покупают – у кого пистолет, тот и прав…

– И все-таки, воюют далеко не все и не везде?

– Напрямую нацгвардия не воюет. Воюют наемники, те, кого олигархи наняли – итальянцы, англоговорящие. Им все равно, кого убивать. Вот они идут вперед, а затем на «зачищенной» территории укрепляются блокпосты нацгвардии. Но есть у нас города, где не слышно взрывов, и все кажется спокойным, мирным. Что же касается ополчения… Заводчане-металлурги и шахтеры, например, могут встать на «пост» только после смены – деньги-то надо зарабатывать, семью кормить.

– А куда эти деньги поступают, вообще, кто выплачивает пенсии, как происходит круговорот денег?

– У нас же избрано правительство, которое и занимается и финансами. Если раньше деньги шли в Киев, а нам – крохи, то сейчас все остается в республике. И люди, несмотря на то, что идет война, стараются ту же коммуналку заплатить вовремя.

– Николай, сейчас неудобный вопрос – вы собираетесь вернуться?

– Скорее всего, нет. Да, возраст у меня непризывной, но и в стороне от войны остаться не удастся. А у меня внуки, жена… Вот повезло, что жена – уроженка России, что все мы родились в свое время в Советском Союзе. Просто при таких условиях гораздо легче оформить все полагающиеся документы.

– Волокиты много с оформлением? Вообще, как встретили вас туапсинцы?

– Ну, как вам сказать. Не волокиты, а, скорее, все нюансы проходят притирку. Например, вместо статуса «беженцев» нам дают статус «временное убежище», который действует один год. Но это – детали. Вообще встретили нас в Туапсинском районе очень тепло, радушно, участливо. Знаете, тронуло, до слез! Особенно поразила работа здравоохранения: тут же и детям, и нам, взрослым, прививки сделали, малыш у нас приболел – взяли все анализы! Спасибо всем большое! Теперь вот будем работу искать, начинать жить заново.

– А душа, небось, все равно на родину рвется?

– Рвется… Там ведь вся жизнь прошла, там остался дом, а, может, уже и нет его – разбомбили… Там остались родные, друзья.
И так получилось, что первой новостью после этого нашего разговора стало решение о прекращении временного перемирия на Юго-Востоке. Собственно, именно в это «перемирие» погибли наши коллеги-журналисты, продолжала литься кровь… Значит, положение станет еще серьезнее. Конечно, матушка-Россия не оскудеет на добро, не оставит братьев и детей своих по вере, языку и крови. А вот как сложится новейшая история Украины-нэньки? Неужели не граница, а страшная пропасть непонимания, вражды проляжет между хохлами та москалями, чи кацапами? Мне, как, наверное, тысячам людей и по ту, и по другую сторону – не все равно. У нас эта граница пролегла по самому сердцу.

Они надеются вернуться…

– Только фотографировать нас не нужно! Мы все еще надеемся вернуться в родной город и хотим жить спокойно. У нас там остались наши мужья…
Это были первые слова беженок из Украины Елены и ее дочери Анны. В глазах женщин тревога и след пережитого горя. Алла Иваненко, туапсинка, которая поселила у себя родственников-беженцев, берет инициативу в свои руки и рассказывает:
– Елена с Анной приехали ко мне из города Горловка Донецкой области. Это семья моего брата Владимира. Еще приехал муж Ани Константин, его сестра Елена и их очаровательные девочки: 7-летняя Юля и 2-летняя Анечка. Так что скучать нам не приходится! Мы рады родным.

Бомбежка

Они не хотели покидать насиженные места, сколько Алла ни уговаривала невестку в смутные, но пока мирные дни приехать с семейством на Кубань. Да и как можно срываться, когда любимая работа (Елена – уважаемый в городе семейный врач, ее дочь — экономист на предприятии), дом с цветущим садом и любимые котопесы, которые по вечерам верно ждут хозяев у ворот, виляя хвостами…

Это был теплый воскресный вечер, где-то около восьми часов. Время, когда жители небольшого городка возвращались с работы, по улицам бродили выпускники, на детских площадках гуляли мамочки с малышами. В общем, город жил своей обыденной жизнью. И тут в небе появился самолет, начался обстрел. Вырубился свет, все погрузилось во мрак. Они не знают, как пережили эту ночь, сидя в кромешной темноте, слушая звуки рвущихся снарядов и обнимая дрожащих детей. Земляки стучались в дом и просились переночевать в подвале – люди, проживающие в многоэтажках, боялись идти к себе домой. Ведь находящуюся по соседству Семеновку просто сровняли с землей. Дети плакали, и решение было принято.

Граница

Утром созвонились с ополченцами, чтобы узнать обстановку на границе. Те пообещали «довести» их до России. Наспех покидали вещи, усадили в машину девчонок, еще не успевших прийти в себя от пережитого шока, и тронулись в путь.

– Анечка пережила такой стресс, что всю дорогу просидела на горшке, – вспоминает Елена, – конечно, для двухлетнего ребенка такой переезд стал настоящим испытанием. Ополченцы нас встречали на постах и говорили, куда ехать, чтобы не столкнуться с «правыми».
И все же, когда до российской границы оставалось каких-то 50 километров, их остановили солдаты украинской национальной гвардии. Они замерли от страха. Но Бог их миловал. Бойцы посмотрели на Костю, который вез «женский батальон» с двумя малышками впридачу, и махнул рукой, мол, езжайте.

– Костику чудом повезло. А вообще всех мужчин на границе отлавливают и отправляют в украинскую национальную гвардию, – вступает в беседу Анна, – кто не соглашается — пускают в расход. Бойцы правого сектора остановили поезд, который шел на Белореченск, и насильно вывели всех мужчин. Люди своими глазами видели, как стреляли в спину тем, кто отказался стрелять в своих земляков. В Славянске до сих пор лежат убитые, запах стоит тяжелый. Это потому что национальная армия не хоронит своих. Страшно представить, сколько будет без вести пропавших… Идет настоящий геноцид украинского народа.
И только въехав в Россию, украинцы вздохнули полной грудью. Они с теплом вспоминают, как люди на машинах с российскими номерами останавливались, предлагали свою помощь, давали телефоны позвонить близким.

Лишь бы не стреляли…

И вот, наконец, небольшой, но гостеприимный дом Иваненко. Когда собрались за щедрым столом, первым делом выпили за здоровье Президента Владимира Путина.

– Если бы Крым не вошел в состав России, там случилось бы то же, что творится сейчас у нас. 80% населения мечтают войти в состав России, – говорит Елена. – Поэтому мы держим кулаки за Владимира Владимировича. В Туапсе к нам отнеслись очень тепло. В УФМС нас приняли без очереди и объяснили, как получить регистрацию, уделили нам внимание в администрации. Получим регистрацию и вперед — искать работу. Нужно кормить детей. Хотя где-то в глубине сердца теплится надежда, что скоро вернемся домой.
Чтобы уместить всех родственников, Алла отправила сына жить к старшей дочери. Но несмотря на то, что родня окружила украинцев заботой и теплом, Юля и Анечка до сих пор с ревом убегают в дом, если мимо проезжает грузовая машина. Девчонкам кажется, что началась бомбежка, как в тот воскресный вечер.

1403387737_14[1]

– Если честно, мы готовы были спать даже в палатке, лишь бы не стреляли, – говорит Елена. – У Аллы мы наконец-таки по-человечески выспались в первый раз за эти мучительные дни.
– Не нужно никаких палаток, – категорично говорит Алла, – мы все родные люди и места хватит всем. Сейчас готовимся к приезду Наташеньки…

Девушке повезло меньше, чем ее родственникам. Взяла билет на поезд, но железную дорогу разбомбили. Теперь приходится добираться окольными путями из Киева.

Главное – работу найти

Губернатор Александр Ткачев отметил, что в крае помогут всем, кто хочет найти работу. Для этого нужен патент. Этим на местах занимается УФМС. Чтобы ускорить процесс, дважды в неделю специальный транспорт доставляет документы в краевой центр.

Миграционный учет, патент, вид на жительство

На наши вопросы отвечает начальник отдела УФМС по Краснодарскому краю в Туапсинском районе Константин Анатольевич Афанасьев:

– Граждане Украины могут обратиться в отдел Миграционной службы по вопросам постановки на миграционный учет, оформления разрешения на работу и патента, разрешения на временное проживание, вида на жительство и гражданства, а также предоставления убежища. Обращаться надо по адресу: г. Туапсе, ул.Коммунистическая, 4, кабинет № 4 (т.2-88-29), либо г.Туапсе, ул.К.Маркса, д. 7/9, окно № 6 (т. 2-72-44).

Граждане Украины по-прежнему могут не регистрироваться по месту пребывания, если срок такого пребывания не превышает 90 дней с момента въезда на территорию России. Однако учитывая нестабильную политическую ситуацию на территории Украины, УФМС России по Краснодарскому краю рекомендует гражданам получить миграционную карту и осуществить постановку на миграционный учет.

– Могут ли граждане продлить срок пребывания на территории России?

– Да, могут. Срок временного пребывания продлевается при выдаче иностранному гражданину разрешения на работу или патента. Либо при продлении срока действия разрешения на работу или патента, получения статуса беженца, временного убежища.

– Кто может рассчитывать на статус беженца?

– На иностранных граждан, прибывших из Украины, распространяется Федеральный закон от 19.02.1993 года № 4528-1 «О беженцах». Рассмотрение ходатайства о признании беженцем осуществляется в два этапа:

1. Предварительное рассмотрение ходатайства о признании беженцем – в течение 5 рабочих дней со дня поступления ходатайства по установленной форме УФМС России по Краснодарскому краю.

2. Рассмотрение ходатайства о признании беженцем по существу – в течение 3 месяцев со дня принятия УФМС России по Краснодарскому краю решения о выдаче свидетельства о рассмотрении ходатайства по существу. Решение принимается не у нас, в Туапсинском районе, а в Краснодаре.

Не каждый прибывший к нам гражданин Украины является беженцем. Но может попросить временное убежище. Это дает право человеку находиться на территории России, сроком до 1 года.

– На какую помощь могут рассчитывать жители Украины, приехавшие к нам, в Краснодарский край?

– Краснодарский край не входит в число тех 37 регионов страны, в которых действует Федеральная программа по переселению соотечественников. Поэтому жители Украины на общих основаниях оформляют гражданство (как и все иностранные граждане), и должны сами позаботиться о поиске работы, жилья. А в тех регионах, где эта программа действует, наши соотечественники могут оформить гражданство по ускоренной программе, могут рассчитывать на государственную помощь в предоставлении жилья, в поиске работы, а также денежную помощь.

Вас ждут в штабе

В Туапсинском районе действует штаб по оказанию гуманитарной помощи.
Оперативный штаб по оказанию гуманитарной помощи гражданам, прибывшим из Донецкой и Луганской областей Украины, создан в администрации муниципального образования Туапсинский район. Для переселенцев работает и горячая линия.
Всех прибывших из Донецкой и Луганской областей ждут по адресу: г. Туапсе, ул. Свободы, 3, кабинет № 2. Телефон горячей линии: 2-41-94.

 

Где принимают гуманитарную помощь

В Туапсинском районе начал работу пункт приема гуманитарной помощи для беженцев из Украины.
Адрес пункта: г.Туапсе, ул.Г.Петровой, 11, территория городского центрального рынка, павильон «Боярский модуль». Время приема: с 10 до 17 часов. Ответственный — Денис Владимирович Лебедев (8-918-4999444). Принимаются средства гигиены, постельное белье, одежда (не б/у).

Если вы можете приютить

Уважаемые туапсинцы!
У кого есть желание и возможность предоставить на безвозмездной основе временное жильё для граждан, выехавших с территорий Донецкой и Луганской областей, просим обращаться в оперативный штаб муниципалитета по оказанию гуманитарной помощи для включения в реестр.
Справки по тел.: 2-41-94.
Адрес штаба: г. Туапсе, ул. Свободы, 3, каб. №2.

[box type=»info» size=»large» style=»rounded» border=»full»]5, 3 тысячи граждан Украины уже размещены на Кубани, 10 младенцев появились на свет в Краснодарском крае у гражданок Украины,прибывших в Россию, 143 000 украинцев пересекли украинско-российскую границу с начала массового потока беженцев.[/box]

Валерия Владимирова