Крутой подъем на гору Калихо близ аула Агуй-Шапсуг, и непривыкшие к таким восхождениям школьники уже немного подустали. Но в это читать дальше

Крутой подъем на гору Калихо близ аула Агуй-Шапсуг, и непривыкшие к таким восхождениям школьники уже немного подустали. Но в это субботнее утро они были готовы на все: местный житель сообщил поисковикам о том, что много лет назад на этой горе взорвался наш самолет, и с тех пор никто там не был. Руководитель организации «Охрана памяти защитников Отечества» Валерий Стародуб решил взять в ознакомительную экспедицию молодежь – благо здесь недалеко. И вот они на вершине. Вот и куски самолета, и останки летчика…
Минута молчания… Ребята бережно собрали все, что было на поверхности. А что дальше – «Туапсинским вестям» рассказал Валерий Стародуб, когда он вернулся в Туапсе.

[portfolio_slideshow id=9510]

– Первый вопрос, как говорится, так и вертится на языке. Почему так долго мы не знали об этом самолете? Столько лет наши поисковики ведут раскопки, уходят в горы в дальние экспедиции, трудятся на перевалах. А тут, рядом, 70 с лишним лет пролежал самолет и летчик. Даже странно…

– Самолет врезался в гору и остался на крутом склоне, по которому никто никогда не ходит. Охотники и туристы идут либо по низу, либо по верху, через перевал, а это почти вертикальное место, нетронутое человеком. Бои там не шли. Никакие операции не проводились. Никому и в голову не пришло бы туда идти, если бы местные жители не рассказали моему бойцу, Ивану Гридунову, что там, на склоне, в детстве видели падающий самолет. Кстати, после войны к этому самолету бегали часто, детвора таскала алюминиевые детали, из них умельцы делали ложки, котелки. Всего этого не хватало после войны. Со временем забылось, раненое место заросло. А те, кто помнили, не придавали этому значения. Спасибо Мафагелу Харуну Бакировичу, что все-таки рассказал о том, что видел много лет назад.

– А что он рассказывает?

– В 1942 году он собирал орехи неподалеку, и видел, как, видно, подбитый самолет на бреющем полете снижался. Летчик, наверное, понял, что не дотянет до аэродрома, хотел посадить самолет на поляну под горой (там удобное место), но промахнулся, возможно, был ранен и врезался прямо в гору. Иван мне передал эту информацию, мы решили проверить. А поскольку он в молодежном центре района курирует военно-патриотическую работу, он и взял ребят из молодежки. Благо все-таки здесь недалеко и маршрут не тяжелый.
Конечно, мы были потрясены, увидев останки летчика, разбросанные в большом радиусе куски самолета.

– Валера, ты уже много лет в поиске, и у тебя, наверное, как у врача притупилось ощущение боли. Вот снова ты увидел останки человека, летчика, который разбился в 42-м, скажи, что тебе первое пришло в голову?

– Что и всегда, когда я вижу это. Сможем ли мы узнать его имя? Поймите: конечно, важно придать останки земле, но для них, пропавших без вести, важно, чтобы мы нашли их имена.

Помните?

Живая боль из-под земли
Ему стучится в уши.
Спасите наши души!
Спасите наши имена!
Спасите нашу совесть.
Одни вы – не спасетесь.

– Что вы сделали со всем, что нашли?

– Останки летчика – во временном захоронении. Останки самолета изучают специалисты. Но это только начало работы. Представьте: взрыв был такой силы, что самолет разметало по большой площади. Там еще долго будет работать, просеивать землю наша экспедиция. Может, не один сезон.

– Что-то уже известно?

– Тип самолета ЛАГГ-3.

– Что надо найти, чтобы наверняка установить, чей это был самолет?

– Номерные части двигателя или номер бронеспинки – она была на сидении, защищая спину пилота. Номер таблички бронеспинки был идентификационным номером летчика, все равно что смертный медальон. Вот найдем табличку – узнаем все о герое. Имя, фамилию, откуда родом…

– Но ведь в архивах летных частей есть все данные о вылетах и не вернувшихся самолетах. Значит, если мы знаем приблизительно время гибели самолета, можем и вычислить героя.

– Не все так просто. В своей практике я неоднократно встречался с путаницей в датах. 70 лет прошло. Где гарантия, что человек точно помнит, что это 42-й год, а не 43-й? Свидетельские показания это, конечно, очень важно, и мы очень благодарны жителю Агуй-Шапсуга Мафагел Харуну Бакировичу за информацию. Но в поиске опираются на конкретные доказательства. Так что будем искать, пока погода позволит. Будем изучать архивы. Просим всех, кто может нам помочь, что-то знает — подключаться.