Большая пресс-конференция Владимира Путина – мероприятие чрезвычайно важное. Только раз в году руководитель страны перед всем народом отвечает на сотню читать дальше

upload-TASS_6103101-pic4_zoom-1000x1000-11998

Большая пресс-конференция Владимира Путина – мероприятие чрезвычайно важное. Только раз в году руководитель страны перед всем народом отвечает на сотню профессиональных, журналистских вопросов. Но нынешняя встреча была особой, все ждали ответ на один – основной – вопрос. Что с нашей экономикой, господин президент?

Желающих спросить главу государства оказалось немало – 1259 российских и иностранных журналистов. Кроме того, в этот день миллионы людей смотрели прямую трансляцию пресс-конференции. Для россиян это был шанс узнать непосредственно от гаранта Конституции, что ждет нас впереди. Как поведет себя рубль, укрепится или же падение не остановить? Что делает правительство в этот судьбоносный момент? Почему Центробанк не стабилизирует ситуацию?

Путин задержался всего на 10 минут. Надо заметить, что к английской королеве Владимир Владимирович опоздал на 14 минут. А Папу Римского Франциска томил без малого час. Так что к нам он пришел вовремя.

[box type=»info» size=»large» style=»rounded» border=»full»]Большая пресс-конференция 18 декабря 2014 года стала для Владимира Путина десятой на посту президента. Впервые встреча в таком формате прошла 18 июля 2001 года. Тогда на ней присутствовали 400 журналистов, которые за 1 час 33 минуты задали 22 вопроса. Нынешнее мероприятие привлекло 1259 журналистов (годом ранее – 1327). Из российских были наиболее представлены «Первый канал» (28 человек), телеканалы «Россия 1» (24), «Звезда» (24) и НТВ (22), из зарубежных – Associated Press (11), BBC (11) и немецкая телерадиокомпания ARD (10).[/box]

Дежурная улыбка Путина, конечно, могла означать что угодно. Возможно, нас ждали хорошие новости, возможно, это была умелая маскировка. Ведь когда общаешься с тысячей журналистов, среди которых немало оппозиционно настроенных, нужно уметь себя держать. И президент этим искусством владеет, как любой хороший разведчик или, если хотите, игрок в покер.
То, что не весь зал настроен позитивно, стало понятно, когда не все присутствовавшие встали поприветствовать главу государства. Хотя последнее может являться и следствием плохого воспитания.

upload-TASS_6103257-pic4_zoom-1000x1000-32236

Начало встречи получилось скомканным. Президент зачитал по бумажке экономические показатели. Они по тону были позитивными, но для неэкономистов не слишком понятными. Например, мы узнали, что федеральный бюджет в этом году будет свёрстан с профицитом, то есть доходы будут превышать расходы на 1,2 триллиона рублей, это примерно 1,9 процента ВВП. Минфин ещё досчитывает, но то, что бюджет будет профицитным, – это точно.

После этих слов президент отложил шпаргалку и заговорил прямо, по существу и, как мне показалось, без утайки, вполне искренне:

– Все мы понимаем, что главный вопрос сегодняшнего дня, главный вопрос, который интересует граждан нашей страны, – о том, в каком состоянии находится экономика, национальная валюта, как будет развиваться ситуация в социальной сфере в этой связи. Попробую очень кратко, несколькими предложениями охарактеризовать эту ситуацию, сказать о том, как, я думаю, она будет развиваться. После этого пресс-конференцию в принципе можно заканчивать.

Таким образом, президент вовсе не собирался “погасить” главную тему. Основной вопрос даже пришел не от журналистов, Путин поставил его сам и развернуто ответил. Привожу цитаты:

«Влияют на сегодняшнюю ситуацию и внешнеэкономические факторы, прежде всего, конечно, цена на нефть, а за ней тянется и цена на газ. Считаю, что и Центральный банк, и Правительство принимают адекватные меры в сегодняшней ситуации. Есть вопросы и к Правительству, и к Центробанку по поводу своевременности, качества принимаемых мер, но в целом абсолютно адекватно и в правильном направлении происходит действие.

Надеюсь на то, что вчерашнее, сегодняшнее снижение курса иностранной валюты и повышение стоимости национальной – рубля – сохранится. Возможно ли это? Возможно. Возможно ли дальнейшее снижение цен на нефть и будет ли это влиять на национальную валюту, а соответственно, и на все другие показатели, включая инфляцию и так далее? Да, возможно.
Что мы в этой связи собираемся делать? Мы собираемся использовать меры, которые мы использовали, и достаточно успешно, напомню, в 2008 году.

6926bd9e96d09878642fffc7caf424e4

Безусловно, если ситуация будет неблагоприятно развиваться, то нам придётся вносить какие-то коррективы в наши планы. Безусловно, придётся что-то сокращать. Но так же безусловно, и я хочу это подчеркнуть, как говорят специалисты, «отскок в плюс», последующий рост и выход из сегодняшней ситуации неизбежен как минимум по двум причинам. Во-первых, рост мировой экономики будет сохраняться, темпы снижаются, но рост точно будет сохраняться. Экономика будет расти. И наша экономика выйдет из сегодняшней ситуации.

Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельств, я думаю, что года два. И, повторяю ещё раз, после этого рост неизбежен, в том числе и потому, что внешняя экономическая конъюнктура будет меняться. С ростом мировой экономики потребуются дополнительные энергетические ресурсы. Но за это время, и в этом я уже не сомневаюсь, нам всё-таки многое удастся сделать с точки зрения диверсификации нашей экономики, потому что жизнь сама будет нас заставлять это делать. По-другому будет просто невозможно функционировать».

Все вышесказанное Владимир Путин подкрепил следующими цифрами:

«Напомню, что резервы Центрального банка – 419 миллиардов долларов. Центральный банк не намерен их «палить» бездумно. И правильно! Резервы Правительства, ФНБ, Резервный фонд подросли в этом году примерно на 2,4–2,5 триллиона рублей. Общий объём резервов – 8,4 триллиона. Опираясь на эти резервы, уверен, мы спокойно будем решать основные социальные вопросы, будем заниматься диверсификацией экономики, и неизбежно, повторяю ещё раз, ситуация встанет в нормальное русло».

Да, действительно после этих слов мероприятие можно было и закончить. Впрочем, все равно в дальнейшем треть вопросов относилась к экономике, уточнялись детали. Вторая треть с неизбежностью перенесла нас на Украину. Ну и последняя часть — о проблемах из глубинки, такие вопросы всегда задают журналисты из регионов.

Во время пресс-конференции, многие коллеги периодически заглядывали в интернет, следя за курсом валют. Как оказалось речь президента не сильно испугала доллар, он топтался на месте, не нападая, но и не сдавая позиции. Рубль начал укрепляться лишь на следующий день. И почти так же стремительно, как ранее, падал, всю последующую неделю продвигался обратно.

По ощущениям довольно долго Владимир Путин продолжал отвечать на вопросы по экономике. Все они носили не принципиальный, уточняющий характер. Очевидно, что в конце концов Путину надоело это, и он сам дал слово украинскому журналисту. Наверное, человек в толстовке с надписью “укроп” и не надеялся, что сможет задать свой вопрос. Он заметно нервничал, сбивался, но попытался-таки загнать в угол российского лидера:

– Первый вопрос относительно карательной операции, – неуверенно начал корреспондент агентства УНИАН, – которую вы устроили на востоке нашей страны, причём в основном против русскоязычного населения. Не секрет, что там воюют российские военнослужащие и российские боевики, которые всё это устраивают.

Сколько Вы туда отправили российских военных? Сколько Вы отправили туда техники? Сколько из них погибло на территории Украины? Вы как Верховный Главнокомандующий что бы сказали семьям погибших российских офицеров и солдат?
Зал затих в ожидании реакции Путина. Но оказалось, ни суть вопроса, ни тон, президента не смутили. Путин ответил максимально сдержано и учтиво, выгодно играя на контрасте с волнующимся журналистом:

upload-TASS_6102412

– У нас в России, собственно говоря, так же, как почти в любой другой президентской республике, за всё отвечает Президент. Что касается военнослужащих – за их судьбу отвечает Верховный Главнокомандующий. Обращаю Ваше внимание, что у нас это одно и то же лицо.

Все люди, которые по зову сердца исполняют свой долг либо добровольно принимают участие в каких-то боевых действиях, в том числе и на юго-востоке Украины, не являются наёмниками, потому что за это денег не получают.
В нашем общественном сознании то, что происходит на юго-востоке Украины, действительно карательная операция, но она проводится сегодняшними киевскими властями, а не наоборот. Ведь это не ополченцы юго-востока направили свои боевые подразделения к Киеву, а, напротив, киевские власти подогнали вооружённые силы к юго-востоку, используют систему залпового огня, артиллерию и боевую авиацию.

В чём проблема и как из неё можно выйти? Постараюсь ответить и на этот вопрос. Проблема в том, что после совершения государственного переворота – а кто бы как ни называл и что бы по этому поводу ни говорилось, государственный переворот был совершён в Киеве, причём вооруженным путём – часть страны не согласилась с таким развитием событий.
Вместо того, чтобы начать с ними хоть какой-то политический диалог, сначала начали применять правоохранительные органы, милицию. Когда это не получилось, начали применять армию. Когда и это не получилось, сегодня пытаются решить вопрос силовым способом с помощью экономической блокады.

Считаю, что этот путь абсолютно бесперспективный, вредный для судеб государственности Украины и для украинского народа. Надеюсь, что нам удастся в ходе диалога – а мы готовы выступать здесь как посредники – выйти всё-таки на прямой, именно политический диалог и этими способами, этими политическими инструментами урегулировать ситуацию вплоть до восстановления единого политического пространства.

Это был не просто ответ неучтивому журналисту, а своего рода урок демократии для всех. После этого было еще немало колких вопросов про “пятую колонну” и бедных оппозиционных журналистов. В какой-то момент стало очевидно, что Путину все равно на какой вопрос отвечать – для него нет запретных тем. Нет журналистов, которых не пропустят на встречу, не дадут слово.
Ответив на 53 вопроса, Владимир Путин вновь вернулся к главной теме и, признаюсь, был убедителен:

– Мы этот период пройдем, и из непростой, конечно, сегодняшней ситуации выйдем, укрепив свои позиции и внутри страны, и в мировой экономике, и на международной арене.

[box type=»info» size=»large» style=»rounded» border=»full»]Глава государства ответил на 53 вопроса 38 журналистов (30 российских и 8 иностранных) за 3 часа 10 минут. Для сравнения: в 2013 году он ответил на 73 вопроса, а встреча длилась более четырех часов. Наибольшее внимание было уделено экономике: на эту тему было задано свыше 35% вопросов (в прошлом году – 20%). Международной политике были посвящены 27% вопросов, внутренней политики касались 25%, социальной сферы – 10% вопросов. Один вопрос носил личный характер (в предыдущие годы таких вопросов было от 4 до 12) – президента спросили о наличии времени на личную жизнь.[/box]

 

О чем хотели спросить кубанские журналисты президента

Кубанским журналистам, приехавшим 18 декабря на пресс-конференцию с главой РФ Владимиром Путиным, не удалось задать свои вопросы. О чем хотели спросить президента представители кубанских СМИ?

Корреспондент «Живой Кубани» Александр Белоусов хотел спросить у президента, как в ближайшие годы государство будет осуществлять поддержку института семьи — в частности, программы, связанной с материнством.

«Такой вопрос возник в связи с тем, что в России в этом году зафиксирован всплеск рождаемости. На Кубани, например, за десять месяцев на свет появилось 63 тыс. детей, что на 3 тыс. больше, чем в 2013 году. Также интересует, как государство будет оказывать поддержку на фоне сложившейся нынешней экономической ситуации», — пояснил корреспондент.

Вопрос о господдержке молодых семей волновал и главного редактора газеты «Огни Кубани» Марину Смирнову. Также она хотела спросить президента о возможности изменения образовательных программ для школьников.

«Например, учебники для пятиклассников настолько сложны, что складывается впечатление, что ученые писали их не для детей, а для родителей. Хотелось бы, чтобы эта ситуация изменилась», – добавила Смирнова.

Главный редактор газеты «Туапсинские вести» Андрей Смеюха хотел спросить у Путина, как выживать районным печатным изданиям в условиях повышающихся тарифов «Почты России» на доставку корреспонденции.

«Полгода назад тарифы на доставку газет выросли почти в два раза. Путин был в курсе данной ситуации и давал распоряжение проработать вопрос, выяснить причины и найти пути решения. Однако с тех пор ничего не изменилось. В связи с этим я и хотел спросить у президента, как быть районным изданиям дальше? Ждать ли снижения тарифов или выживать за счет повышения цен на подписку? Судя по счетам, которые выставляет нам почта, вопрос не решен, или решен не в пользу региональной прессы», — констатировал Смеюха.

Корреспондент «Кубанских новостей» Иван Прытыка сообщил, что его вопрос касается ситуации с Черноморским флотом.

«Еще год назад активно обсуждалась тема того, что Черноморский флот будет базироваться в Новороссийске. Хотелось узнать, как теперь, после возвращения Крыма и Севастополя, будет складываться развитие Новороссийска как военно-морского узла», — рассказал Прытыка.

Андрей Смеюха