У них, как у всех полицейских, есть официальное место работы, на каждого заведено личное дело. Им выдаются паек и премиальные. читать дальше

У них, как у всех полицейских, есть официальное место работы, на каждого заведено личное дело. Им выдаются паек и премиальные. И даже форма обязательна, жилет с логотипом полиции, когда выезжают на задание. Вынюхать, взять след, найти вещдоки, обнаружить наркотики и взрывчатку – это их работа. Их, четвероногих служащих полиции…

[portfolio_slideshow id=9969]

 

Они, как люди, только честнее

Каждое утро немецкие овчарки Кламс и Джессика ждут свою хозяйку, кинолога Туапсинской полиции Ольгу Древаль. Они знают (и рады) всех кинологов, но появление Ольги всегда вызывает у них особые эмоции. Причем – разные. Если простодушный Кламс просто радуется, то у Джессики радость часто омрачена тревогой и завистью – а вдруг не к ней первой подойдет Ольга?

– Собаки – они такие же, как люди, – говорит Ольга. – Так же любят, ревнуют, так же работают, так же устают, стареют. Только у них все честнее – сразу на морде все написано. Поэтому с ними работать и проще, и сложнее одновременно.

– В центре кинологической службы Туапсинской полиции – одиннадцать собак, с которыми работают тринадцать кинологов, – говорит начальник ЦКС Андрей Виноградов. – Два «наркомана», то есть те, кто работает по розыску наркотиков, трое – специалисты по взрывчатке. Остальные – общерозыскные. И, как в каждом коллективе, у них свои взаимоотношения. Но в отличие от людей, работать хотят все и всегда.

И когда требуется «четвероногая» помощь, и приходит кинолог, они повизгивают в вольере: «Обратите вынимание на меня! Я возьму след! Найду пропажу!» И как радуются, когда есть работа! Но берут тех, кто сегодня на смене. Как и у людей, у них график…

– Обязательно, как минимум раз в неделю, мы вывозим всех собак в лес и тренируем их, – продолжает Андрей Виноградов. – Сами кинологи прокладывают след, петляя и маскируясь, а другие идут по следу. Так же и с вещами, которые надо найти. Тренировка – обязательная составляющая их работы.
А экзамены на профпригодность они сдают практически каждый день, любой вызов – это испытание. В прошлом году пришлось потрудиться: пять собак безвылазно работали на Олимпиаде, потом – на Формуле-1. При этом кто-то обязательно учится.

«Подвиг» запланирован…

Рабочий день кинолога начинается с чистки вольеров – лопата, веник, шланг с водой. Вот такая проза, но абсолютно необходимая. Потом – выгул собак. Как правило, на территории полиции. Тогда заливистым лаем и настоящим «цокотом копыт» наполняется внутренний полицейский дворик… Потом уборка и его. И долгожданная кормежка.

Довольствие четвероногих – 600 граммов в сутки сухого корма. По триста граммов утром и вечером. Мало? А хороший работник должен быть голодным! Кстати, это правило относится не только к собакам. Но к ним – однозначно.

У каждого в личном деле – фотография, паспорт и «медкнижка», в которой – все прививки и болезни (если были). Есть и характеристика. В общем, вся подноготная. И совершенные по службе «подвиги». Вот у Кламса буквально на днях прибавился новый в послужном списке. Кинолога вызывали на кражу в «Магнит» (ночью воришки залезли в магазин, вынесли спиртное). То-то радость была для Кламса, когда его подняли в 4 утра! (Наверное, никто в той смене так не веселился, не рвался в «бой», как он).
По правилам, собаку, прежде чем пустить по следу, надо выгулять, успокоить. Кламс в «Магните» сразу взял след, показал, куда пошли воры, где спрятали добычу.

В поощрение от кинолога Ольги получил свой любимый шарик – игрушку, с которой любит бегать.
Кламс уже четыре года на службе. На его счету много подобных дел. Раньше у него был другой хозяин, но он перевелся в Краснодар, и его взяла Оля. (Для немецких овчарок смена хозяев, к счастью, не трагедия, хотя, конечно, привыкают) Вот поэтому Джессика, с которой Оля несколько лет назад пришла в полицию, ревнует свою хозяйку к этому «выскочке»…

Пока у центра кинологической службы нет своего питомника. Земля отведена, но строить его – нужны деньги. Поэтому пока вольеры с собаками располагаются в полиции. Четыре на улице Мира, семь – на Маршала Жукова. Соседство четвероногих коллег не раздражает, хотя иногда они поднимают такой лай! Дружить с ними можно, но это такая дружба… Если кинолог, скажем, даст команду к нападению, пес бросится на любого. Даже на того, кто только что дал кусочек пирожка и кому он радостно вилял хвостом. Ничего личного, просто такая работа…

Тесты для настоящих собак

Разными путями собаки попадают в центр. В основном, полиция закупает для кинологов молодых собак. Иногда питомники выдают их по разнарядке. Вот в прошлом году приобрели лабрадора Виту. Недавно она вместе с кинологом Александрой Заболотней уехала в Ростов – будут специализировать по взрывчатым веществам.

…Еще один новичок – бельгийская овчарка Бруно – несколько месяцев назад был принят на работу в полицию вместе с хозяйкой Наташей Близнаковой.

– Я по образованию фармацевт, и восемь лет отработала по специальности, – рассказывает Наташа. – И никогда не думала, что буду служить в полиции. Но когда дома плюс к сыну Даниле, дочке Алисе и собаке Берте появился малинуа (разновидность бельгийской овчарки) Бруно, мы поняли, что он изменит всю нашу жизнь.

Чтобы стать настоящей служебной собакой, надо успешно пройти тесты для начинающих еще в детстве. Обязательно проверят на трусость (бросают на пол связку ключей, если не испугался – молодец), на агрессивность (надо перевернуть на спину, если не покусает, а просто попытается перевернуться – тоже хорошо), на страх высоты.

Бруно прошел все тесты на отлично. Еще бы, его дед – знаменитость среди служебных собак, да и папа молодец. В свои неполные полтора года наш герой – чемпион России. Как же из любящей семьи он попал в полицию? И ждет вакансии на учебу в Ростовскую школу собаководства.

… И хозяев

– Просто эта порода – не домашняя, – говорит Наташа, – хочу предупредить всех любителей собак: в дом ее брать просто нельзя. Это настоящая служебная собака, она выведена, чтобы работать. Сейчас полиции Европы и Америки перешли именно на эту породу. И у нас в России таких собак-полицейских становится все больше. Когда дети подросли, и надо было выходить на работу, я поняла, что в аптеку возвращаться не хочу. Тем более, Бруно уже стал годовалым подростком, требовал серьезной дрессуры. К тому времени я познакомилась с туапсинскими кинологами, и они сказали, что есть возможность работать в полиции.

Теперь уже всевозможные тесты проходила сама Наташа, и вот сегодня они уже вместе постигают азы службы. Домашние, конечно, удивились такой переквалификации мамы и жены. Но попробуй возрази…

– Все знают, что со мной лучше не связываться, – улыбается Наташа, – Бруно сразу защитит!

А вот пенсию не платят…

Некоторые собаки, как Бруно, живут дома, с хозяевами. Конечно, им лучше. И лишний кусочек перепадет, и свобода передвижения. А некоторые в дом попадают только после выбраковки. По правилам, срок службы в полиции – 8 лет, у собак славное слово «пенсия» заменено страшным словом «выбраковка».

«Звезда» газетных полос, красавец Батон в этом году, похоже, уйдет на отдых.

– Как правило, отставка для них заключается в переводе на домашнее содержание, – говорит Андрей Виноградов. – Кинолог Максим Каспарян, который с ним работал последние годы, готов его взять к себе домой. Но Батон такой молодец, что мы, наверное, проэкзаменуем его еще раз, и, может быть, продлим срок службы. На счету Батона – несколько обнаружений взрывчатых веществ. Любой наряд ППС знает: если дежурит Батон, можно быть спокойным. А уж детские садики, школы для Батона – давно знакомые места, их обследовать и накануне 1 сентября, и в течение года пока доверяют только ему.

И никакой пенсии старым лохматым служащим не положено! Все – на совести их хозяев, которым придется делиться из своего пайка.