Когда уходит Мастер, остается след…

Ушел Михаил Тимофеевич Серопоршнев. Ушел в День журналистики, которой служил верой и правдой. Заслуженный журналист Кубани, Золотое перо кубанской журналистики, товарищ, учитель… Нельзя говорить – из жизни, ибо пока мы живем, он будет жить в наших сердцах, в памяти…

Сорок лет проработал в редакции нашей газеты Михаил Тимофеевич – в отделе писем, освещал вопросы культуры, производства. «Мне будет чем заняться! Столько нужно еще узнать, освоить!» – сказал он, выходя на заслуженный отдых. И Серопоршнев постоянно работал над собой – освоил компьютер, много читал, писал книги (три сборника вышли в свет!), ходил на свою любимую рыбалку. И связь с газетой он не прерывал – заходил, радовался тому новому, что появлялось, помогал советом, звонил, чтобы сказать свое мнение по поводу той или иной публикации. Он был журналистом – а из этой профессии на пенсию выйти нельзя! И Михаил Тимофеевич Серопоршнев остался в ней навсегда.

12

(Михаил Серопоршнев на первой встрече в редакционном клубе юнкоров «Красный маяк». Лето 2016 года)

Вечный искатель, влюбленный в свой край и людей

IMG_7813

Этот материал нашего внештатного корреспондента Риммы Павловны Львовой уже готовился к печати, когда мы узнали, что не стало верного друга газеты, талантливого педагога, фотографа, поисковика Николая Федоровича Дроботова. Мы много писали о нем – и в этом году, и в прошлом – как чувствовали. Римма Павловна тоже хотела поддержать его – он так болел. И вот ее строки стали словами памяти…

Вы слышите – грохочут сапоги?

Копия Копия IMG_0035

Умерла Софья Александровна Дмитриева. В первые дни 2015-го, юбилейного года 70-летия Великой Победы, прославленную фронтовичку проводили в последний поход. Мы писали о ней не раз. Будем любить ее и помнить…

[quote style=»boxed»]Когда пуля валит воина на землю, после мальчишеского вскрика «Мамочка», он зовет: «Сестричка, родная, помоги…» И над ним склоняется санитарка – и мать, и сестра для него в эту минуту… И она гоже ощущает себя ими.[/quote]

И кто ж из нас знает – в чем оно, счастье?

Копия Ольга Каширина (Марфа Скляр)

В нашем коллективе горе. Мы плачем и скорбим. И не представляем, как будем жить и работать без Ольги Ивановны, нашей дорогой и незабвенной Марфы Скляр (такой у нее был псевдоним). Она занимала такое большое место в жизни – и в нашей, и в газете, так много на себя брала, столько амбразур закрывала собой… Ее золотое перо не знало усталости, душа всегда была полна радости, а сердце – жажды жизни. Она не умела и никогда не хотела отдыхать, жалеть себя, болеть или стареть. И тем более умирать. Она хотела жить – любить, работать, писать, ехать и бежать, хохотать до слез.