Подхребтовое - Туапсинские вести
туапсинский район

Подхребтовое

На карте село Подхребтовое обозначено точкой в двадцати километрах от Новомихайловского. Туристы, чтобы попасть сюда, готовы платить приличные деньги за «трансфер» от федеральной трассы на вездеходе
Это место для тех, кто пресытившись сервисом шикарных отелей, затосковал по первозданной природе, овеянной такой седой историей, что вам и не снилось...

Текст: Светлана Светлова. Фото: Анна Бурлакова
Подхребтовое – интересное место. Здесь современные спутниковые тарелки и солнечные батареи соседствуют с колодцем, выложенным камнями еще в позапрошлом веке. Добротные новые дома – с брошенными хатами. Ухоженный богатый двор – с поросшим крапивой и кустарником
Кусочек Армении
...Мы выехали к полуразрушенному пустому дому с совершенно новенькой табличкой «ул. Ленина». Больше домов на этой улице не было. Как и самой таблички с названием села.
Мы догадались, что это Подхребтовое, только когда крыши и новых домов, и старых развалин замелькали прямо под горой, под хребтом, который носит имя Хазарова.
Именно здесь, спасаясь от первой волны турецкого геноцида, когда-то обосновались беженцы – армяне.
– Это было 150 лет назад, – рассказал нам краевед Александр Суслин. – Официально село основано в 1866 году. Но это вовсе не значит, что до них здесь не жили!

Так или иначе, с 1870 года деревня Подхребтовая числилась в списках Вельяминовского отдела Черноморского округа. В 1905 году состояла из 31 двора армянских поселенцев. Что интересно, именно в Подхребтовом появилась первая в районе школа – в 1882 году, и преподавание там велось на армянском языке.

В 1920 году в деревне Подхребтовая проживали исключительно армяне. Судя по ревизии («Имелось дворов – 24 с населением 197 душ, из коих мужчин – 102, женщин – 95, детей – 92.»), детские души в учет не брались.

До Великой Отечественной войны село присоединялось то к Джубгскому округу, то к Геленджикскому, с 1955 года и до сих пор – в составе Новомихайловского сельского Совета, ныне – городского поселения.
Сейчас в селе 25 жилых домов. Местные это или молодые семьи с народившимися детьми, или старики. Дети подрастают – их увозят в места более цивилизованные, поближе к школе. Но зато они будут всю жизнь потом рваться обратно…
И бронза, и палеозой
Первый же дом, в который мы постучались, оказался домом, где живут потомки тех самых первых переселенцев! Пятое поколение – потомки Арута Модиляна, которого родственники 4-месячным привезли в огромной выдолбленной изнутри тыкве, в 1879 году.

Фундамент дома, построенного Арутом, сохранился, и остатки кузни – тоже. И даже медная кастрюля, из которой можно было накормить 40 человек, привезенная выросшим Арутом из Сирии, уцелела! Потомки первых переселенцев и стали нашими экскурсоводами по селу.

– Что зеркало! – говорит Андрей Абидонян. – Вот наш сосед нашел на хребте несколько лет назад череп динозавра. Натурально! Увидел на одной из вершин, куда забрался, огромный скелет с этим черепом. Он у него в руках не помещался, еле дотащил до дома. Рассказывал: там позвонки хребта – каждый с голову человека. Может место показать, все осталось. А я могу вам показать кладбище, которое было еще до первых армян. Говорят, это захоронение начала первого тысячелетия …

Андреем показал нам старинное армянское кладбище. Здесь нет памятников и крестов, среди травы лежат плиты. А на них даты смерти – 1891-й, 1897-й, 1912-й… Многие буквы заросли мхом.
– Вот тут стояла церковь, вот её фундамент, после революции активисты ее сожгли, а священника, нашего родственника, застрелили прямо на крыльце церкви. Вот его могила.

Чтобы вековая плита над священником не потерялась во времени, кто-то заботливо сделал оградку, невольно нарушив традиции и единообразие национального места упокоения. Но здесь помнят и фамилию тех, кто стрелял в священника!

– Они давно не живут в селе, – рассказал Андрей, – но однажды их потомки из большого города приехали в Подхребтовое – пройти по родовым местам. Они так же, как вы, стучали в дома и спрашивали, кто живет. И постучали к нам. А когда назвали фамилию, мама моя всплеснула руками: «Так это вы!» Выдала им по первое число. Они были ошарашены. А я сказал маме: «Столько времени прошло, сколько можно воевать?»
А дуб до тысячи лет не дожил…
Мы настойчиво искали еще одну достопримечательность села – 500-летний дуб-великан, о котором столько слышали рассказов и легенд. И нашли. Как и сказано в реестре памятников, охраняемых государством, он находится в северной части села. Увы, сам дуб был повержен.

Мощное корневище, метра четыре в диаметре, зияло пустотой, а ствол гиганта валялся неподалеку. Что могли, местные жители растащили на дрова, а остов уже год как стал памятником погибшему памятнику природы.

– Какие-то придурки полтора года назад разожгли костер в дупле, – с горечью говорит Андрей. – Полыхал так, как будто небо горит. А я в этом дупле с пацанами в детстве прятался. И мой отец возле этого дуба играл ребенком.

Говорили: «Такого дуба одного хватит на все поколения». Но, вот, ошиблись. Нашлись варвары.
Курорт для людей, лошадей и собак!
Здесь, в глубине Подхребтовой щели, еще дальше села расположена база отдыха для любителей тишины и всякого отсутствия цивилизации. Очень нас насмешил прайс. Оказывается – трансфер (доставка от базы до федеральной трассы) платный! Кстати, если непогода, разлив рек, дождь, то уже не выберешься ни за какие деньги. За последнее десятилетие здесь снесло стихией несколько мостов. Они так и валяются, а жители говорят: «Этот рухнул 20 лет назад, этот – в последнее наводнение 2012 года.» Но не унывают. У всех – вездеходы.
Без вездеходов здесь не селятся. Смысла нет! Местные– ставят солнечные батареи, обзаводятся бензиновыми генераторами и своим хозяйством. Магазина-то нет!
Еще один Андрей, на этот раз Коржановский, угостил нас своей ряженкой. Его мама, Валентина Сергеевна Коржановская, уже 35 лет работает в медпункте Подхребтового! Семья держит несколько коров, а коровы держат на плаву семью. После войны несколько семей поляков из Западной Украины пришли сюда через хребет в поисках лучшей доли. Коржановские, Ягодинские, Велес, Губиш и сегодня живут в районе и в селе.
Дочка Андрея 2-летняя Танечка – самая маленькая жительница Подхребтового.

Заглянули мы в еще одно хозяйство. Здесь разводят собак. Мини-питомник, видимо, доходное дело: у хозяина хороший дом, теплица, ухоженный участок. Все те же солнечные батареи и спутниковая антенна. Наш проводник – Андрей из рода Модилянов специализируется на лошадях и осликах.

– У меня около 80 лошадей, полудикие, то есть я не держу их в конюшнях. Растут сами. Коней часто покупают для разных целей. И мясо ценится…

Ртутный рудник
А мы снова направляемся в горы. В нескольких километрах от села находится заброшенный рудник. В конце 50-х годов геологами здесь было обнаружено месторождение ртути, и Подхребтовое на время превратилось в посёлок геологов и горняков. До 1960 года здесь не было круглосуточного электричества – свет подавался на несколько часов от небольшой электростанции. После открытия месторождения в село была проложена дорога, линия электропередач. Построены домики для специалистов. Но ртути оказалось мало, рудник закрыли, геологи разъехались. И закончился краткий расцвет цивилизации...

По дороге наткнулись на стадо коз. Еще один житель села, Александр Торчук, узнав, что мы ищем следы рудника, оживился:

– А что его искать – тут он! Две штольни закрытые, первая завалена камнями и бревнами, вторая – заколочена. Мой отец до закрытия работал там водителем на МАЗе. Руду-то здесь не переплавляли, возили на МАЗах на Кубань, где-то там было организовано производство.
Ртутная руда – очень редкое ископаемое. Богатую ртутью руду всю вывезли, а бедная до сих пор валяется в отвалах вдоль берегов речки.

Дорога обратно показалась гораздо короче. Мы проезжали мимо знакомого уже курганного захоронения, мимо очередного табуна лошадей, и все дальше от нас оставался хребет Хазарова, под которым уже более ста лет, то замирая, то оживляясь, течет жизнь. Нет, теперь уже понятно, что жизнь здесь, под горой и под крылом у Бога, была всегда. А сегодняшний отрезок времени – один из многих, которые были и которые будут.