Символ Победы - Туапсинские вести
светлана светлова
Символ Победы
В 1970 году все газеты мира обошел снимок, где двое советских солдат на развалинах Бранденбургских ворот водружают знамя Победы. Долгое время ни сам автор, Евгений Халдей, ни редактор газеты не знали, кто изображен на снимке. А когда вышла «Правда» – накануне 9 мая – герой снимка Кузьма Дудеев, тогда работник пионерлагеря «Смена», сидел с мужиками на лавочке во время обеденного перерыва. Они развернули газету, а Дудеев и говорит: «Мужики, так это ж я!» А они: «Брешешь!» Ну он и не стал настаивать – не в его характере это было.
Чтобы сделать этот снимок, военный фотограф ТАСС Евгений Халдей попросил своего друга, еврейского портного Израиля Кишецера, сшить ему знамя из старой красной скатерти. Вернее – три знамени. Каждое он водружал лично со своими героями – всегда случайными, взятыми с улицы. Так было и со знаменитым снимком «Водружение флага на Рейхстаге», и с еще одним – где полотнище развевается над скульптурой орла, восседавшего на земном шаре. И здесь – на Бранденбургских воротах. Но тут нам повезло. Под руку мастеру попал туапсинец Кузьма Дудеев.

От погрома до Берлина

Евгений Халдей – символ военной фотографии. Большинство значимых и запоминающихся снимков Второй мировой сделал он, фотокорреспондент, прошедший войну от Мурманска до Берлина.
Халдей вовсе не был счастливчиком и везунчиком. Когда ему был всего годик от роду, во время еврейского погрома на Украине, зверски убили его мать и дедушку, ему, грудному младенцу, достался выстрел в грудь. Но он выжил! После войны его уволили из ТАСС с формулировкой «недостаточно образован»! Правда, потом, после смерти Сталина восстановили. И тут мы уже подбираемся к нашему «туапсинскому» красному знамени на Бранденбургских воротах. Дело в том, что до 1970 года этот снимок лежал в запасниках фотографа. К 25-летию Победы властям потребовался новый свежий, не избитый кадр, способный стать символом Победы. Редактор «Правды» придирчиво отбирал кадры, предложенные Халдеем, и выбрал с нашим Кузьмой Дудеевым.

– Сам Евгений Ананьевич мне рассказывал, – говорил незадолго до смерти наш земляк Кузьма Дудеев, – что он задумал сделать снимок на Бранденбургских воротах давно. Вот вам мастер! Не случайно, не спонтанно! Он еще в Севастополе, когда его освобождали, увидел фотографию у пленного фашиста. На фотографии стройными рядами маршировали колонны со свастикой. По обе стороны стояли люди и приветствовали их. В солдат летят цветы, все счастливы. На обороте надпись: «Мы возвращаемся после победы над Францией». И вот Халдей запомнил этот кадр и задумал сделать свой, на тех же Бранденбургских воротах, но уже совсем с другим смыслом. И ведь сколько ждал, готовился, флаги заранее заказал сшить!

Евгений Халдей:
«Вечером 11 апреля 1945 года я вернулся в Москву из Вены. Редакция Фотохроники ТАСС, где я тогда работал, приказала мне следующим утром лететь в Берлин. Приказ есть приказ, и я начал собираться. Понимал, что Берлин – это окончание войны. К тому времени я уже не возвращался из командировок без снимков, где было запечатлено водружение знамен над освобожденными или взятыми городами. Пожалуй, эти снимки – флаг над Новороссийском, над Керчью, над Севастополем, которые освободили ровно за год до Победы, – одни из самых любимых мною и дорогих».
Письмо в «Правду»

Естественно, Кузьма Дудеев и не думал о том, что попадет в историю. Их тогда много снимали. Набежит репортер, пощелкает и убежит. Вот и тогда, фотокорреспондент записал их фамилии и поскакал дальше. «Правда, спрыгнул с камней-развалин он как-то неудачно, охнул, ноги отбил, но ничего, отсиделся и поковылял».

Кузьма Дудеев познакомился с Евгением Халдеем через 25 лет после Победы, как раз после того, как был опубликован его снимок в «Правде». И это тоже отдельная история. Он тогда вел фотокружок в туапсинском клубе «Искатель». Рассказывал школьникам, как надо снимать, об интересных случаях с фотографами, о том, как он снимал, как его фотографировали на войне. И про этот кадр на Бранденбургских воротах тоже рассказал ребятам. Тем более, была возможность подкрепить урок наглядной иллюстрацией в газете «Правда». А дети возьми да напиши в «Правду» – мол, на фото, где герои водружают знамя на Бранденбургских воротах, наш учитель, Кузьма Александрович. Халдей сверился со своими записями в блокноте и как творческий человек тут же оформил командировку в Туапсе. Как же! Нашелся герой его снимка. Так началась дружба двух людей, которая длилась много-много лет, до самой смерти мастера в 1997 году. Вместе они ездили по городам, где выставлялся Евгений Халдей. Он любил не просто показывать свои фотографии, но и рассказывать о людях, которых снимал, знакомить их с публикой.

Именно поэтому он стал разыскивать второго участника «водружения» – в записной книжке сохранилось его имя, даже Кузьма Александрович уже не помнил его. Халдей подключил все свои связи, и сержанта Ивана Петровича Андреева нашли. Он тоже был жив-здоров и находился рядом, в Ростове.

Но и на этом удивительная история Дудеевского знамени не заканчивается. О ней прослышал Александр Твардовский, и написал целое стихотворение, начинающееся четверостишьем:

«Приглашу сегодня в гости
Я Дудеева Кузьму.
Что-то ноют мои кости,
Вспоминают про войну.»