Тот самый Джавахиди - Туапсинские вести
Туапсинские вести
Светлана Светлова, Анна Бурлакова
Тот самый Джавахиди
Наш земляк Владимир Джавахиди, из села Пляхо утверждает, что он написал стихи к песне «Черные глаза», еще и воссоздает старинные музыкальные инструменты, строит дома, ездит на велосипеде по всему краю, бьет в барабаны, поет песни и …разговаривает с Софоклом.
Да что там Софокл! Владимир считает себя потомком великого Саввы Освященного, христианского святого, который в 16 веке написал Иерусалимский устав. По нему сейчас и живет Православная церковь. И он сам – говорит, что напрямую связан с Богом. И это помогает ему понимать людей, радоваться жизни, терпеть невзгоды и творить чудеса.

– Я сам родился в Грузии, – рассказывает он, – поэтому фамилия моя пишется «Джава», но по-русски я – Савва, Савин! А все Савины – потомки великого Саввы!
ФОТО: Анна Бурлакова
В селе уже давно никто не удивляется чудачествам Владимира. Потому что он сам всегда открыт людям, готов помочь и заставить по-другому смотреть на мир. Мы познакомились с потомком Саввы во время Дня подписчика, которые проводили в Новомихайловском. Проезжал мимо на велосипеде, увидел собрание людей, остановился, примкнул. Мы удивились, что в таком возрасте – на велосипеде.

– Это у меня уже за мою жизнь пятый или шестой гоночный велосипед, – с гордостью рассказал Владимир. – Я с ним не расстаюсь с юности. Именно гоночные люблю, на трассе разгоняюсь.

Когда жил в Краснодаре – всегда оттуда на море на велике гонял. А сейчас из Новомихайловского в Туапсе – легко.
А однажды обогнал кортеж первого секретаря Краснодарского края, «грозного» самого Медунова
Он же с мигалками мчался по пустой трассе (для него очищали). А я взял скорость – и гнал. Они прибавили. Я – тоже. Так мы и соревновались – кто кого. В итоге я обошел Медунова. Говорят, он меня разыскивал потом, все хотел в сборную края включить по велоспорту, квартиру за это в Краснодаре обещал. А я же не спортсмен. Просто люблю гонять!

Интересно стало побывать в гостях у такого человека, и мы приехали к нему в Пляхо.

Первым встретил нас гипсовый Софокл. Когда-то его совершенно чудесным образом вынесло море к ногам Владимира, и с тех пор он живет у него во дворе. (Помните, «тот самый Мюнхгаузен» показывал гостям рукопись трагика с дарственной надписью – «от любящего Софокла»?)
Чего нам только не показывал и о чем только не рассказывал в этот день Владимир! На террасе дома, кстати, построенного собственными руками, мы обнаружили старинные музыкальные инструменты. То есть, сделаны они были недавно руками Владимира, но – точные копии древнегреческих лир, флейт. Особая гордость хозяина – барабан.

– Это моя страсть, – зажигаются глаза Владимира, – люблю я бить в барабаны и под них петь.

И тут же под барабанный ритм заводит веселую песню.

– Слышите, какое звучание? Этот барабан – из цельного дерева. Во время одного из смерчей много вековых деревьев вынесло на берег. Мне и пригодилось. Правда, я тогда не знал, как сушить мореный дуб. Один кусок высушил. А он растрескался. Второй (этот) сушил долго, полгода, в мешке, в шкафу, вот сохранил.

И снова запел новую песню. Откуда столько знает?
– Так я сам их пишу! – побежал куда-то и принес несколько тетрадок, исписанных стихами.
Листая их, мы обнаружили текст песни «Черные глаза», которая лет десять назад «взорвала» весь Кавказ – да что там Кавказ, всю Россию.
– Это я написал еще в начале 70-х годов, – говорит Владимир. – Я же раздавал свои песни направо и налево, и кстати, «Черные глаза» у меня брали не только ребята из Майкопа, но и из Армении, из Осетии приезжали. И не только «Черные глаза». Давно это было, им на какой-то конкурс надо было хорошую песню. Сказали, если победит – приедем, отблагодарим. Но так и пропали. Прошло лет двадцать, наверное, а потом она всплыла. После этого случая я все песни регистрирую.
Насчет наших «жалко» и «обидно» Владимир усмехается: «Бог все видит! Значит, так надо. Меня лично волнует другое. Я разыскиваю четырех женщин, которые в 2004 году отдыхали с внуками в Новомихайловском. Они тогда в море на «таблетке» волной были смыты и чуть не погибли. А я как раз был недалеко и «увидел» (внутренним зрением) детей, идущих ко дну, женщин. До берега было бежать минут десять – не успеть, и я криком поднял на ноги весь пляж, бежал и кричал: «Дети на дне, дети!» И люди, и спасатели кинулись туда, вытащили их и спасли. Вот это для меня главное. Прошло уже тринадцать лет. Так хочется узнать, что с ними стало, как выросли те дети.»

У самого Владимира выросло трое сыновей, все живут и работают здесь, в Туапсинском районе. Двое с семьями – с ним в одном доме. Наверное, сложно жить рядом с человеком, который все время поет, бьет в барабаны, вечно что-то придумывает, куда-то мчится. И никогда не сидит на месте. С таким человеком сложно.
Но именно они, чудаки, делают мир немного другим. Помните, как боялся барон Мюнхгаузен стать таким, как все? Не летать на ядрах, не охотиться на мамонтов, с Шекспиром не переписываться…
На всякий случай, мы порылись в интернете насчет «Черных глаз». И все-таки есть над чем задумываться. Знаменитый теперь певец, который «случайно» написал песню, сам в интервью признается, что до этого ни разу в жизни не писал песен. А тут как-то получилось. И еще наткнулись на одном форуме на странную запись. Там обсуждалась эта песня и вдруг читаем:
«Возмущена тем, что слова песни присвоены кем-то, когда на самом деле эти слова написал Владимир Джавахиди в г. Томске в 1972 г. И слава этой песни рождались у меня на глазах. Слава песни должны принадлежать автору, и его имя должны знать. ВЛАДИМИР ДЖАВАХИДИ. А песня останется навсегда СУПЕР.