В гости к терзи - Туапсинские вести
Туапсинские вести
путеводитель
В гости к терзи
Журналисты "Туапсинских вестей" посмотрели на то, как течет жизнь в селе Терзиян
НОЯБРЬ 2017 / СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА, ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
Если ваша жизнь дала трещину, вам плохо, ничего не получается и весь мир ополчился против вас – поезжайте в Терзиян. Вам будут приветливо улыбаться все встреченные на пути люди, незнакомый дедушка, проходя мимо, вложит вам в руку яблоко, возле каждого дома будут стоять у калитки люди и махать рукой, приглашая в дом.
Исраэл Терзиян – правнук основателя села. Само слово терзи означает – портной высокого класса. И все предки Исраэла были лучшими из терзи. Его прадед перебрался из Турции еще до геноцида, а может чутьё? И спросил у казачьего атамана, где терзи можно поселиться? Ему ответили – где понравится, где найдёшь хорошую землю, там и селись. Именно так появилось село Терзиян.
Очень скоро в Терзияне выпадет много снега, и для 95-летней Элмас снова все вернется на круги своя... Она родилась, когда пошел большой снег. По снегу, в украшенной телеге ее, 18-летнюю, привезли в соседний дом – замуж. По первому снегу бежала она из села с грудной дочкой в лес, от свистящих бомб и падающих с неба снарядов....
Ее женская судьба удивительна. Всего год в общей сложности прожила она с мужем. И родила ему двоих детей с разницей в семь лет. Первые полгода она жила со своим Ескандером до войны. Он ушел на фронт – она осталась беременной. Сначала от него приходили письма – потом пропал. Как выяснилось, был в плену. Вернулся через 6 лет. Но через полгода умер, оставив ее с нерожденным ребенком... Родился сын.
Больше Элмас замуж не вышла – поднимала детей. Работала в совхозе. Стала стахановкой! Ей поручали одновременно обрабатывать 25 соток кукурузы, 30 соток табака и 10 соток картошки. Не всем понять, какой это труд. Она справлялась, была первой в совхозе.
Терзиян оказался рубежом, который фашисты перейти не смогли. Вокруг, и выше, и ниже села удалось взять, а гордый Терзиян, хоть и окружили с трех сторон, но не взяли. Село защищали отборные части морской пехоты. После Туапсинской оборонительной операции в селе не осталось ни одного целого дома. Элмас и другие женщины и дети спасались в лесу.

У Элмас двое детей, девять внуков, семь правнуков и восемь праправнуков. И еще один праправнук на подходе!
Последнее письмо от Ескандера из Сталинграда. Немецкая бумага. Наверное, у пленного немца забрал. Иногда к Элмас приходят невестки, золовки, они садятся в круг, и она читает вслух письма.
Родители Элмас и она сама (в центре)
Без колес в Терзияне нельзя. Возле каждого дома – машина, трактор, велосипед, тачка, коляска.
В Терзияне тоже отмечают 60-летие запуска первого спутника Земли.
Все село встречает и провожает нас у калиток. Все зовут к себе – обогреться, просушиться, выпить кофе. В домах сохранена удивительная простота жизни. Как и полторы сотни лет назад – во дворе главный – колодец. Беленые аскетичные кухни, где главенствуют печь и стол. И много стульев и табуреток – на случай, если придут гости.
Дедушка так и не оторвался от красавицы. Наконец-то заметил нас. А, увидев, сказал с ходу: "Кофе?"

Терзиянский почтальон. Каждый день – шесть километров. Три года назад Лена с мужем-военным решили купить дом в этих местах, жить на пенсии. Но просто так жить оказалось скучно. Как-то раз на почте ее уговорили поработать почтальоном. Так и она познакомилась с терзиянцами.
Психотерапия продолжается: газету рвут из рук почтальона. Нас ждали! Хозяйка магазина Анна Терзиян, здесь почти все Терзияны, еще и подписалась на следующее полугодие.
Когда живешь вдалеке от Большой Земли, магазин – центр Вселенной. Здесь есть все! Фельдшерский пункт, магазин и клуб. Вот три места, которые «говорят» о том, что вековое село живет и не думает умирать! Правда мучаются терзиянцы без сотовой связи и интернета, но зато до сих пор добрым словом вспоминают Захара Кеворковича Аведисяна, проложившего в дальнее село телефонные линии.
Древнее армянское кладбище. Церковь стояла тут же. Мы видим лишь оставшийся от нее фундамент. Дождь омывает пляшущие буквы, орнамент, высеченный на плитах. На одной из них дата – 1828 год. Наверное, год рождения умершего когда-то человека.
Кеворк Пойразян, добрый, гостеприимный. Привык, что в его доме – клуб, а в клубе – дом. Лена, жена – директор клуба, как все работники культуры, пропадает на работе и вовлекает в орбиту своей деятельности семью. Вот и сейчас, специально для нас Елена сделает армянские пирожки пипил по старинному рецепту, сохраненному в Терзияне. Кеворк шутит: "Наконец-то и я попробую!"
В последние годы сюда зачастили различные этнографические экспедиции. Только что была съемочная группа армянского телевидения. А чему удивляемся? Здесь сохранены вековой быт и уклад народа. Каждая семья держит коров, коз. Масло сбивают деревянными маслобойками хныц. Уходя из дома, не запирают двери. И всегда рады гостям!
В последние годы в Терзияне покупают дома жители Сибири, Севера, Центральной России. Климат, хорошая экология и природа! "Мы радуемся новым жителям села, – говорит Елена Пойразян. – Особенно, если они приезжают с детьми. Дети, конечно, ездят в школу в Гойтх, в Терзияне была, да потом закрылась из-за того, что некого стало учить.