Дача Суворина - Туапсинские вести
Туапсинские вести
путеводитель
Дача Суворина
Другая Ольгинка - тихая и безлюдная, с пустынными пляжами. Со старинными особняками и удивительными историями
Текст: Светлана Светлова, Фото: Анна Бурлакова
Ольгинка. Улочки все в ярких зазывных плакатах Пестрят вывески отелей, кафе, салонов красоты, магазинчиков. Праздник жизни, дразнящий пряными острыми запахами мангалов, замирает здесь только зимой.

А ведь есть другая Ольгинка. Тихая и безлюдная даже в разгар курортного сезона. С пустынными пляжами и сосновым бором. Со старинными особняками и удивительными историями. Попасть в этот мир просто. Надо только вынырнуть из бурного потока Приморской улицы и поехать вверх, в гору, на мыс, который зовется причудливо и не по-нашему: Агрия.

Кто читал «Книгу Джунглей» или хотя бы видел мультфильм, тот сразу вспомнил бы затерянный в джунглях город – с белыми каменными куполами, увитыми плющом и лианами, колоннады во мхе, разбитую мозаику полов. Вот это было точно перенесение в образ! Мы были в том самом потерянном городе. И чудесный огромный белокаменный дом на наших глазах поглощали джунгли. Более десятка огромных в два обхвата ребристых колонн окружали красивый дом. Величественные ступени скрывались под навесом дикой растительности. Отвалившаяся местами декоративная штукатурка обнажала мощную кладку.
Кто читал книгу Киплинга, тот сразу вспомнил бы затерянный в джунглях город – с белыми каменными куполами, увитыми плющом и лианами, колоннады во мхе, разбитую мозаику полов
Несколько десятков величественных колонн 19-го века медленно поглощаются «джунглями»
Нашим гидом стала – Ирина Пихтовникова, председатель ТОС, коренная жительница села в пятом поколении, чьи предки были первыми поселенцами.

В середине прошлого века здесь были здравницы «Агрия» и «Черноморье». Они не пережили 90-е годы. До них, в конце19-го века и в начале 20 весь мыс был застроен дачами богатого сословия из столицы.

– Мы до сих пор районы горы называем по фамилиям дачников — Бессоновка, Грязево, Масловка, – говорит Ирина, – так в народе сохранилась память о них. А это дача Суворина – сына известного книгоиздателя.
Нашим гидом стала – Ирина Пихтовникова, председатель ТОС, коренная жительница села в пятом поколении, чьи предки были первыми поселенцами.
– А на втором этаже был бассейн, – рассказывает Ирина. – Старожилы помнят, как детьми лазили по чаше, сделанной не из кафеля, а из какого-то гладкого камня.

Про эту дачу с колоннами, откликнувшись на материал про дачу генерала Петрова в Шепси, нам рассказала библиотекарь села Ольгинка Татьяна Малышева:

– На мысе Агрия выделялось имение Черепенникова в 12 десятин земли с прекрасным фруктовым садом, для орошения которого были построены две бетонные башни-водохранилища. А рядом – имение Суворина, владельца Санкт-Петербургского книжного издательства. На 30 десятинах земли тоже был заложен сад и парк с экзотической оранжереей.
Арочный потолок на даче Суворина был выложен цветной плиткой. А на втором этаже находился бассейн.
Теперь можно только поражаться некоторым интересным фактам, – в ноябре 1913 года экзотические фрукты из Ольгинских имений Суворина и Черепенникова были представлены на сельскохозяйственной выставке «Русская ривьера». Выставка привлекла внимание Великой княгини Ольги Александровны и Великого князя Александра Михайловича, об этом писали газеты.

Ирина показала старую дорогу к морю – с самой верхушки горы до моря – 10 минут. А мы на машине поднимались полчаса! Эту дорогу построили те же дачники 19 века. Не поленились, прорубили просеку, довели до обрывистой части горы, выложили камнями и даже устроили на самом высоком обрыве смотровую площадку.

Кажется, время тут остановилось раз и навсегда. А заворачивающиеся в небе облака на твоих глазах превращаются в пенистые волны. Внизу – песчаный пляж, и сколько глаз видит – ни одного человека (эх, сбежать бы по тропинке!). Бреющую в полете чайку, кажется, можно задеть рукой. Она-то думает, что она высоко в небе, но и мы тоже высоко парим между небом и землей.
Здесь же, на этой удивительной горе, мы наткнулись еще на одни вековые развалины. Оказалось – конюшни. В них и Суворин, и Черепанов, и другие дачники держали лошадей. Все-таки до шоссе и сейчас прилично далеко, а тогда без лошадей, как сейчас без машины, тем, кто живет в этой части Ольгинки – никак. Удивительное в этих конюшнях не то, что они сохранились более ста с лишним лет, а то, что пригодились последующим поколениям. Не лошадей, а людей. После войны эти конюшни сделали жилыми домами, и в них вселились довольные ольгинцы. Потом, конечно, это место стало символом разрухи, и недавно последняя обитательница этого дома получила квартиру в Тюменском.