В Шаумяне состоялось перезахоронение останков бойцов Красной Армии. Мы встретились с родными погибших защитников Туапсе, приехавшими к нам в этот читать дальше

Копия Шаумян

В Шаумяне состоялось перезахоронение останков бойцов Красной Армии. Мы встретились с родными погибших защитников Туапсе, приехавшими к нам в этот день из разных городов России.

Я приехала к тебе в гости, отец!

Для жительницы Челябинска Галины Гридневой эта поездка в Туапсе, а потом и в Шаумян, в горы, на высоту 725,4, стали первым итогом ее более чем пятидесятилетней истории поисков погибшего отца.

– Папочка уходил на фронт, когда мне было 8 месяцев, – рассказала Галина Петровна. – Он еще успел специально сфотографировать меня и маму, чтобы мы были всегда с ним. Потом он в каждом письме писал: «Ваши карточки всегда со мной, и я их берегу». Его 17 писем с фронта и из госпиталя с нами уже 73 года.

По этим пожелтевшим от времени драгоценным письмам они и пытались отследить его путь. Узнать, где же он погиб, где похоронен. «Пропал без вести» – с этим они смириться не могли.

– Мама не вышла больше замуж, всю жизнь искала отца и ждала. И мне передала любовь к нему. И наказ найти.

…Первая весть пришла из архивов спустя 36 лет. Им написали, что указанная полевая почта обслуживала 119-ю бригаду. Об этой бригаде тогда было известно лишь то, что она воевала в Краснодарском крае. Они снова писали – уже во все города Краснодарского края. В 1988 году пришел ответ из центрального архива, подтверждавший, что снайпер Петр Конышев пропал без вести в районе Шаумяна. Они нашли бывшего комсорга бригады, впоследствии, председателя совета ветеранов бригады Алексея Еськина, выслали ему фотокарточку отца. И в 1990-м году он ответил: «Узнаю этого бойца, он был с нами, когда немец окружил нас у горы Шахан, и долго, семь–восемь дней мы были в окружении. Тогда погибло много бойцов. Наверное, и ваш супруг и погиб под Шаумяном». (У самого Алексея Михайловича Еськина была своя история, связанная с Шаумяном. Однажды, будучи в Краснодаре, он не смог не приехать в Шаумян на место боев, зашел в музей и увидел себя в списке погибших за село! Вот было радостно всем обрести живого героя. Он даже стал почетным жителем Шаумяна) Письмо от Еськина было последним известием о муже для мамы, она умерла в 2006, а Галина Петровна подхватила эстафету поиска, уже вместе с сыном. И вот она здесь, чтобы подняться на высоту, где погиб ее папа – снайпер Петр Иванович Конышев. Каким долгим был путь к этому восхождению!

– Я взяла землю и в Шаумяне, и там, на горе Шахан, – рассказывает Галина Петровна, – прекрасный молодой человек, который представляет краевую организацию «Кубанский плацдарм», ваш земляк, туапсинец Алексей Кривопустов вывез меня в горы. Мне стало легче, словно я побывала у папы в гостях. Я была на месте гибели отца и вместе с ним прошла по главной улице Туапсе в составе Бессмертного полка…

Милочка умерла от ран…

Эльвина Ивановна Иванова приехала в Шаумян из Ленинграда. Все время, пока шло отпевание, и потом, на церемонии перезахоронения, она держала в руках портрет молоденькой девушки (заглавное фото).

– Я хочу, чтобы все видели, какая моя тетя Мила была красивая. И чтобы молодежь знала: их ровесники гибли на этой войне.
Эльвина Ивановна – единственная из всей большой семьи, которая знала Милочку (Людмилу Лысенко) и помнит ее.

– У мамы было пять братьев и сестер, Мила – младшая, – рассказывает Эльвина Ивановна. – Мы с ней были подружками, потому что разница в возрасте была невелика – десять лет. Милочка как старшая подружка брала меня, маленькую, когда с девчонками ходила гулять по главной улице станицы (а жили мы в Динской). Я помню, как они хохотали, веселились. А я, малышка, хвостиком за ними бегала, с обожанием смотрела на своих взрослых подруг.

Когда тетя Мила ушла на фронт – для меня было как гром среди ясного неба. Я никак не могла понять, что такая красивая девушка будет делать на войне? А Милочка была санинструктором – с поля боя выносила раненых. Но об этом семья узнала много позже. Практически до прошлого года никакие усилия по розыску не давали результатов. А в 2014 году запрос попал в руки руководителя организации «Охрана памяти защитников Отечества» Валерию Стародубу. По документам они проследили путь санинструктора Лысенко Людмилы. В 1942 году она сама была ранена. И ее спасти не смогли. Девушка похоронена близ хутора Крайний в Каштановой балке. Там, недалеко от урочища Грязное, стоял госпиталь.

– В 90-х и 2000-х годах на этом месте была разработана делянка, бригада валила лес, тракторами основательно изменили рельеф, – говорит Валерий Стародуб, – но мы наметили провести там поисковые работы.

Госпитальные захоронения поисковики опознают по сетчатым металлическим шинам. Их накладывали на сломанные руки и ноги, металл звенит при поиске. И если такие горькие атрибуты будут в земле, значит и останки умерших от ран найдутся.

– Я буду теперь приезжать в Шаумян, независимо от того, найдется Милочка или нет, – говорит Эльвина Ивановна, – для меня она нашлась. Я была в Каштановой балке, вместе с ребятами из «Охраны памяти защитников Отечества» совершила восхождение и преклонила колени там, где она ушла из жизни…

19-летний командир

История еще одной семьи, Матвеевых из Москвы, тоже с продолжением. Восемь лет назад наша газета написала об удивительной находке туапсинских поисковиков. Настоящая гербовая печать воинской части времен войны! За многолетние экспедиции членами краевой организации «Охрана памяти защитников Отечества» были найдены 1600 непогребенных солдат, оружие, ордена, предметы быта. Но чтобы найти настоящую гербовую печать воинской части – еще какой, диверсионной! – эта находка потрясла не только историков Туапсинского района, но и спецов Министерства обороны. И вот спустя столько времени, наконец-то стало ясно, что это за подразделение, а главное, удалось выяснить имя одного из героев, возможно, того самого командира, который семьдесят с лишним лет назад прятал в горах эту печать…

Наши гости из Москвы – Михаил и Татьяна Матвеевы — много лет искали своего дядю Анания Заварихина. Он погиб 19-летним, был единственным сыночком для родителей.

– Парень-то был образованный, что по предвоенным временам ценилось, – говорит Михаил Макарович Матвеев. – До войны учился в техникуме, знал радиодело, немецкий язык… Прежде чем попасть на Северный Кавказ, он девять месяцев проходил подготовку в 5-й маневренной воздушно-десантной бригаде.

В поисках помогли и архивы, и сайт «ОБД-Мемориал», и переписка с поисковиками. В итоге путь 19-летнего Анания Заварихина, парнишки из деревни Теньки стал известен.

В начале августа 1942 года бригада была направлена на Северо-Кавказский фронт и преобразована в 9 гвардейскую стрелковую бригаду. Это было сделано прямо перед отправкой на фронт, вот почему и документальный след этой 5-й бригады потерялся. По документам проходит 9 гвардейская. Ну, а печать в фронтовых условиях переделывать было некогда. А младший лейтенант Заварихин А.И. (по архивным документам) был командиром стрелкового взвода 2-го стрелкового батальона.

В прошлом году Матвеевы приезжали в Туапсе, и как раз в это время поисковики Стародуба нашли на высоте, номер которой помнят наизусть (394,7), недалеко от того места, где обнаружили печать, останки младшего офицера! При нем были найдены пули от нагана (а это табельное оружие младшего комсостава), остатки портупеи.

– Это наш дядя, мы уверены, – говорят Матвеевы. – Поэтому мы и приехали снова в ставший нам родной Туапсе на 70-летие Победы. – И здесь, на мемориале Пядь земли увековечена память нашего дяди.

600 тысяч защитников Краснодарского края пока не найдены. Они числятся без вести пропавшими.А на Каратянском хребте, между Гойтхом и 4-й Гунайкой, обнаружены еще два солдата, чьи имена были выцарапаны на черенках от ложек. Это Гусев и Коровин. Видимо, друзья, схоронив бойцов, специально выцарапали их имена на металле для тех, кто когда-нибудь их откопает. Смертных медальонов уже не было – их отменили. И бойцы использовали любую возможность оставить времени свои имена. Они верили: наступит час… И разве это не чудо, что спустя 73 года такие же, как они двадцатилетние и тридцатилетние мужчины, высоко в горах нашли их, так давно без вести пропавших. И объявили миру их имена. Теперь началась не менее кропотливая работа – еще одно восхождение, поиск по базам, по архивам. Одних Гусевых в списках безвозвратных потерь – пять тысяч… Но будут искать – по месту гибели, по воинским частям, здесь воевавшим, по другим прямым и косвенным данным. И найдут. Найдут обязательно! И кто знает, может, мы еще встретимся и с их родными и узнаем истории их жизни и подвига…

Письмо из Москвы

Низкий поклон, туапсинцы!

Хочу поблагодарить администрацию Туапсинского района и лично главу Владимира Викторовича Лыбанева за организацию торжественных мероприятий, за заботу о нас, родных погибших воинов, приехавших из разных мест России, из дальнего и ближнего зарубежья. Наша благодарность главам сельских и поселковых администраций за теплый и радушный прием на Туапсинской земле. Низкий поклон поисковикам за огромный вклад в сохранение памяти о погибших защитниках Отечества, за патриотическое воспитание молодежи, лично Стародубу Валерию Владимировичу за трепетное отношение к прошлому, за ваше благородное дело.

Татьяна Матвеева , племянница мл. лейтенанта Заварихина А.И., Москва