Не дает жить страшная история с убийством отцом своих шестерых (нет, семерых, седьмой еще не родился!) детей. Их веселые и читать дальше

Копия child distress 140270186

Не дает жить страшная история с убийством отцом своих шестерых (нет, семерых, седьмой еще не родился!) детей. Их веселые и милые рожицы теперь лишь в интернете, рядом папа, который скоро убьет, мама, которая будет убита. Что произошло, как может случиться такое, что в одночасье у человека переворачивается сознание? Или не в одночасье?

[box type=»info» size=»large» style=»rounded» border=»full»]

Вырежи и сохрани

«Доверчивый телефон» – 8-988-501-58-44 (круглосуточно)

Управление по работе с молодежью района – 2-15-79.

Управление социальной защиты района – 2-76-10.

Управление по опеке и попечительству, вопросам семьи и детства – 2-86-33, 2-37-90.

Отдел по делам несовершеннолетних района – 2-34-85.

Управление образования района – 2-45-56.[/box]

Напомним, расчлененные тела шести детей и их 32-летней матери, беременной седьмым ребенком, были обнаружены 3 августа в их квартире в Нижнем Новгороде. Чуть позже полицейские обнаружили убитой и мать убийцы. Маньяка удалось выследить, задержать – правда, при этом он получил пулю в живот, так как с ножом бросился на полицейских. На этой неделе, вопреки ожиданиям миллионов, детоубийца не «подох как собака», а был выписан из больницы за решетку.

В ходе расследования оказалось, что погибшая жена шесть раз писала заявления в полицию с октября 2014 по июль 2015 года. Однако помощи не дождалась.

Трое полицейских задержаны. Именно они «реагировали» на заявление жены Белова об угрозах – убийством с расчленением (!), и не приняли никаких мер.

Возбуждено уголовное дело в отношении начальника управления образования и социально-правовой защиты детства администрации Нижегородского района Нижнего Новгорода. Его сотрудники, по мнению следствия, в течение трех лет – с 2011 года – не пытались лишить Белова родительских прав. Хотя есть данные, что полиция в 2011 году инициировала через суд лишение родительских прав. А суд отказал в этом…

Мы такие беспомощные и не можем защитить ни себя, ни своих детей от больного изувера?
С этим вопросом мы обратились к руководителям и специалистам – понять это. Но больше – чтобы жить и верить, что трагедия не повторится.

На учете в «психушке»

Если больной параноидальной шизофренией становится буйным, его «внимание» обычно и направлено на его родственников, он совершает преступление у себя дома. И родные, те, кто живет под одной крышей с больным человеком, теперь знают о том, чем это может закончиться. Если есть опасения за свою жизнь, за жизнь близких, надо набираться мужества и по закону добиваться медицинского освидетельствования, возможно и через суд. Это тяжелое моральное испытание для всех членов семьи, и не все решаются принудительно лечить родного человека. Но все измеряется жизнью.

А в деле с Нижегородским детоубийцей участковому полицейскому всего-то надо было «пробить» Белова, хотя бы придти, поговорить с женой, матерью, выяснить, что тот на учете у психиатра. И доставить его в ближайший психоневрологический диспансер по месту жительства. По закону участковый как раз имеет на это право. Если бы врачи его освидетельствовали и нашли признаки обострения, положили бы на лечение. И, возможно, преступления бы не произошло.

Вера Иванова, заведующая психиатрическим отделением Туапсинского психоневрологического диспансера

Не закрывайте глаза и уши

Несколько лет назад мы инициировали обращение к медиками на предмет освидетельствования родителей, чье поведение выходило за рамки общепринятых норм, отражалось на детях. Но врачи нашу тревогу не разделяли, мы получали ответ: «Нет, эти люди не представляют угрозы для своих детей». Здесь проблема двояка: с одной стороны – человек явно психически болен. С другой – закон, который не позволяет нарушать права больного человека. Они могут создавать семью, больная женщина может рожать детей, жить с больным мужем. Это мы говорим, о тех, кто стоит на учете у психиатра.

А сколько людей, которых еще надо серьезно обследовать, но по каким-то причинам они прошли мимо врачей! Один только пример, без фамилий, естественно. Вот уже несколько лет у нас на учете молодая женщина, которая рожает, грубо говоря, после каждой очередной встречи с мужчиной. Она совершенно спокойно относится к нарушениям норм общежития. Не видит трагедии в том, что дети не имеют того, что имеют в других семьях. По-своему их даже любит, но в серьезной ситуации помочь им ничем не может. Один из малышей родился больным – она его даже не лечила! Мы вмешались, она была осуждена, ребенка определили на лечение. Как отбирать детей у нее? Она их не бьет и не истязает. Суд говорит: «Нет веских оснований!» А кого она вырастит? И не только она. Даже многие благополучные родители, увы, считают, что их родительский долг – одеть, обуть и накормить. А вложить им в головы «разумное, доброе, вечное», сделать их них человека мыслящего, нравственного… Многие, когда я им об этом говорю, искренне не понимают: «Чего вы от нас хотите? Сыт, одет, в школу ходит!» Они нормальные.

Участились случаи жестокого обращения с детьми. Но из четырех дел, дошедших до суда, только в отношении одной семьи, возможно, будет рассматриваться вопрос лишения родительских прав. В отношении остальных – родители и дети продолжат жить под одной крышей. Каждое дело, каждый случай индивидуален. Но иногда бывает достаточно пройти процедуру суда и быть наказанным, чтобы потом не повторять ошибок.

Надежда Никитина, начальник отдела по делам несовершеннолетних администрации Туапсинского района

Не пропустить потухших глаз…

Настоящий учитель или педагог в детском саду никогда не пропустит потухших страдающих глаз, опущенных плеч и скрытых синяков. В школах работают психологи. Руководители учебных учреждений держат тесный контакт с участковыми уполномоченными, с комиссией по делам несовершеннолетних, с органами опеки. Вместе с правоохранительными органами работают по реализации «детского закона». И если поступают сигналы о домашнем неблагополучии, учитель первый забьет тревогу. По-моему, делать виноватыми педагогов в этой истории – неправильно. Тем не менее, эта трагедия заставляет всех работников образования быть еще более бдительными и ответственными.

Галина Никольская, начальник управления образования Туапсинского района

Безопасность детей – для полиции главное

Даже необычное и на первый взгляд «бредовое» заявление в полицию у нас регистрируется и проверяется. Мы знаем, что порой кажущаяся мелочь или небылица может обернуться серьезным преступлением и трагедией. В первую очередь, конечно, если это касается безопасности детей. Хочу подчеркнуть, что органы тесно работают в контакте с общественниками, председателями ТОСов, родительскими комитетами именно для того, чтобы держать под контролем ситуацию, связанную с детьми. И к ним, живущим рядом, еще раз обращусь – не будьте равнодушными! Во многом нам помогает «детский закон», полицейские вместе с общественниками патрулируют улицы города и района, выявляют несовершеннолетних, которые могут находиться одни после 22 часов, обязательно проверяют, дома ли ребята, стоящие на учете, и так далее.

Кроме этого со второй половины августа запланированы сходы граждан, как в городе, так и в районе. На них мы доведем информацию о том, что необходимо сразу сообщать любую информацию, вызывающую подозрение, не быть пассивным и безразличным к чужой беде. Также сходы граждан преследуют цель – наладить доверительные отношения «Гражданин – полиция», чтобы в дальнейшем избежать трагедий, особенно связанных с детьми.

Александр Павлик, начальник отдела МВД по Туапсе и Туапсинскому району

Вы в группе риска?

Почти в каждой четвертой российской семье наблюдается домашнее насилие. Проверьте себя:

У вас дома злоупотребляют алкоголем?
Один из супругов постоянно подвергает другого необоснованной критике?
Случаются сцены ревности?
Все решения в семье принимаются одним из супругов единолично?
Демонстрируется агрессивное поведение?

Если вы ответили на эти вопросы утвердительно – вы в группе риска, то есть – потенциальная жертва домашнего насилия.

А дальше уже вам решать, как выстраивать ситуацию. Готовы терпеть? Готовьтесь и к худшему. Готовы уйти – будьте решительны и последовательны. Думаете перевоспитать, «переломить» супруга? Делать это надо с помощью психолога.
И помните, что «болезнь» эта – быть жертвой – заразная и наследственная. И жена Белова выросла в семье, где отчим избивал мать. Какое будущее вы генерируете своим детям?

Домашнее насилие – одна из самых тяжелых социальных проблем, поскольку выявить факт его существования подчас бывает непросто. Жертвы семейных драм избегают обращаться за помощью, стремясь спрятать семейные конфликты от глаз посторонних.
Но если пострадавшая находит в себе силы обратиться за помощью к близким людям или специалистам – это уже первый шаг к успеху.

Сейчас есть телефоны доверия по проблеме насилия в семье, в том числе всероссийский — 8-800-7000-600.

Ирина Матвиенко, координатор Всероссийского телефона доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия

У вас нет такого чувства, что где-то сейчас, в эту минуту кто-то мучает безвинное дитя, а мир не слышит его криков и не видит слез… Потому что не успеет стихнуть одна страшная история, тут же всплывает другая. Не только у нас, в России! Такое чувство, что весь мир сошел с ума. Маньяки расстреливают детей у школ, в летних лагерях, родители убивают детей, дети заказывают родителей… Просто откройте сайт Следственного комитета России – и там через одного преступления против детей. Может, правда, что-то повернулось на планете Земля не в ту сторону, а мы этого не заметили? И вместе с «этим» повернулось и сознание у людей? А где-то отбирают детей у нормальных пар и отдают их в семьи нетрадиционной ориентации! Там тоже мир перевернулся с ног на голову? А в Нидерландах разрешили эвтаназию – добровольное самоубийство. А где-то в Германии кто-то официально женился… на собственной кошке, и не дай Бог соседи покосятся – не толерантные они!

А китайцы расстреливают за взятки и за наркотики. Там смертная казнь за 69 преступлений, в том числе за убийства, изнасилования, грабежи, поддельные лекарства, некачественные продукты. Зато наш маньяк – нет, не этот, Белов, а другой, который поедал женщин и детей – новокузнецкий каннибал Спесивцев, и о нем стараются не говорить, «лечится» в больничной палате с телевизором. А кого-то и выписывают! Журналисты разыскали освобождающегося 30-летнего «деревенского дурачка», который перерезал всю семью, «киномана», который убивал друзей после очередного просмотренного «ужастика».

Так какой мир более больной? И кто в нем болен –они, которые убивают – в прямом смысле и нравственно, или мы, которые терпим?