«Туапсинские вести» продолжают проект «Лица Туапсинской национальности» – о людях, населяющих нашу малую родину. В Туапсинском районе живут люди около читать дальше

«Туапсинские вести» продолжают проект «Лица Туапсинской национальности» – о людях, населяющих нашу малую родину. В Туапсинском районе живут люди около ста национальностей – дети разных народов. Взаимное уважение, интерес друг к другу, общая история, достижения, герои, а еще любовь, не знающая роду и племени, создающая межнациональные семьи. Все это выковало особую национальность – туапсинскую. Миллионам кровинкам нужно было слиться в одну, туапсинскую кровь, чтобы жили мы здесь и сейчас, и такие…

Русская молитва Зинаиды Карпенченковой

IMG_1743

Когда Зинаида Карпенченкова идет по улице со своими детьми, невольно все оглядываются ей вслед. Молодая мама, и столько малышей. И столько спокойствия, любви, самодостаточности. Дети послушные, знают, как себя вести – такая редкость сегодня.
А ничего удивительного. Владимир и Зинаида Карпенченковы – православная русская семья, такая, какая должна быть в идеале, такая семья, которую общество утратило, но к которой возвращается сегодня.

– Один из самых страшных грехов, который совершают молодые, даже любящие друг друга люди, это грех убийства нерожденного ребенка, – говорит благочинный Туапсинского района отец Петр (Тельнов). – Зинаида и Владимир каждого своего ребенка принимают как дар Божий. И жизнь показывает, что именно такой путь – правильный. Не надо бояться того, что жить будет трудно, главное – в радости и благости. Они и живут так. У них маленький домик, скромный достаток, но Господь им помогает: дарует таланты, радует детьми…

А Зинаида и Владимир познакомились еще в институте, в Краснодаре. Он, коренной туапсинец, привез жену сюда. Оба – художники, к вере пришли не сразу, постепенно, шаг за шагом… Сейчас Владимир преподает в Агойской художественной школе, ну а Зинаида, как и положено жене, воспитывает пятерых детей – четырех сыночков и лапочку-дочку. Оба они – творческие люди. Пишут, осваивают новые и разные техники. Зинаида лепит, очень любит батик. Если хотите посмотреть их творчество – зайдите в трапезную при храме на Горке Героев, там на стенах висят их работы.

Ну а главную свою работу – над душой – Владимир исполняет в храме на улице Полетаева, где он – алтарник, помощник священника. И все его молитвы – о наших душах, о России… Ну а молитвы Зинаиды, конечно, о детях. И о своих, и о всех…

А первые – первые

По последней переписи, людей, которые называют себя русскими, больше всех в районе. Именно казаки первыми заселяли наши края после Кавказских войн. А потом было первое «великое переселение народов», когда в Туапсе и окрестностях начали строить железную дорогу, трассу Туапсе-Майкоп, Туапсинский порт. К Черному морю потянулись люди из Центральной России, шли целыми семьями, и многие из тех переселенцев пустили здесь корни.

Второе переселение было в 20–30-х годах, во время голода, когда на Кубань, на юг стали бежать люди, спасая жизнь себе и детям. А вообще Туапсе – это постоянно бурлящий «котел», где смешиваются народы, нации. Сюда постоянно приезжали жить люди со всех уголков Советского Союза, особенно военные пенсионеры. Во время перестройки здесь нашли новую Родину беженцы из Средней Азии, чуть позже – из Чечни…

Французская любовь Жан-Клода Кобиашвили

француз

Не каждому так повезет. У него три Родины – Франция, Грузия и Россия. Три родных языка. Три культуры! Мама – француженка. Папа – грузин. Жена – русская.

– Кто же твои дети? – спрашивают Жан-Клода Отаровича Кобиашвили друзья.

– Дети мира! – весело отвечает он.

А Жан-Клодом, в честь фронтовых друзей Жана и Клода назвал его отец-фронтовик. А мама, которую отец увез из Франции в Грузию в 1945 году в качестве «трофея», за год до рождения сына, и не догадывалась, каким модным впоследствии у нее на родине будет это двойное имя.

Во время Великой Отечественной войны происходило много удивительных, просто потрясающих историй. История любви простой француженки и бежавшего из плена грузина – одно из таких чудес. Под Киевом он был ранен, пока лежал в госпитале – наши оставили Киев. По пути удалось бежать из плена, скрывался на ферме французов, там таких было много. А французы создали сопротивление, взяли в отряд всех бежавших из плена и скрывавшихся в лесах.

Во Франции Отари познакомился с прекрасной голубоглазой Жозеттой Дезер. Она была настоящей красавицей. Двое молодых людей полюбили друг друга, и она, когда кончилась война, вопреки воле родителей просто сбежала с ним из Франции в Союз. Это потом уже были и нужда, и тюрьма, и воспитание в одиночку двоих детей – пока Сталин не умер, Отари не выпустили. Тридцать лет ее родные не знали, жива ли она была…

– Мы все преклоняемся перед Жозеттой, – рассказывает Александра Кобиашвили, жена Жан-Клода. – Она была настоящей красавицей, настоящей француженкой. Никакие тяготы жизни не могли сломить ее, заставить быть не в духе, без прически, согнуться душевно. Она работала воспитателем в детском саду, и, представьте, все дети нашего древнего маленького города Мцхеты – из поколения в поколение напевали французские песенки. Говорили «бонжур» и «оревуар» – с настоящим прононсом.

Я и не знала, а потом, когда мы с Жан-Клодом поженились, мой отец признался, что еще он, будучи молодым, с друзьями за несколько километров по утрам прибегал к дому Кобиашвили, чтоб из-за угла, тайком посмотреть, как француженка идет на работу. Какие у нее необычного фасона платья, как она ходит, как держит голову… Все было необычно – при том при всем все знали: она безумно любит Отара. А он – ее.

Судьба, словно закольцовывая круг, вернула Франции то, что взяла. Жозетту. Правда, не ту самую, а ее внучку. Когда Саша была беременна, она молила Бога: «Хочу, чтоб родилась девочка! Хочу, чтоб она была красивой, как бабушка! Хочу, чтоб она жила во Франции!» Так и случилось, еще в юности уехала к родным. Ну а потомственный педагог Жан Клод Кобиашвили уже четверть века живет в Туапсе, трудится инструктором по спорту в одном из пансионатов из Туапсинского района.