МОРЕ
После шторма
Рыбаки поменяли технологию лова — перешли на жаберные сети и «подбирают» с глубины ската, лису… А вернувшись с моря, принимаются за другую мужскую работу — ремонт станов
Текст: Светлана Светлова, фото: Анна Бурлакова
25 января 2017
– Кто на вас напал? – только и смогли мы вымолвить, когда увидели, что творится на берегу Новомихайловского рыбачьего стана. Все усыпано искореженными якорями, перекрученными немыслимой силой веревками, разбросаны даже многометровые палки-гундеры.

– Море на нас напало, – мрачно отшутились рыбаки, не отрываясь от дела. А дело было, честно говоря, похоже на детскую игру. Надо распутать огромный метровый (в диаметре) узел из толстой веревки, скрученный сотни раз. Вот они и подступали к нему, и так и эдак, извлекая постепенно, по сантиметрам эту веревку из недр узла. Наконец дело пошло лучше, веревка освободилась даже на несколько метров, и ее начали раскладывать на берегу. Чтобы потом правильно уложить…

Это был просто супер-шторм. Три месяца уже в море не выходим – и починить нельзя, все штормит и штормит
– Сети-то мы заранее сняли (за прогнозом погоды следим), это обычная практика, перед штормом сети убирать, – рассказывает Олег Сидоров. – А вот за стан остается только молиться. Но в этот раз был просто супер-шторм. Три месяца уже в море не выходим – и починить нельзя, все штормит и штормит. Вот только на этой неделе погода выдалась. Два дня уже таскаем из моря обломки. У нас на побережье четыре рыболовецких стана, и ни один море не пощадило. Да и у других «станичников» такая же картина.
Напомним читателям, что стан в море – это сложная система сетей (огород). Он установлен таким образом, что рыба попадает в такое место (котел), что не может уже оттуда выбраться. Рыбаки подходят, забирают добычу – и… «шаланды, полные кефали», отчаливают.
Срежь шипы, выдержи в воде с лимоном или уксусом – и жарь в кляре. И котлеты из нее хороши
Пока идет ремонт стана рыбаки ловят скатов – морскую лису. А что – срежь шипы, выдержи в воде с лимоном или уксусом – и жарь в кляре. И котлеты из нее хороши. Знатоки же ценят только лисью печень. На 10 минут в кипящий рассол (как для ухи) – и все. Лучше печени трески – и как паштет, и на салат.
– Раз в год такое обязательно случается, – рассказывает Борис Синявский. Он рыбак – со стажем. С 80-х годов в рыболовецком колхозе «Родина» трудился. И по сей день в море ходит на работу. – А если какой год не снесет стан, – то, считай, повезло, год выдался счастливым!

– Как же вы все это вытаскивали?

– Ручками и спинками своими, – смеется рыбак. – И еще лебедка нас старинная спасает – та, которую сделали в свое время на Туапсинском машзаводе. «Туапсинка» называется. Вот видите как: машзавода давно нет, а его продукция до сих пор служит людям.


Нередко им приходится слышать, что счастливые они, рыбаки, люди. Не сеять, не жать, пошел, прогулялся в море, вытащил сети – и гуляй себе. А такие вот рабочие будни – о них редко кто знает, и редко какой репортер снимает это. В основном все фотографируют путину, выход в море и сети, полные «серебра». А порванные сети не хотите? И тяжкий труд, когда заново сооружаешь стан – на баркасе выходишь в море со всем «материалом», строишь на глубине «котлы» и «огороды»? Каждая веревка имеет свой размер, у каждой – своя «роль». Ошибешься, неправильно построишь – рыба уйдет из сетей.

– А мы все равно счастливые! – говорят на прощанье рыбаки. – И это – просто часть нашей работы. Как говорится: любишь рыбку ловить – люби и станы строить. А море, оно правильно нас учит, чтобы мы квалификацию не теряли, не расслаблялись.