Сказку о Золотом ключике, открывающем заветные двери к мечте и счастью, знают и любят все. Но мечты у всех разные, понятие о счастье – тоже. И ключ к нему у каждого свой. У актрисы туапсинского Театра юного зрителя Екатерины Николаевой – есть и скрипичный, и Хрустальный. Но и это еще не все.

…И тут в ремарке завершения встречи появляется еще один ключ –третий. К сердцу зрителя.


Вот скажите, какая девочка хоть раз в жизни не мечтала о том, чтобы стать актрисой? О главных ролях Принцесс, Прекрасных дам? Сцена манит успехом, красотой, цветами и восторгами. А под этой верхушечкой айсберга под названием Театр – галерный труд, разочарования, поиск, сомнения.
Впрочем, у большинства мечты о сцене проходят, но не у Екатерины.

– Никого в моей семье не было из театральной среды, – рассказывает Екатерина Николаева. – Но все хорошо пели и любили музыку. Вот так отдали меня в музыкальную школу на скрипку…

Те, кто бывает на творческих вечерах в ТЮЗе в «Кругу друзей», не раз видели их вместе, слышали, как поют дуэтом скрипка и душа актрисы. Впрочем, Екатерина Николаева умеет играть не только на скрипичных струнах, но и на струнах сердец зрителей. О таких актрисах говорят – характерная. Вот, казалось бы, крыса Авдотья (далеко не Принцесса, заметьте) в «Лунном принце». Сколько энергетики сразу прибавляется с ее появлением в действе! Детвора начинает оживляться, радоваться. Потому что для девчонок и мальчишек Авдотья – образ, вокруг которого добрые, но разные и разобщенные герои делаются сплоченнее, сильнее и – побеждают. Она – маленькая, но сильная, как раз воплощение того, чего так хочется детям. Или, скажем, девочка Лотте в «Волшебном магазине» (очень полезный спектакль о словах и пользе слов). Она сразу становится для юного зрителя своей, одной из миллионов девочек на планете.

– Станиславский говорил: «Для детей надо играть как для взрослых. Только лучше». Дети ведь сами играют, примеряя образы, меняя их, – говорит Екатерина Николаева. – И потому они очень чувствуют неискренность, «невзаправдешность». А детское «Не верю!» гораздо жестче взрослого. Взрослые – люди цивилизованные, если что-то не понравится, досидят, зевая, до конца спектакля или уйдут. Но всего пару-тройку веков назад могли и помидорами закидать! Дети, конечно, тоже не кидают помидорами, они начинают возиться, шуметь, то есть выказывать – плохо, фальшиво! Но если удается захватить внимание маленьких зрителей сразу, то более сопереживающей, более благодарной публики не найти!

И вот тут, как говорится, на сцене появляется второй волшебный ключик Екатерины Николаевой – Хрустальный ключ, награда Всероссийского конкурса педагогов дополнительного образования «Сердце отдаю детям», обладателем которой она стала в 2011 году.

– По первой профессии я – педагог, – рассказывает Екатерина. – А педагог сродни актеру: тот же выход на зрителя, та же цель – учить прописным и не прописным истинам, вести за собой. По окончании педколледжа я пришла в театральную студию, а затем поступила в Государственный институт искусства и культуры в Орле, который окончила по специальности режиссера. Затем пришла служить (в Театре ведь служат) в известный орловский театр «Русский стиль» и одновременно вела театральную студию в Орловском областноме Дворце пионеров и школьников. Появилась своя методика работы с маленькими актерами, которая совершенствовалась на мастер-классах. В итоге – попала в финал Всероссийского конкурса «Сердце отдаю детям». Никогда в жизни я так не волновалась! Даже члены жюри до последнего не знали, кто же станет победителями в номинациях: голосовали тайно, радовались, когда мнение совпадало. Конечно, особую атмосферу создавало и то, что награждение проходило в… Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге.

Второй год Екатерина Николаева открывает двери в мир Театра туапсинским детям. Причем, не только как зрителям. В мае отчетным концертом завершила учебный год театральная студия «Тюзята» под руководством Екатерины. Здесь занимаются сорок ребят возрасте от 5 до 14 лет.
В «Тюзятах» дети учатся правильно говорить, выступать перед большой аудиторией, овладевать навыками коммуникабельности и партнерства. Кроме того, расширяется кругозор, ведь их знакомят с лучшими образцами искусства, учат творчеству.

– Учимся вместе, – говорит Екатерина. – Вот взять ту же девочку Лотте из «Волшебного магазина». Многое в ее образе я взяла, наблюдая за своими «тюзятами»: как дети реагируют на разные вещи, как в волнении складывают пальцы, как смеются. Дети быстро понимают, что Театр – это команда, а невыученные слова могут привести к провалу общей постановки. Я никогда не подсказываю слова… Есть вещи, которые за тебя никто не сделает.

Педагог и актриса. Коллеги по Театру юного зрителя, как и художественный руководитель и «по совместительству» супруг Александр Николаев, очень чувствуют эти два единства в сущности Екатерины. Для Театра она – Катя, веселая, простая, озорная актриса, а для «Тюзят» – Екатерина Леонидовна, строгая, справедливая и мудрая учительница. Но бывает, что Екатерина Леонидовна включается в Кате в работе над постановкой – с педагогическим подходом доказывает она правильность выбранной линии в образе. А с учителями не спорят.
Взрослые зрители, которые были на читках пьес, в которых занята Екатерина Николаева, ахают: какой силы драматическая актриса! Будь то Нина в пьесе Э.Радзинского «Я стою у ресторана, замуж поздно, сдохнуть рано» или Серафима в «Марьином поле» О.Богаева.

– После сдержанной стати Орла Туапсе мне показался каким-то необыкновенно солнечным городом, в котором люди, даже взрослые, остаются детьми в душе, – говорит Екатерина Николаева. – Так что Театр юного зрителя, по сути, как раз для всех возрастов подходит. Мне нравится то, что мы сейчас делаем, нравится тот интерес, с которым воспринимают туапсинцы наши постановки, интерес к новому. Да, лично мне ближе пьесы Островского и Чехова. Но, если вдуматься, то поднятые ими вечные темы находят отражение и в детских спектаклях.

…И тут в ремарке завершения встречи появляется еще один ключ. Третий ключ Екатерины Николаевой – к сердцу зрителя.