Наш ансамбль «Калинка» поразил всех Пьяццоллой, потерял контрабас и дал концерт мэру! Когда при получении багажа они поняли, что контрабас читать дальше

Наш ансамбль «Калинка» поразил всех Пьяццоллой, потерял контрабас и дал концерт мэру!

Когда при получении багажа они поняли, что контрабас остался где-то в облаках, то приняли решение – ждать! Ведь если в ансамбле не хватает хоть одного инструмента – уже так, как репетировали, не сыграть. На фестиваль аккордеонистов и баянистов и ансамблей с участием этих инструментов в итальянский город Ланчано они приехали уже во второй раз и прекрасно знали, какой серьезный это конкурс. Международное жюри – около трех десятков композиторов и музыкантов. О том, как же завершился этот форс-мажор и вообще, как прошел конкурс, мы беседуем с художественным руководителем ансамбля Натальей Семеновой.

– Ну и как, успели получить контрабас до начала конкурса?

– Еле-еле! После расследования выяснилось, что служба авиаперевозок забыла его в Москве. И мы шесть часов сидели в аэропорту в Риме и ждали! Но, знаете, настроение все равно было хорошее. Контрабас нашелся, он на пути к нам, а мы уже в Италии, впереди – море музыки и старинный город Ланчано. Поэтому мы раскрыли футляры своих домр и балалаек и, чтобы скоротать время, стали играть прямо в аэропорту – к огромному удовольствию всех пассажиров и персонала. И когда наш контрабас прибыл, его встречал криками «ура» весь аэропорт.

– Вы ведь уже один раз были на этом конкурсе в Ланчано и привезли диплом призера…

– Как быстро летит время, это было пять лет назад! Знаете, нам всем все эти годы снился этот прекрасный город. Он же старее Рима, это город паломников, там сохранились монастыри и церкви 12 века. Кстати, мы жили в таком монастыре – в кельях паломников. И это была большая честь. Оказывается, нас запомнили с прошлого раза и сказали: «Этот ансамбль не пьющий, не курящий, они достойны жить в таком месте.» Мы просыпались под звон колоколов и иногда даже – под церковное пение – если шла служба. Один раз участвовали в службе. Это потрясающе. А улицы в Ланчано такие узкие, что, когда идешь, то руки в разные стороны вытянуть невозможно. Хотя там есть и широкие проспекты и площади – все средневековое.

– Как так получилось, именно в Ланчано проходит такой фестиваль, на который съезжаются баянисты и аккордеонисты из многих стран мира?

– Благодаря нашему соотечественнику, композитору и музыканту Владимиру Зубицкому. В свое время он закончил Гнесинку, был победителем мирового конкурса баянистов в Финляндии, а в 1995 году переехал жить в Италию, в местечко под Ланчано. Сегодня он известный композитор и музыкальный деятель. Но этот его фестиваль – главное детище. Год от года он все интересней. В этом году приехали даже китайцы. Сам Владимир Данилович рассказывал, раньше ему помогала мэрия Ланчано.
Сегодня спонсорами являются фабрики по изготовлению баянов (по-итальянски баян называется «физармоника»). Поэтому обладатели «гран-при» получают великолепные итальянские инструменты, цена которых несколько тысяч евро. Зубицкий удивительный организатор, но главная его цель – поддержать музыкантов из России и ближнего зарубежья. Поэтому в правилах конкурса – давать концерты на родине победителей и призеров. После фестиваля он ездит по России, сам выступает, и конечно – вместе с теми, кто победил. Был тогда, несколько лет назад, и у нас, в Туапсе. Мы же были призерами.

– А сейчас?

– И сейчас тоже. Из-за пропажи контрабаса мы не успели дать приветственный концерт перед началом конкурса. Но в конкурсе участвовали. В отборочном туре и в самой концертной программе. Потом по традиции нас пригласили в мэрию с концертом. Исполняли классику, народную музыку и современную.

– Классику на балалайках?

– Это уже давно не вопрос для исполнителей. Ансамбли народных инструментов давно освоили не только Моцарта, Бетховена и Чайковского. Но и Рахманинова, Пьяццоллу и… самого Зубицкого. А знаете, какие сложные у него произведения? Пьяццолла отдыхает! Но – безумно интересные.
Нас оценивали в этот раз по баллам (новая система). Смотрели все: репертуар, сложность произведений, костюмы, национальный компонент. В итоге из 100 баллов мы получили 89. Но вы сами понимаете, не в дипломах дело, хотя убедиться в очередной раз, что ты – на уровне, очень важно для провинциального музыканта и провинциального педагога. А мы все – преподаем в школах искусств района. Легко в текучке начать плыть по течению и просто выполнять стандартную программу. Конкурсы и награды – прекрасный стимул для дальнейшего самосовершенствования, продолжения музыкального образования. Мы смотрим, как работают другие. Обмениваемся репертуаром. Было время, когда некоторые партии мы не могли найти даже в интернете, так мы, помню, пять лет назад, в Италии, просто переписывали ноты от руки.

– Что запомнилось в это раз?

– Потряс китайский аккордеонист. Вот говорят про китайцев, что они чудеса творят везде – и в спорте, и в искусстве, и в музыке, уже и в кино, и в промышленности. И это правда. Мы слушали, как играет юноша, затаив дыхание: такое чувство, что у него не было суставов в пальцах, так они летали по клавиатуре, что их не было видно! В кулуарах даже шутили, если китайцы будут все время ездить на конкурс – другим уже там нечего делать. Но не все так однозначно. Учитель-то у него, как оказалось, наш, русский!

 

[portfolio_slideshow id=3278]