Туапсинские вести
Нож старшины Агеева
Нож пролежавший 76 лет в туапсинских горах, нашли поисковики из «Кубанского плацдарма»
МАРТ 2018. Текст: Светлана Светлова, фото: Анна Бурлакова
– Даже не по себе, когда держишь в руках так прекрасно сохранившийся в земле нож, – говорит руководитель Туапсинского филиала «Кубанского плацдарма» Алексей Кривопустов . – Только деревянная ручка сгнила. Его нашел наш поисковик, сотрудник Туапсинской полиции Андрей Овсянников. Это классический нож разведчика. Их делали для фронта специальные артели. На клинке видно и клеймо артели. Ну а ножны, на которых выцарапана фамилия и инициалы, понятное дело – алюминиевая самоделка. Скорее всего – из сбитого самолета.

Экспедиция «Кубанского плацдарма» в марте работала на высоте Круглая (хребет Индюк-Семашхо), которую обороняли в 1942 году 8-я и 9-я стрелковые бригады. По данным архивов, наши потери были огромные, а «девятка» после боев под Туапсе даже была расформирована из-за этих потерь. До сих пор там находят останки незахороненных солдат, различные вещи-артефакты. Вот и этот нож рассказывает еще об одном защитнике Туапсе.
– Мы подняли архивы и обнаружили, что в 9 стрелковой бригаде служил Агеев Иван Ильич, старшина, – говорит Алексей.
– И самое главное, он один из немногих уцелевших в боях под Туапсе.
Его даже не ранили!
В наградном листе к медали «За отвагу» значится, что призван он на военную службу был в 1935 году, что год рождения – 1913-й. И к моменту Туапсинской оборонительной успел повоевать в финскую войну и под Моздоком.
Из представления к медали «За боевые заслуги»: «Несмотря на шквальный огонь, пренебрегая смертью, он своевременно и в самые необходимые трудные минуты доставлял на огневые позиции боеприпасы и продовольствие. Однажды во время боя была повреждена автомашина. Агеев своевременно «разчокал» повозку, и боеприпасы были своевременно доставлены на передовую. В свободное от работы время он идет охотиться на фрицев. 9 февраля 1943 года убил двух фрицев».

Из представления к ордену Отечественной войны II степени: «Когда во время жаркого боя был выведен из строя расчет противотанкового орудия (попросту, убит – ред.), тов. Агеев, заменив наводчика, стал расстреливать пехоту противника, бросившуюся в контратаку на наши огневые точки. Уничтожил 16 солдат противника и две огневые точки врага.»

Хотя, судя по всему, старшина служил в роте обеспечения, его задачей было доставка боеприпасов и продовольствия к месту боев.

После Туапсе гвардии старшина Агеев становится младшим лейтенантом. Попадает во 2 ударную армию, 2-й Белорусский фронт. К ордену Отечественной Войны 2-й степени он был представлен в 1944-м. Но получил его Иван Ильич Агеев только 5 ноября 1985 года .
– Сотрудница «Кубанского плацдарма» Галя Мастепан, изучая архивы и созваниваясь с администрациями станиц Ставропольского края, установила, что Иван Ильич после войны вернулся в Благодатное, – продолжает Алексей Кривопустов. – Там жил, работал и умер. Там же был похоронен. У старшины Агеева было трое детей. Двое из них – довоенные. Сын, Николай, жил в Москве. По сведениям, его тоже уже нет в живых. Дочь, Варя, жила в Краснодаре, скорее всего, тоже уже умерла. Но после войны, где-то в 1952-54 году у него родился сын – Василий. Василий Иванович Агеев был военным летчиком. И по сведениям односельчан, дорос до немалого звания и вместе уже со своим сыном в последние годы проживал в Сочи. Но на настоящий момент их следов там нет.
Финская, Моздок, Туапсе, станицы Смоленская, Крымская. Он выжил в мясорубках наших боев.
Поиск продолжается, военного летчика Василия Агеева ищут через сайты и форумы летных училищ. А, может, кто-то из туапсинцев знает о его судьбе? И поэтому Алексей Кривопустов и обратился в «Туапсинские вести»: «Мечтаем передать родным героя этот найденный нож их отца и деда. Такие вещи должны храниться в семьях. Ну, а если не найдем, уверен, на родине героя сохранят реликвию, будут ухаживать за могилой, не дадут забыть его имя».