В Туапсинском роддоме срочно прооперировали пациентку с гиганским плодом. На свет  появился богатырь  весом около 6 килограммов. И малыш, и мама, туапсинка Мария Ваниева, чувствуют себя хорошо.

Первое, что после рождения сына сказал папа жене: «Бедная! Как же тебе было тяжело!» А Маша ответила: «Я не бедная. Я  – богатая! У нас с  тобой теперь двое сыновей!»

И это при том, что сама Маша и ее муж Владлен родились с весом, даже меньшим, чем норма.

– Я вообще родилась кило шестьсот, меня врачи выхаживали в кювезе, – улыбается мама новорожденного. – И кто бы мог подумать, что оба моих сына будут такими большими? Старший Леонид  родился 4, 5 килограмма. Мы думали, что и второй ребенок будет в этих пределах, ну что-то около 5 килограммов.

И врачи так думали! Поэтому и запланировали Марию на операцию в конце этой недели.

– Гигантский плод – это медицинский термин для обозначения детей, родившихся  с весом более 4,5 килограммов, – рассказал «Туапсинским вестям» заведующий акушерским оделением Гайк Назинян. – Обычно мы пристально наблюдаем за такими пациентками, вычисляем заранее вес плода и проводим кесарево сечение. И нашу пациентку ожидала плановая операция. Но за два дня до назначенного срока  неожиданно для всех отошли воды, и бригаде врачей пришлось спасать и маму, и ребенка.

По статистике за прошлый год в Туапсинском роддоме из 1030 родившихся малышей 115 родились с весом более 4,5 килограмма. (В 2017 году – 105 богатырей). Как рассказали нам врачи, такая тенденция  прослеживается по всей стране. Связано это с тем, что мамочки с детских лет много едят сладкого, мучного, пьют очень вредную газированную воду, «Пепси–колу» и «Кока–колу», предпочитают кашам и супам  фастфуд. В итоге эдо дает эндокринный сбой, и все чаще эндокринологи в женских консультациях диагностируют начальный сахарный диабет беременных. После родов он проходит при правильном образе жизни. Но на развитии ребенка сказывается – они крупненькие. А таких, как известно и рожать тяжелее, и самим им появляться на наш свет труднее.

Но, если все сделано грамотно, если мамочка слушается врача и соблюдает режим – то и крупные новорожденные  прекрасно развиваются. Для полноты картины добавим, что в прошлом году были не менее уникальные роды и выхаживание  малышей, родившихся с маленьким весом. В Туапсинском раддоме  в бригаде враче при родах обязательно присутствует врач–неонатолог. Специальный кабинет для выхаживания новорожденных оборудован всем необходимым. В прошлом году  в роддоме не зафиксировано ни одного факта детской смертности. Выходили и отправили в Краснодар для дальнейшего наблюдения малыша с весом в 750 граммов! Второй не дотянул до килограмма десять граммов, его вес – 990 граммов. Четверо малышей родились от килограмма до полутора килограммов. Шестеро – от полутра до двух. Сейчас все чувствуют себя хорошо.

Как и Маша Ваниева и ее сын Богдан.

– Спасибо большое, дорогим врачам за сына! – говорит Мария. – Весь персонал роддома – как родные. Медсестры, санитарочки – все ласковые, заботливые. У вас рожать не страшно!

– Сама по себе операция кесарево сечение является не особенно сложной, – рассказывает Гайк Назинян. – Это главная акушерская операция. И самая древная. Она упоминается в мифах Древней Греции. А в Риме в конце VII века до нашей эры был издан закон, по которому погребение погибшей беременной женщины производили только после извлечения ребёнка путём чревосечения. Впоследствии эту манипуляцию производили и в других странах, но только умершим женщинам. В XVI веке придворный врач французского короля Амбруаз Паре впервые начал выполнять кесарево сечение женщинам. Но исход всегда был смертельным. Ошибкой Паре и его последователей было то, что разрез на матке не зашивали, рассчитывая на её сократительную способность. Операцию выполняли только для спасения ребёнка, когда жизнь матери спасти было уже нельзя.

Лишь в XIX веке было предложено удалять матку во время операции, летальность в результате снизилась до 20–25 %. Через пять лет после этого матку начали зашивать специальным трехэтапным швом. Так начался новый этап операции кесарева сечения. Её стали выполнять  и в целях спасения жизни самой женщины.

– Тем не менее  еще до конца прошлого столетия врачи не спешили делать операцию, даже с крупным плодом, – продолжает Гайк Назинян. – Их процент от всех родов в нашей стране составлял 7%–8%. Сейчас – около 20%, а у нас в Краснодарском крае и до 25% доходит. Связано это в первую очередь с улучшением  диагностики, с наличием УЗИ, КТ, с хорошим исследованием плода. Врачи уже знают более точно размер плода и не пускают в роды маму, если плод большой. Также делают операцию, если обнаруживается серьезная патология, несовместимая с жизнью. Раньше часто этого не видели.

Конечно, даже при всех навыках и опыте кесарево сечение крупного плода требует особой подготовки. Здесь и швы могут быть больше, и их количество больше, и кровотечение возможно. Но в последние годы  появляются новые методики проведения операции, новые кровосберегающие технологии, а наши врачи постоянно проходят обучение, поэтому мы все это применяем на практике. Это и позволяет получать хороший результат.

 

40-летняя Инес Рамирес из Мексики сама себе сделала кесарево сечение без наркоза. И выжила, и ребенка сохранила! Было это в 2002 году.

Её случай был описан в мартовском выпуске «Международного журнала по гинекологии и акушерству» (англ. International Journal of Gynecology & Obstetrics) в 2004 году.

Когда у неё начались схватки, дома, кроме детей никого не было. Ближайшая акушерка находилась в 80 километрах в другой деревне.Схватки усиливались, но роды не происходили, она поняла – что-то идёт неправильно, и решилась самостоятельно провести операцию. После непроходящей боли, она выпила для анестезии крепкого алкоголя, кухонным 15-сантиметровым ножом произвела разрез, который удался только с третьей попытки, через 17-сантиметровый вертикальный разрез она руками вытащила ребёнка – живого мальчика. Ножницами перерезала пуповину ребёнку и потеряла сознание. На всё это у Инес ушло около часа времени. Придя в себя, крестьянка перевязала рану и отправила одного из детей за помощью. Через 16 часов она оказалась в больнице, где перенесла несколько операций и через десять дней была выписана вместе со своим здоровым новорожденным сыном.

В интервью Инес Рамирес так прокомментировала свой поступок: «Я больше не могла терпеть боль. Я решила, что если мой ребёнок умрет, то и мне незачем жить. Но если ему суждено было выжить, я готова была на все, чтобы увидеть, как он растет. У меня не было другого выхода. Я уповала на Бога и надеялась, что он спасет нас обоих»