Ее холодильник часто превращается в книжный шкаф. Для ее сада нужен только сахар, вода и… удобные тапочки. Но с цветами читать дальше

IMG_8435

Ее холодильник часто превращается в книжный шкаф. Для ее сада нужен только сахар, вода и… удобные тапочки. Но с цветами можно разговаривать только шепотом. Жизнь нашей землячки, парикмахера гостиницы «Туапсе», а по совместительству – феи Юлии Терешиной наполнена волшебством. И конечно, бывают и сказочные балы. Например, в Бирмингеме на всемирной кондитерской выставке. Правда, цветов ей дарить не надо, она прибыла на бал со своими. За них и получила главный приз.

[quote style=»boxed»]Хороший торт делается не меньше трех дней. Бисквит часов 12 должен отдохнуть, вызреть. А прослойкой пропитывается в холодильнике под прессом. Я обычно использую книги. Дочка уже не пугается, когда открывает холодильник: «Ой, я опять в книжный шкаф попала!»[/quote]

– Юля, как же ты решилась?

– Сама не знаю! Характер у меня такой. Меня если разозлить, завести, ух… Мы со знакомой собирались на конкурс-выставку в Ростове «Сладкий май». Она, как и я, увлекается искусством создания сахарных цветов и украшениями тортов. И вдруг она мне говорит: «Отменили выставку!» Ну, отменили и отменили, я и успокоилась. И тут вижу в «Одноклассниках», она выставляет работы с этой выставки. Понимаете, испугалась конкуренции и устранила меня. Так было обидно! Пожаловалась своей подруге из Англии, она тоже увлекается сахарными цветами. Она мне говорит: «Так выставляйся в Бирмингеме, на «Cake International», мы с мужем уже готовимся!»

Первая реакция – шок! Это же престижнейшая выставка. Я столько читала о ней, члены жюри – через одного мировые легенды. А я даже не профессионал. На что моя подруга сказала: «Я видела твои работы – они достойны Бирмингема. Ну не выиграешь, так хоть на празднике побываешь!»
И я поехала!

– Юля, как парикмахер вдруг переквалифицировался в кондитера?

– А я и не переквалифицировалась! Я по-прежнему работаю в парикмахерской. Только моим клиентам теперь приходится подстраиваться под меня. Я много езжу.

– На конкурсы?

– Нет, на обучающие курсы. И сама учусь, но больше теперь меня зовут. Со своим мастер-классом я завтра, например, уезжаю в Барнаул. Потом – Краснодар, Анапа. Приглашали даже в Алма-Ату и Южно-Сахалинск. Я очень серьезно отношусь к этому, готовлюсь, стараюсь донести до тех, кто хочет научиться, максимальную информацию. И как можно больше показать. Вот только почему-то в Туапсе никто не хочет учиться. Меня это так удивляет…

– А сама-то как увлеклась сахарными цветами?

– Случайно. Подружка из Канады, с которой мы познакомились на сайте для похудения (а потом не раз встречались в реале), выложила в интернет свои торты, посвященные Дню благодарения. Я так удивилась, она сделала индюшку, как настоящую! Заинтересовалась техникой. Я вообще увлекающийся человек. В итоге всю ночь читала сайты кондитерского искусства. А утром встала от компьютера другим человеком. И прямехонько пошла на рынок закупать все ингредиенты. Сделала первые розы свои – такие толстые, неуклюжие. Но тогда я так ими гордилась!

– А когда пришло мастерство?

– Чем больше я делала, тем больше хотела узнать. Начала с тортов. Раздаривала их друзьям и знакомым на юбилеи и праздники. А потом записалась на курсы кореянки Татьяны Хегай и поехала учиться. Первый вечер после занятий я проплакала в гостинице – так мне показалось все сложно и невозможно. Второй день – еще страшнее. Я бы, наверное, уехала, но деньги-то были заплачены, и осталась на третий. А на третьем поняла, что первые два дня были еще цветочки. А через неделю обучения уже чувствовала себя уверенно. Поняла: учиться надо всегда. Тогда мне было 45 лет, а я чувствовала себя в начале пути.

Потом уже я поехала на курсы знаменитого Алана Данна – одного из ведущих авторов и преподавателей в мире тортодекорирования. Его книги – это путеводитель для кондитеров. А тут он приезжает в Москву. Конечно, я не упустила этот шанс. Так и жила – стригла, укладывала и красила своих клиенток, а параллельно пекла торты и лепила, лепила, лепила цветы…

DSCF5076

– Юля, так что ты приготовила на конкурс?

– Два букета – настурцию и букет с экзотическими цветами – глориозой, ранункулюсом и морозником. Надо же выбрать необычное! И в то же время – красивое. Такое, чтобы поразило жюри. Готовиться к конкурсу я уехала в Краснодар, чтобы не отвлекаться ни на что! Просто сняла квартиру на две недели, закупила продуктов, воды, чтобы не выходить, закрылась и работала. А перед этим подруги (одна из них – владелец цветочного магазина, другая – дизайнер) составили мне несколько набросков (рисунков букетов), мы выбрали, поехали на рынок, купили эти цветы. И я начала работать.

– Это как?

– Берешь в руки скальпель, осторожно, лепесток за лепестком, раскладываешь цветок на составные – как чертеж на плоскости получается. Потом по этим лепесткам я делаю выкройку. Ну, а потом начинаю работать с сахарной мастикой.
Я все делаю сама. Нужного качества можно добиться, если все делаешь сама. Лепесточки-то должны получиться, как настоящие, они такие тонкие, что через них можно читать. Я не помню, как прошло время – работала, отдыхала, день менялся ночью. Могла днем спать, ночью работать. Кстати, Алан Данн видит минус в работе в одиночестве на протяжении многих часов. А меня это не угнетает. В итоге все сделала и… разбила главное свое творение – цветки ранункулюса, а в нем сотня лепестков. Несла его и выронила. Видимо, руки устали, не держали уже. И он – на мелкие кусочки!

Думала, это судьба. Решила – поеду просто так, без цветов.

А тут краснодарская подруга примчалась, звонит в дверь, я же телефон отключила. Заходит, видит на столе в вазе мои цветы, которые я сделала на конкурс, и спрашивает: «А почему ты их без воды держишь, они же завянут». Она, профессиональная цветочница, не заметила разницы! Это вселило в меня уверенность. И за два дня я повторила свой подвиг – не спала, не ела. Несколько килограммов с меня «улетело».

– Как же везти такую хрупкую красоту?

– О, это вообще отдельная история. Мягкая туалетная бумага – лучший друг сахарных цветов. Каждый цветок, каждый листочек пинцетиком прокладывала. Такие коробки получились, что в самолет не помещались. Но я так благодарна сотрудникам Аэрофлота и голландской авиакомпании – они проявили чудеса понимания. Я им говорю: «Ше-по-том грузить!». То есть тихо, нежно. Они не понимали «Что это?» Я им фотографию цветка показывала: «Сладкие цветы» – говорю по-английски. Так все стюардессы и летчики пришли смотреть фотки. А когда высаживали в Бирмингеме, мне, улыбаясь возвращали мои тюки, и так же, как я, по-русски повторяли: «Ше-по-том!». И желали удачи.

Сам конкурс прошел на высоте. Организация мировая – что тут скажешь? Столько красоты, столько улыбок, столько цветов – и сахарных, и настоящих. Публика в очереди все дни стояла, чтобы попасть в павильоны. Никакой английской чопорности. Я, например, запросто могла пообщаться с легендами мировой кулинарии – такими как, к примеру, Эдди Спенс. Он готовил для английской королевы. Сейчас в силу возраста отошел от дел, но продолжает обучать.

Участников – более тысячи. Традиционно сильны кореянки, итальянки и россиянки, где бы они ни проживали. Вот уже несколько последних лет, и в Англии этому поражаются, большинство золотых дипломов берут россияне. Мы уж за что возьмемся…
Система оценок там – не первое, второе или третье место. Баллы. Если максимальное количество баллов набрал, получаешь золотой диплом. Он может быть у трех, четырех, пяти человек. Если меньше баллов – серебряный. Если еще меньше, бронзовый диплом, или поощрительный сертификат за участие.

Среди золота в каждой номинации выбираются первое, второе и третье золотые места. Я рада, что получила золото.

Юля -лицо

– Юля, а твои цветы есть можно?

– Они сделаны из сахарной мастики, при желании сгрызть можно. Но я всегда не советую. Это – украшение торта. Эти цветы надо аккуратно вынуть, поставить в вазу, они могут стоять и год, и два, если не влажно в доме. Длинные стебли иногда укрепляются проволочкой тонкой, размером с волос. Я всегда предупреждаю об этом. Но после одной свадьбы (а я делала специальный цветочный торт) невеста звонит: «Все цветы гости съели!» Я ахнула: «А проволочки?» «Ничего – выплевывали и ели!»

А другой юбилярше делала корзину с цветами – удивительный торт. Предупредила: «Когда будете ставить на стол, цветы аккуратно выньте, переложите…» Юбилярша потом призналась, что на цветы гости и запали: «Я не успела даже вынуть их. Только веточку плюща удалось спасти…»

[box type=»info» size=»large» style=»rounded» border=»full»]Все, что она делает по жизни – все на полную катушку, с полной отдачей. Какие красивые, помолодевшие дамы встают с кресла после того, как она поколдует над ними в парикмахерской. Какие совершенно взрослые у нее сын и дочь (Антон работает на туапсинской нефтебазе, Евгения – предприниматель). И прекрасная внучка Валерия, круглая отличница второго класса гимназии № 1 и музыкальной школы. Но еще больше удивились мы, когда узнали, что Юлия закончила Самарский авиационный институт, и по основной профессии – инженер авиационных двигателей! «Я – технарь, – говорит она, – и абсолютно не творческий человек».
Но кто же в это поверит?[/box]