95 лет исполнилось в День города ветерану Великой Отечественной воны, ветерану ООО «РН-Морской терминал Туапсе» Марии Ивановне Дубровской. Поздравить ее от имени генерального директора предприятия приехали председатель профсоюзного комитета Владислав Шилин. А накануне в квартиру Марии Ивановны привезли подарок – большой двухкамерный красавец-холодильник.


Гостей с предприятия встречали всей семьей. На юбилей с разных городов страны съехались дети, внуки, правнуки, квартира на Красной Армии была полна народу. Сама Мария Ивановна в свои 95 лет выглядела великолепно. Обнимала гостей, слушала поздравления, которые ей зачитывали, рассказывала о своей жизни и еще показала, как умеет танцевать!

– Я очень благодарна тем, кто меня помнит, кто поддерживает, – говорит она. – Спасибо коллективу родной нефтебазы, руководителям, которые не забывают своих ветеранов. – И слезы радости блестели у нее в глазах…

А ведь только два раза в жизни горько плакала Мария. Первый раз – на свидании с отцом в Армавирской тюрьме. Его, строителя, основателя Туапсинского нефтезавода Ивана Минина, какой-то недоброжелатель обвинил в том, что он недоволен, как живут советские люди. А папа был самым уважаемым рабочим в конце тридцатых, «выдвиженец» –как тогда говорили. То есть его, рабочего, строителя, выдвинули на должность руководителя. А кто-то позавидовал. Правда, зацепиться было не за что – кристально чист и верен советской власти был Иван Минин. Но донос есть донос, и пять лет лагерей дали. В то свидание, на которое она приехала с теткой, она видела отца в последний раз. Папа не выдержал в лагерях и года. А им, маме и шестерым братьям и сестрам, пришлось выживать самим.

– Я потому такая маленькая и выросла, – говорит Мария Ивановна, – что с детства непосильным трудом занималась. Мы с братьями в лес всегда ходили (лес спасал), осени ждали! Вся детвора лето любит – купаться, загорать, а я с детства осень люблю. Потому что осень – сытная. Есть каштаны, дикие груши, грибы. За хворостом все ходили, я, бывало, приду, меня из-под вязанки не видно. Мама ахнет: «Муся! Как же ты такое тяжелое несла?» А я говорю: «Мне стыдно меньше всех принести…»

Второй раз лила слезы Муся, когда обрезала свои дивные чудесные косы до щиколоток. Было это уже в войну, когда ее послали в Баку учиться на инструктора противопожарной обороны – на курсы среднего командного состава. Надо сказать, войну Мария встретила уже инструктором химзащиты, успела выучиться и вернуться в Туапсе. В 1943-ем, она в составе 221 отдельного полка НКВД штаба противовоздушной обороны охраняла объекты нефтекомплекса. В ее ведении были и завод, и нефтебаза.

– Когда я впервые увидела после войны нефтебазу – ахнула, – рассказывает Мария Ивановна, – покореженные резервуары, разбитые, в воронках дороги, и в то же время тут же идет стройка, ремонт, люди трудятся. В таких условиях подача горючего на фронт не прекращалась. Я много повидала, но тогда эта картина мужества нефтебазовцев меня поразила. Может поэтому я после войны и перешла туда работать.

Но до этого было еще далеко. Инструктора химзащиты приметили: боевая, хоть и маленькая, голос звонкий,громкий, командный (и вырабатывать не надо!). ( Мария Ивановна шутит: «Нашу семью всегда так и называли – «Громкоговорители». У нас у всех громкие голоса – у мамы, у папы, у теток. И у меня. Люди, которые не знают, думают: я кричу. А я так говорю!») Если какой непорядок – спуску не даст никому. Как птичка налетит, и пока своего не добьется, не отстанет. И послали химинструктора Минину учиться в Баку. Вот там-то, живя на казарменном положении, обрезала Муся свои чудесные косы. Потому что надоело ей получать за них наряды вне очереди.

– Косы толстые, почти до пят, – говорит Мария Ивановна, – а за ними ухаживать надо. –Утром стать пораньше, расчесать, уложить. Вечером – лечь позже, пока порядок на голове наведешь. А дневальный за мной уже следил. Не легла вовремя – наряд! Утром раньше встала – наряд. Осерчала я – и острым ножом отрезала. Потом мне в парикмахерской Бакинской химзавивку сделали. И все! С тех пор я такая и хожу. Давно все привыкли, а тогда так плакала!

А вообще характер у Марии Ивановны веселый! Никакие жизненные передряги не могли у нее вызвать уныния. Помогала закалка жизненная, любовь к труду, удивительная выносливость и …песня! Пела она всегда и при каждом удобном случае. Идет пересылка военных, она на вокзале (их курсантов везут на ученья) – встанет и поет им. Солдаты слушают, кто-то даже сморкаться начинает, чтобы слезы скрыть. Или в редкие минуты спокойствия перед отбоем, девчонки ей: «Маруся, спой!». И она начинает. Песен знала – сотни. И сейчас споет легко. Пока мы с ней беседовали, она, рассказывая про свою жизнь, раза три принималась петь. Память ее хранит такие военные песни, которых нет ни в одном сборнике, ни в одной книжке…

Что ж удивляться, что вернулась в Туапсе старший сержант Мария уже с мужем!
Война закончилась, полк расформировали, Мария перешла работать на нефтебазу в бюро пропусков. Как она сама говорит, наконец-то сняла военную форму.

– На нефтебазе меня все знали, и я всех знала, – говорит она, – я же несколько лет работала в охране предприятия. Поэтому влиться в коллектив было легко.

Коллектив ей помог и в трудный час, когда она осталась с двумя маленькими дочками одна. Были садики, были друзья, и жизнь продолжалась. И однажды она встретила Алексея Нахимова – человека с которым связала свою жизнь на долгие годы, который стал для нее и отцом, и мужем. Алексей Павлович был на двадцать лет старше ее, вдовец, у него были взрослые дети–трое, а четвертый сын погиб в войну. Он тоже многое повидал и пережил, и Мария, и ее дочери стали ему родными. Так в Туапсе образовалась большая семья Нахимовых. Большая – потому что со временем дети Алексея Павловича переехали в Туапсе, у них были семьи. Свои дети, и все они стали для Марии членами ее семьи, наравне с ее старшими дочерьми и еще дочкой и сыном, которые у них родились…

Многие из них, и некоторые всю жизнь – от звонка до звонка, работали на нефтебазе. И сейчас потомки этой большой семьи трудятся здесь. – Я иногда и сама бываю там! – с гордостью говорит она. – Вот на это 9 Мая меня пригласили на митинг. Волновалась, как в первый раз! Хотя практически каждый раз 9 мая прихожу на нефтебазу. И хотя там все поменялось – новые резервуары, асфальт кругом, красота, в общем.Все равно – как будто в молодости побывала! И снова петь хочется. А пока хочется петь – хочется и жить!

Коллектив ООО «РН-Морской терминал Туапсе» гордится своими ветеранами. Людьми, которые на своих плечах вынесли тяготы военного времени, восстанавливали предприятие и каждый день, каждый час, делали его современнее, эффективнее. Мария Дубровская –из этой когорты. Долгих лет Вам и счастливой жизни!