В Туапсинском районе вскрыли капсулу с посланием, заложенную в 1967 году - Туапсинские вести
Туапсинские вести
НОЯБРЬ 2017 / СВЕТЛАНА СВЕТЛОВА, ФОТО: АННА БУРЛАКОВА
Капсула времени
В Гойтхской школе через пятьдесят лет после закладки вскрыли «капсулу времени». В ней – письмо учеников, фотографии, пожелания. Журналисты «Туапсинских вестей» встретились с теми, кто тогда писал это письмо.
Мы стояли на торжественной линейке, – вспоминает Мария Чувалджян. – Я тогда училась в 6 «Б» классе. Нам зачитали текст, а потом пустили ракетницу. Ферзан Степанович Авджян, директор школы, который и руководил закладкой, сказал: «Когда будут вскрывать капсулу, вы будете старше меня». Все засмеялись, потому что не представляли себе этого… Честно говоря, мы не представляли себе и 2017 год. Это было настолько далеко и нереально.
А реально – вместо занятий всей школой идти в поле. В Гойтхе было второе отделение чайсовхоза, но выращивали и табак – и в тот год школьники собрали 25 тонн табака! Осенью всей школой ходили на сбор каштанов – сдали лесничеству пятьсот килограммов! Среди всех школ района больше всех собрали металлолома, первое место заняли!
Директор Гойтхской школы Валентина Забунян
– Учились тоже неплохо, старались, и золотые медалисты у нас были, и серебряные, и победители олимпиад, – вспоминает библиотекарь школы Лидия Смык. Она всего на год опоздала родиться, пошла в первый класс, когда капсула уже год как покоилась в стене школы.
Когда в 1973 году в Гойтхе построили новую школу, капсулу торжественно «переселили».

– После окончания Майкопского пединститута в 1983 году меня распределили в Гойтхскую школу, – рассказывает нынешний директор Валентина Забунян (тогда – Былинкина). – Помню, встретил меня в Туапсе на вокзале директор школы Ферзан Степанович, привез на автобусе в Гойтх. И первым делом повел в школу, к стене, где была замурована эта капсула. И так торжественно говорит: «Вот, Валентина Васильевна, если вам у нас понравится, то, кто знает, может, и вам придется вскрывать эту капсулу?» Я тогда расстроена была, что меня в такую глушь отправили, про себя подумала: «Ну, уж вряд ли!» А ведь осталась. И пришлось мне вскрывать эту капсулу! А Ферзан Степанович умер в 2011 году.

Как вспоминают учителя и ученики прошлых лет, вся жизнь школы прошла «под знаком» капсулы времени. Ведь ее не замуровали где-нибудь далеко и глубоко, чтобы потом забыть. Нет! Ее поместили в нише в фойе школы, на самом видном месте, и закрыли стеклом, на котором было написано: «Вскрыть в 2017-м году». И жизнь всех поколений школьников пятьдесят лет бурлила возле этой капсулы. Первоклашки первый раз по коридорам шли мимо нее с букетами. Выпускники, уходя из школы, бросали на нее прощальный взгляд. Всякие там торжественные и будничные линейки, дежурства, даже первые невинные свидания проходили «под капсулой». Мысль о том торжественном мгновении, которое ждет счастливчиков из будущего, грела их сердца, заставляла томиться ожиданием и любопытством, вселяла надежды. На году двадцатом к ее существованию привыкли, как обычному школьному атрибуту типа стенгазеты или расписания уроков. И, наконец, настало время, ближе к заветному, 2017-му, когда уже нашим современникам было невтерпеж – а что там оставили предшественники?
Был случай, когда кто-то из учеников пытался вскрыть капсулу.

– У меня экзамен идет, – рассказывает директор школы Валентина Забунян, – вдруг слышу из коридора чей-то крик: «Валентина Васильевна! Урунян капсулу украл!» Я бегом в коридор. А там уже все сбежались. Вскрыть не успел, а стекло у ниши отодрал.

А когда было сильное наводнение, и вода с небес через крышу заливала школу, первым делом кинулись смотреть нишу – чтоб вода не повредила послание. И до последнего момента волновались – а вдруг все-таки размыло чернила? Ведь в 1967-м шариковых ручек не было.

Уже в 2017 году возникло предложение вскрыть заранее, чтобы на торжестве не возиться с инструментами. Но поколение 60-х, работающее в школе, «костьми легло», но убедило: раз сказано вскрыть 7 ноября, то и надо вскрывать тогда. Ну, в крайнем случае, накануне. Ведь закладка шла тоже накануне – не в сам «красный день календаря».
А что там внутри – уже толком и не помнили даже те, кто в этом участвовал и сейчас приехал в родную школу вынимать послание.
– Помню, мы очень долго готовились, – рассказывает Любовь Соловьева. – Каждый класс писал письма. Даже сами ученики – каждый свое письмо. Составляли списки всех-всех учеников школы. Фотографировались все классы. Отличники и хорошисты – отдельно. Приготовили специальный альбом.

Так что же было в капсуле?

К сожалению, писем ребят там не оказалось. Вместо послания каждого было составлено одно общее, под которым расписались учителя и ученики. Трогательное и наивное, отпечатанное на машинке. Отдельно, написанные чернильной ручкой и разными почерками – списки классов. Фамилии тех, кто учился и кто и работал на тот момент в школе. Фотоальбом с фотографией каждого класса и ярких событий школьной жизни. А еще были вложены газеты 1967 года. По одному экземпляру «Правды», «Известий», «Советского спорта», «Пионерской правды» и, конечно, «Ленинского пути». Газета и тогда была зеркалом эпохи, по ней можно судить о том, какое было время, как жили люди. Понимая это, педагоги и вложили газеты в капсулу, за что им отдельное спасибо от редакции «Ленинского пути».

Праздник в школе получился грандиозный. Не хватило места всем в актовом зале. И времени, чтоб наговориться, вспомнить. Смотрели фотографии – не только из капсулы, но и те, которые заботливо вывесила в фойе библиотекарь Лидия Владимировна – все выпуски, начиная с 1967 и заканчивая нынешним годом. А мы попросили участницу событий Марию Чувалджян, которая обнимала фотографию своего 6 «Б» класса, рассказать, как сложилась судьба ее одноклассников, которые пятьдесят лет назад вместе с ней писали письмо себе самим в ХХI век.
– Школа маленькая, а детей в ней училось много, много и выпускников, – удивляется сейчас Мария Ервантовна. – Наш шестой класс в 1967 году был почти 50 человек! Поэтому нас разделили на 6 «А» и 6 «Б». На вскрытие капсулы приехало больше двадцати человек из нашего класса.

Ерчаник Мадилян всю жизнь проработала на железной дороге проводницей, труженица великая и очень скромная. Карагозян Гарекин, он работал в лесу, у него четыре сына, дочка и двенадцать внуков!

Карпо Тахмазян – мой одноклассник, да вы его знаете. Его все знают, хирург портовской больницы. У Карпуши – и дети врачи. И еще какие! Сын – нейрохирург в Краснодаре, он нашим, гойтхским, операции на позвоночнике делал, дочка –стоматолог. Правда, сам Карпо не смог приехать, но приехал его отец – Грач Дртатович. Он в школе работал учителем физкультуры в то время и тоже был вместе с нами на линейке и закладывал капсулу. А его жена, мама Карпуши, Анна Карповна была у нас тогда пионервожатой.

Аня Мушлян сейчас предприниматель, она всегда была очень смышленая, умная девочка. У нее внук и внучка играют в команде КВН, выигрывают, про них ваша газета писала, их фотографию публиковали. А внучка еще и танцует в ансамбле Союза армян России. У Киктевой Светланы три сына – это такая радость!

А вот Толик Рявкин удивил всех! Приехал из Москвы, такой преуспевающий бизнесмен, модный, красивый, богатый. «Что», – смеется, – «не ожидали от двоечника?» А Толик и вправду учился хуже всех, с двойки на тройку перебивался. Сейчас – руководитель фирмы по строительству дорог.

Агавник Арутюнян – тоже предприниматель, в Агое, говорят, она очень успешная, и это только радует.

Светочка Кошелева уехала учиться во Владимир, там и замуж вышла. Но вернулась в Гойтх, он притягивает, и ее дети пошли в нашу школу. Она заведовала детским садом, а на пенсии работала почтальоном. А это я с подружкой Назик Делигвурян. Я медиком стала. Я всегда этого хотела, трижды в медицинское училище поступать ездила. Первые два года – вместе с Назик. Она потом махнула рукой, а я продолжала, пока не поступила. Закончила в 1976 году, с 1987 – здесь в Гойтхе, в фельдшерском пункте работаю. Ой, а это уже тридцать лет получается. А Назик умерла…

«Мы оставляем вам список учеников юбилейного года, – написали в послании школьники. – В этом далеком 2017 они будут жить рядом с вами. Вы пригласите их к себе на праздник. И они, живые свидетели, расскажут о нашем времени, о школе, о наших делах. Они расскажут вам о том, как много трудностей у нас было в жизни, но с каким энтузиазмом мы жили…»

Мария Ервантовна замолкает, вглядываясь в себя, тринадцатилетнюю, в своих одноклассников, учителей. В то время, которое определила ей судьба. Время и правда, трудное. Но у кого и когда оно было легкое? Но зато полное идеалов, идей, надежд и веры. Время, когда безоглядно любили свою страну, не боялись быть патриотами, восхищались Гагариным и олигархов путали с аллигаторами, потому что ни тех, ни других в глаза не видели.
Кто бы мог подумать, что через пятьдесят лет все поменяется? А вот старый дедов колодец стоит в этом дворе и пятьдесят, и сто лет. И вода в нем такая же чистая и вкусная – независимо от ветров перемен. И отцовские яблони зацветают каждую весну. И детские голоса звенят в школе. Это главное.