Туапсинские вести
 
8 февраля - День науки

Наука - не служанка

Туапсинский ученый, доктор географических наук, профессор Сергей Сергин опровергает мифы об антропогенной причине современного потепления климата Земли, о разрушении озонового слоя, о метеоритной опасности
Текст: Светлана Светлова
Фото: Анна Бурлакова
Февраль 2016
Туапсинский ученый, доктор географических наук,
профессор Сергей Сергин опровергает мифы об антропогенной причине современного потепления климата Земли, о разрушении озонового слоя, о метеоритной опасности. И, наоборот, высказывает мнение, основываясь на своих расчетах, что нас ожидает глобальное похолодание. Об этом он рассказал на прошедшей в Томске (в октябре прошлого года) Международной конференции «Климатология и гляциология Сибири». Мы попросили его поделиться впечатлениями о поездке , которая заняла одну неделю жизни ученого.

Туапсе-Томск: научный десант

Лёгкая рука у Елены Бойчук, кассира Туапсинских авиакасс! Она подобрала для меня стыковки авиарейсов по маршруту Адлер – Москва – Томск и обратно. Несмотря на капризы погоды, вылет и возвращение прошли строго по расписанию. Немалые, однако, прогоны: от нас до Москвы – 1400 км и от Москвы до Томска – 3500 км. Для сравнения, от Москвы до Парижа всего-то 2500 км.

Рано утром прибываю в аэропорт Богашёво, вблизи Томска. Снег! Первым рейсом местного автобуса добираюсь до Томского госуниверситета (ТГУ) – в центре города, на проспекте Ленина. К главному корпусу ведёт аллея университетской рощи. Среди елей, пихт, сосен и берёз резвятся белки. Рядом с аллеей стоит малозаметный гранитный тур, посвящённый немаловажному факту: зафиксирована географическая средняя точка Евразии. Главное здание ТГУ (бывшего Императорского Томского университета) было построено в 1902 году в стиле классицизма. Ощущаю по себе, что красивая архитектурная композиция вызывает подъём настроения и сил.

В главном здании - стены не менее чем метровой толщины, высокие потолки, паркетный пол, комфортный микроклимат. Холлы и коридоры украшены художественными портретами учёных и государственных деятелей, которые были студентами или работали в ТГУ. Вижу лица геолога, академика Владимира Афанасьевича Обручева, гляциолога, профессора Михаила Владимировича Тронова и других патриархов, знакомых мне по научной литературе или по стародавним научным собраниям. Через некоторое время появляются представители оргкомитета Международной конференции «Климатология и гляциология Сибири», и я прохожу регистрацию среди участников. Знакомлюсь с доцентами кафедры метеорологии и климатологии ТГУ Мариной Александровной Волковой и Дарьей Александровной Константиновой. И с заведующей этой кафедры профессором Валентиной Петровной Горбатенко. Ей предстояло открыть и вести первое общее заседание в конференц-зале ТГУ.

Праздник для ума

На большой конференции, где видишь коллег, а также студентов на камчатских рядах зала, возникает ощущение праздника. Оказалось, здесь присутствуют десанты учёных из Москвы, Перми, Новосибирска, Иркутска и других городов страны и ближнего зарубежья. Как принято, звучат приветствия от руководства области, города, университета. Первый доклад «Состояние и перспективы гидрометеорологических исследований в ТГУ» делает В.П. Горбатенко. Многое в её докладе вызвало интерес, но из президиума прозвучало предложение не тратить время на вопросы и перейти к следующему докладу. На фоне некоторой заминки поднимается рука одного из присутствующих. Он высказывает мнение: специалисты преодолели трудности и приехали на конференцию не для того, чтобы молча выслушать сообщения; надо посоветоваться по порядку работы. Прозвучало общее мнение: свободно обсуждать доклады.

«Хозяин руки» первый получает право задать вопрос. Когда его просят представиться, отвечает: профессор Сергин, город Туапсе, Филиал РГГМУ. Меня быстро запомнили, поскольку я участвовал во многих дискуссиях, поддерживал интересные идеи авторов сообщений и подружился с сотрудниками геолого-географического факультета ТГУ. Пусть в единственном числе, но я ощущал себя «десантом» из своего города – тем более, что представлял три доклада от себя и своих коллег.

Развенчиваем мифы

От нашего филиала было три доклада. Первый - «Индекс годового хода осадков как количественный критерий климатического зонирования». Мой соавтор – Роман Земцов, выпускник заочного отделения нашего Филиала. Два других доклада: «Метеоритно-астероидная угроза человечеству как очередной миф глобальной экологии» и «Проявления экологизма в объяснениях вариаций озонового слоя и климата Земли» тоже весьма актуальны. Вместе со мной в их подготовке участвовала заведующая кафедрой метеорологии и природопользования Филиала Светлана Николаевна Цай и наша выпускница Яна Шахназарова.

Глобальная экология увлеклась устрашением человечества надуманными опасностями.
На волне экологизма всем странам навязываются весьма затратные меры по «спасению» цивилизации.
В геологической истории Земли нет доказанных случаев хотя бы региональных космических катастроф
Российские астрономы вкупе со специалистами Роскосмоса запрашивают 58 ммиллиардов. рублей на исследования по снижению угрозы от метеоритов и астероидов. Но в истории России не было документированных случаев гибели людей от космических тел. В геологической истории Земли нет доказанных случаев хотя бы региональных космических катастроф. Челябинский метеорит 2013 года не унёс ни одной жизни. Этот частный случай подтверждает общее правило: реальной угрозы нет. Средства надо вкладывать в науку и практику спасения людей от наводнений, аномальных изменений погодных условий, землетрясений и даже от падения на головы людей снега и сосулек с карнизов домов. Не следует кивать на программу «Космическая стража», которая реализуется в США. Они решают свои военно-космические задачи. Мы - против затрат на изучение мнимых опасностей, когда многие жители страны бедствуют и нет должного прироста хотя бы материнского капитала.

В 70-е и 80-е годы прошлого столетия международная корпорация бизнесменов, политиков и учёных обманула всё человечество мнимой угрозой истощения озонового слоя стратосферы Под эгидой ООН было подписано Монреальское соглашение по защите озонового слоя. Таким способом разгромили производство хлор - фторсодержащих хладонов, а также криогенной техники в Советском союзе и странах народной демократии. Монополистами в этой отрасли стали США. Что касается озона, то естественные колебания его содержания как были, так и продолжаются по сей день. Самые большие «озоновые дыры» возникают и исчезают в южном полушарии, над Антарктикой, где нет ни промышленности, ни выбросов фреонов.

«Теория» антропогенного воздействия на озоновый слой оказалась мифом
Потепление закончится, придёт похолодание

Подобная общемировая акция повторилась с помощью идеи потепления климата под влиянием выбросов углекислого газа. Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК), созданная при ООН в 90-е годы, выдаёт эту идею (гипотезу) за теорию и прогнозирует дальнейшее катастрофическое потепление климата. Почти все страны, за исключением США, Китая и некоторых других государств, подписали Киотский протокол, имеющий целью ограничение выбросов углекислого газа. Искусственно созданы трудности для развития стран с ещё слабой промышленностью, включая Россию.

В «теории» антропогенного потепления климата эксперты МГЭИГ не учитывают роль естественных вековых колебаний климата. Вообразим себе врачей, которые пытаются объяснить изменение температуры человека, оставляя без внимания естественный суточный цикл температуры в организме (!). По мнению академика Кирилла Яковлевича Кондратьева, «врачи» МГЭИК преувеличивают тепличный эффект углекислого газа и подгоняют результаты своих расчётов под фактические данные по вековому изменению климата.

В нашем докладе представлен расчёт мощности естественных колебаний климата - годовых, межгодовых, внутривековых и вековых. Мы доказали: если бы энергетическая роль углекислого газа была в самом деле столь значительной, то в средних и высоких широтах уже давно преобладал бы тропический климат, а Северный Ледовитый океан плескался безо льдов.

Эксперты МГЭИК, в том числе российские, игнорируют критику своей «теории».

Наши выводы никогда не дойдут до правительства России. Однако, мы уверены, что через некоторое время начнётся похолодание климата.
Не преклоняемся перед Западом!

Наш анализ «теорий» истощения озона и потепления климата поддержали томские коллеги! Вообще, как мне представляется по конференции в Томске, среди учёных российской глубинки меньше подобострастия к достижениям науки западных стран, чем в наших столицах. Тем более, что многие достижения трудно отличить от фальсификации знаний.

На конференции преобладали сообщения по задачам изучения природной среды и проблемам природопользования в Сибири и других регионах Евразии. Многие сообщения оказались для меня интересными и полезными. Масштабность конференции свидетельствует о том, что в плане науки и образования Томск – скорее центр, чем периферия страны. Здесь находятся институты Академии наук России, ведомственные научные организации, девять ВУЗов. Оказалось, что некоторые участники конференции знакомы с профессором нашего филиала Анатолием Даниловичем Дробышевым. Его с уважением вспоминают учёные Новосибирска и Перми, бывшие его коллеги.

Напоследок — и занятия, и экскурсии

Последний день конференции нас радовали аспиранты и студенты. Сообщения были содержательными и ...тщательно отрепетированными. Затруднения возникали только в ответах на вопросы. Так, после рассказа студента о классификации метелей я спрашиваю: а к какому классу надо отнести метель, которая была в Томске вчера вечером? Аудитория отозвалась на мой вопрос аплодисментами, но у докладчика не нашлось ни серьёзного, ни шутливого ответа. Не беда. Поучаствует в нескольких конференциях и приобретёт закалку!

Несколькими часами позже я провёл семинар по теме «Нерешённые проблемы современной геотектоники» с заочниками геологической специальности ТГУ. Присутствовало несколько профессоров геолого-географического факультета. Моя разработка о причинах геолого-географической эволюции Земли не встретила возражений.

Стараниями Марины Александровны Волковой весь мой следующий (субботний) день прошёл в экскурсиях по Томску. Привольно раскинулся город на холмах у излучин полноводной Томи. Многое успел накопить Томск за свою историю, которая началась примерно в 1600 году. Он всегда был интеллектуальным и сакральным центром Сибири. Отсюда тянулись нити в Монголию, Китай и на Дальний восток. Имеются основания полагать, что здесь провёл заключительный этап своей жизни император Александр Первый – под именем старца Фёдора Кузьмича. Он жил при церкви, но никогда не исповедовался. На вопрос о его происхождении он, вероятно, отвечал, что не обо всём можно сказать. А в отношении исповедания, будто бы, однажды ответил: «Если я не скажу, то что будет со мной? А если скажу, то что будет с Россией?». Считается, что его навещали Николай Первый и Александр Второй, а также посланники царского двора. Для меня очевидно, что россияне разного возраста, разных склонностей и профессий, не пожалеют, если приедут в Томск как туристы.

Домой я возвращался с чувством выполненного долга. Ранним утром воскресного дня еду в аэропорт. На асфальте – гладкий накат, но юный таксист ведёт машину уверенно и быстро. Говорю ему, в шуточном плане, что хорошо быть таксистом, ибо найдутся средства посидеть с друзьями в баре за кружкой пива после работы. Но услышал исполненный достоинства ответ: "Не до пива. Надо каждый день ума набираться и пробовать себя не только за рулём такси..."